Гордиев узел семужьих проблем

До недавнего времени Мурманская область была единственным уголком Земли, где большинство родовых рек атлантического лосося оставалось в первозданном виде, и численность его популяций находилась, за редким исключением, во вполне устойчивом состоянии и более-менее рационально эксплуатировалось человеком. Зарубежные экологи, побывавшие на Терском берегу и Восточном Мурмане, признают, что здешняя природа является уникальным экосистемным эталоном, который надо всемерно оберегать от грубого вмешательства человека, а обитающие здесь дикие популяции семги - это стратегически важный генофонд атлантического лосося на планете. Не всякий знает о том, что в Красных книгах РФ и Мурманской области, семга причислена к категории "бионадзор", а это означает - "нуждается в особом внимании к состоянию популяций". А как это выглядит на деле?

"Азбука"

Издревле на Кольском полуострове семгу ловили на морских и речных тонях с помощью ставных неводов, причем терские поморы отдавали предпочтение морским тоням, где рыба "слаще", то есть находилась в наилучшей товарной кондиции. Судя по тому, что популяции семги при существовавшем многовековом промысле сохранились в жизнестойком состоянии до начала прошлого века, местные рыбаки знали толк в рациональном природопользовании.

К середине прошлого века, по разным экономическим и социальным причинам, обстановка на семужьих реках стала меняться в худшую сторону, запасы этой ценнейшей рыбы начали снижаться, и ученые забили тревогу. С этого времени фактически и началось мощное научное наступление на возникшие проблемы с семгой, наступила эра ее искусственного воспроизводства.

Для лова и учета рыбы в реках были установлены РУЗы - рыбоучетные заграждения, преставляющие из себя обычные ставные невода, перегораживающие всю реку. На каждом РУЗе постоянно находился ихтиолог Мурманрыбвода, который контролировал лов и собирал необходимые для биологического анализа и статистики материалы. Справедливости ради надо сказать, что в связи с военизацией мурманского побережья и ликвидацией множества рыбацких поселений, местные популяции семги стали подвергаться жесточайшей эксплуатации со стороны пришлого народа с закономерно печальным результатом.

Режим работы РУЗов и сроки его установки на протяжении этого периода менялся неоднократно. Например, на крупнейшей семужьей реке Варзуга (Терский берег) по рекомендациям знаменитого ученого-лососеведа В. В. Азбелева в 1969-1981 г.г. РУЗ устанавливали в конце мая, и он работал в режиме "сутки ловим - сутки пропускаем", т.е. 1:1 вплоть до ноября-декабря, в зависимости от промысловой обстановки.

Вначале рыбу в день пропуска просчитывали "вручную", вылавливая ее из поднятой ловушки и перебрасывая через сетное заграждение на другую сторону. Однако вскоре эта практика была признана пагубной, поскольку стрессовый шок и тепловой ожог от ручного захвата приводили к бессмысленной гибели значительного количества семги, и потому в день пропуска стали просто полностью "расшивать" (открывать) ловушку, а расчет численности зашедших в реку анадромных мигрантов вели по простейшим математическим выкладкам. В 1982 г., с целью пропуска на нерестилища всех осенних анадромных мигрантов, ход которых продолжается до середины июня следующего года, лов стал осуществляться с 25 июня. И варзугская популяция семги "воспрянула духом", колебания ее численности вошли в русло естественного экосистемного процесса.

Но началась эпоха рыболовного интуризма, и режим работы РУЗов с 1989 г. перевели на 1:2, т.е. один день лова чередовался с двумя днями пропуска, хотя сроки его установки оставались прежними. В 1992-99 г.г. пропуск производителей атлантического лосося на нерест уменьшили до 37 %.

"Чужие" свои и "свои" чужие

Долгое время промысел атлантического лосося в СССР являлся монополией государства, а любительский его лов разрешался только по должности и по чину, поэтому простому люду в отсутствие какой-либо альтернативы оставалось пробавляться рыболовной "партизанщиной". Пробный шар лицензионного лова семги был брошен ФГУ "Мурманрыбвод" на реке Титовка в 1972 году, а к 1991 году для спортивного ее лова были открыты почти все семужьи водоемы Кольского полуострова. Принимая во внимание удаленность рек и крайне ограниченные возможности добираться до них морским или воздушным путем, Мурманрыбвод одно время выдавал лицензии с открытой датой, что, несомненно, было оптимальным решением многих проблем для множества законопослушных и честных рыболовов. И коль скоро появилась возможность легального любительского лова семги, количество "диких" семужатников сразу пошло на убыль, исключая, конечно, когорту браконьеров-профессионалов, которых, кстати, культурные рыболовы с лицензиями стали подвергать обструкции и презрению. То было золотое времечко для отечественных семужатников, которым разрешалось на законных основаниях рыбачить там, куда позовет рыбацкая душа.

Однако вскоре эта либеральная практика под разными благовидными предлогами была прекращена, а в ознаменование нового тысячелетия Мурманрыбвод начал отдавать все квоты на лов семги в подконтрольных интурфирмам реках в распоряжение рыболовных менеджеров, которые, не мешкая, объявили отечественных рыболовов персонами "нон грата". И причина тут банальна - деньги.

Зарубежные рыболовные менеджеры давно и активно лоббируют в нашем отечестве дискриминационную идею об "избранности" респектабельных и щедрых интуристов - лишь им и может быть дозволен элитарный трофейный лов благородного атлантического лосося. А местному рыболовному контингенту с его дремучим потребительским отношением к рыбе, по их мнению, вход на высокопродуктивные семужьи водоемы следует перекрыть до тех пор, пока они не станут такими же "высококультурными" и богатыми, как залетные рыболовы-спортсмены, - не по Сеньке - шапка.

В результате сначала семужий промысел был отобран у поморов и жителей Поноя, что нарушило их многовековой уклад жизни, а затем самые продуктивные семужьи реки под проценты сданы в руки частного бизнеса с иностранными менеджерами и конъюнктурой, которые равнодушны к вопросам рационального природопользования на Кольском полуострове и никакой юридической и материальной ответственности не несут.

В начале эпохи рыболовного интуризма каждому лагерю выдавался участок реки длиной около 6 км, по которому с рыбалкой ходили пешком. Однако вскоре, благодаря рекламе в международных рыболовных и туристических изданиях, на различных сайтах в Интернете, а также на ТВ-канале Discovery, в наш семужий рай налетело столько иностранных рыбаков, что рыбы на всех стало катастрофически не хватать. И Мурманрыбвод не придумал ничего другого, как… отдать им на откуп реки по всей длине вместе с запретными прежде для рыбалки нерестилищами и ямами, где перед нерестом накапливаются и отстаиваются анадромные мигранты. Более того - в бассейновом управлении решили помочь рыболовным турфирмам избавиться от рыболовных конкурентов в лице коренных жителей России.

Для наглядности приведу рисунок (рис.1) из вышедшей в 2005 году в Кольском научном центре РАН монографии "Ихтиофауна малых рек и озер Восточного Мурмана: биология, экология, биоресурсы", он фактически дезавуирует уровень дискриминации отечественных семужатников за период 1991-1997 годов и показывает, кто ловит по принципу "поймал-отпустил" и сколько. А аналогичные, но не афишируемые, данные за 1998-2004 годы вообще могут повергнуть наших рыболовов в глубокий шок - разница в десятки раз не в нашу пользу.

Такого вы не встретите в цивилизованных странах. Например, в Норвегии все приоритеты в любительском и спортивном рыболовстве принадлежат местному населению. И про принцип "поймал-отпустил" тут никто не заикается, все - согласно здравому смыслу и рыболовному самосознанию.

В Мурманской области же сегодня, если ты россиянин и ловишь по госрасценкам по принципу "поймал-изъял", то на всех - кусочки заезженных и "убитых" браконьерами водоемов, в то время как на 17 закрытых интуристских реках, где, между прочим, сосредоточено около 90 % запасов семги Кольского полуострова, зарубежные гости в сопровождении гидов и под охраной рыбинспекторов летают на вертолетах МИ-2 и, декларируя принцип "поймал-отпустил", на деле рыбачат, как душа пожелает.

"Священная корова" рыболовного интурбизнеса

По моему глубокому убеждению, лов рыбы по принципу "поймал-отпустил", заимствованный у Запада и активно насаждаемый нам некоторыми государственными и коммерческими структурами, - совершенно аморальная и бесстыжая форма отношения к дикой Природе и глумление над плодами ее труда. Известный многим рыболовам научный консультант телепередачи "Диалоги о рыбалке", кандидат биологических наук, ихтиолог Алексей Цессарский, считает ("Рыбалка - вещь жестокая", сайт "Клуб Рыбака", 18.12.2001), что принцип "поймал-отпустил" превращает рыбалку в пошлый и исполненный лицемерия фарс, в еще одну забаву в ряду многих других забав, причем ничуть не менее жестокую.

И я с ним абсолютно согласен: наши традиционные охота и рыбалка - это естественные формы слияния человека с Природой в стремлении реализовать свой древнейший инстинкт охотника и добытчика, воспетые классиками этих страстей - и нашими, и зарубежными. Для любого охотника аксиома, что добор подранков является непременной обязанностью и его самого, и егерей на любой охоте. А здесь рыболовам - тем же, по сути, охотникам, только с удочкой, - предлагается сначала поизмываться в свое удовольствие над добычей, а затем выбросить ее в стрессированном и травмированном состоянии обратно в родную стихию, нимало не печалясь о том, что с ней потом будет. И тут же начинать охоту за новой жертвой, и еще, еще, наполняя водоемы покалеченной рыбой.

От того, что выпускают пойманную семгу, пользы для природы практически никакой, потому как 85-95 % зашедшей в реки для размножения рыбы гибнет после нереста, и тот прекрасный лосось, которого рыболову можно было бы с превеликим удовольствием съесть летом, к осени истощается и превращается в рыбу, по вкусу напоминающую залежалую путассу. Хотелось бы знать, какими аргументами вписывается в Концепцию рационального природопользования тот факт, что ради сомнительных интересов замечательный деликатес переводится "на опарыши"? Хотя этот вопрос лиц заинтересованных вряд ли волнует, поскольку для них принцип "поймал-отпустил" является "экономически эффективной формой эксплуатации рыбных ресурсов".

За рубежом принцип "поймал-отпустил" практикуют потому, что рыбы там теперь мало, а поймать ее хочется многим, и ловят одну и ту же по несколько раз. На Кольском же полуострове для иностранцев - рыболовный рай и вольница. Ведь кроме истинных ценителей нахлыста, прилетающих на рыбалку только к "своим" гидам, и для которых "поднять" на крошечную мушку с легальным одинарным крючком без бородки рыбину на 10-15 кг - есть дело чести и демонстрация высшего мастерства, основная масса интуристов - это раскошелившиеся любители и дилетанты, и у них очень часто возникают проблемы с вываживанием куда менее весомых трофеев, да еще на обманки с противозаконным "вооружением", включая стримеры на металлических трубочках, куда обычно вставляются очень зацепистые тройнички. Глупо и смешно идеализировать всех "клиентов" без разбора, а тем более наивно верить в щедро оплаченную ими "гуманность" под "крышей" принципа "поймал-отпустил". В ожидании крупной трофейной рыбины они, зачастую, "перелопачивали" столько семги, что ее просто некуда было девать, и из всех возможных вариантов гораздо проще и выгоднее оказалось выпускать многочисленную мелюзгу - не велика радость! - обратно в реку, а трофейные экземпляры им оформляли по квоте "поймал-изъял". Вот поэтому если раньше, лет 10-15 назад, рыбина до 10 кг и трофеем-то у иностранцев не считалась, и они стремились поймать семгу свыше 20 кг, чтобы быть принятыми в престижнейший клуб семужатников-рекордсменов, то сейчас о таких крупных экземплярах и мечтать не приходится - даже рыбина в 5 кг уже приводит "клиентов" в восторг.

В подтверждение этого снова обратимся к цитируемой монографии, стр. 127-128: "Следует отметить у рекреационного рыболовства и негативные стороны. Так, рыболовами преимущественно изымаются самки семги крупного размера, а мелкорослая рыба обычно выпускается обратно в реку, что приводит к уменьшению размерно-весового показателя популяции лосося.". А вот откровения сотрудников Мурманрыбвода А.А. Лоенко, Н.В. Емельянова и С.С. Крыловой, которые еще в 1993 году в статье "Предварительные исследования влияния лицензионного лова семги на нерестовое стадо" констатировали: "В результате неадекватного вылова рыбы, по сравнению с пропущенными на нерест, в нерестовом стаде наблюдается увеличение количества самцов, растущих медленнее, увеличение доли тинды и снижение количества самок. Приведенные данные показывают отрицательное влияние лицензионного лова на нерестовое стадо реки. Так, увеличение доли медленнее растущих производителей и увеличение доли тинды будут наследоваться потомством. Изъятие большего количества самок снижает популяционную плодовитость и соответственно уменьшает возврат". Кстати, подобные "эксперименты" уже проводились на Дальнем Востоке, где тоже занимались отловом крупной нерки и выпускали каюрок - это аналог нашей тинды, что привело к обмельчанию стада, увеличению количества самцов, спаду численности и изменению генофонда. Разве наши местные "ученые" об этом не знали?

И ведь эти крайне негативные для популяционного "здоровья" семги факты были известны еще на заре рыболовного интуризма, а в результате, когда поманили звонкой монетой, Мурманрыбвод безропотно подключился к тем международным коммерческим игрищам, которые продолжаются до сих пор. Например, если в 1991 году из 1,1-1,2 тыс. пропущенных на нерест через РУЗ реки Йоканьга анадромных мигрантов семги разрешено было выловить с изъятием 150 экз., а заявили только о 115 пойманных рыбинах, то в 1993 году Мурманрыбвод с одобрения ПИНРО дал добро на лов семги по принципу "поймал-отпустил" уже в количестве 1.2 тыс. экз., а в последние годы - 6 тыс. экз. Это притом, что даже в лучшие промысловые годы прошлого века вылов анадромных мигрантов на этой реке составлял 1-3.5 тыс. экз.(Азбелев, 1966). Соответственно средний вес вылавливаемой здесь семги за это время снизился с шести кило почти вдвое, и не надо вешать этот грех на браконьеров (которые гребут все подряд), как это пытаются делать представители турфирм, поскольку это результат в первую очередь их коммерческой деятельности. Аналогичная форма "цивилизованной рыбалки" практикуется на всех интуристских реках, причем это - лишь официальная ее часть, а ведь есть еще и скрытая "самодеятельность". В результате, при стабильно выделяемой Агентством по рыболовству квоте на спортивный лов семги в Мурманской области в пределах 60-70 тонн, в реальности эта величина путем "биоэкономически обоснованного" приумножения под прикрытием принципа "поймал-отпустил" становится в несколько раз больше.

Совершенно очевидно, что для предприимчивых дельцов от рыбалки и их приспешников принцип "поймал-отпустил" является той "священной коровой", которая обеспечивает им высокодоходный бизнес… с соответствующим научным и административным "эскортом". И сроки лицензионного лова на всех реках Кольского полуострова определяются местными чиновниками, исходя из интересов зарубежных рыболовных менеджеров, а на некоторых реках их негласно продлевают даже вплоть до периода нереста семги. Налицо тот коммерческий беспредел, который грядет бедами пострашнее, чем от "допотопного" отечественного браконьерства.

Когда читаешь иноземные рекомендации о том, как надо обращаться с семгой, чтобы она дожила хотя бы до следующего клиента, создается впечатление, что их писали люди, далекие от понимания сути и смысла рыбалки. Так, в первом пункте Требований по обращению с рыбой при ловле по принципу "поймал-отпустил" рыболова учат: "Когда рыба "сядет" на крючок, вываживайте ее быстро и решительно. Это позволит снизить стресс, испытываемый рыбой, и физическое истощение от длительного вытаскивания". Браво! У "диких" рыболовов, вооруженных спиннингом из шпаги или палки с катушкой "Невской", миллиметровой леской с "Уралкой" и страшным тройником, эта часть "заповеди" издавна пользовалась неизменным успехом и являлась руководством к действию, поскольку позволяла снизить до минимума риск нежелательного общения с рыбоохраной. В конце восьмого пункта Требований резюмируется: "Время изъятия рыбы из воды не может превышать более одной минуты". Ну а на практике, когда счастливчику хочется сфотографироваться с трофеем и так, и этак, срок пребывания рыбины на воздухе удлиняется почти до летального исхода, и потому сердобольные гиды иногда силком отбирают умирающую рыбу у некоторых бездушных "клиентов". Последний, десятый пункт вообще можно не комментировать: "Убедитесь, что рыба не легла на дно ниже по течению". А если легла, то что? Про это Требования умалчивают. И что же дальше? Дальше, видимо, нужно действовать по ситуации.

Недавно, например, на ТВ-канале Discovery крутили английский рекламный фильм об иностранном рыболовном туризме времен его становления на мурманских реках Рында и Харловка, где заграничный инструктор без зазрения совести демонстрирует лов семги нахлыстом на "бомберы" и "мушки" с запрещенными их же Правилам двойниками и одинарными крючками с бородками, а ведущий, хитро подмигивая, вещает, что здесь рыбалка только для своих. А потом хватает рыбу голыми руками и пару минут позирует с ней перед фото и телекамерой. Один из высокопоставленных сотрудников Мурманрыбвода, внимательно посмотрев этот ролик, вынужден был признать, что почти по каждому сюжету можно составлять протокол о нарушениях. Но если такие "вольности" выставляются на всеобщее обозрение в телерекламе, то представьте, что творится на отдаленных реках без надлежащего присмотра!

И потому не надо обольщаться! Принцип поймал-отпустил - это такая же коммерческая "химера", как "МММ" и иже с ним. С закономерным финалом.

Ученые и "ученые"

В главе "Спортивное и любительское рыболовство и перспективы его развития на Кольском полуострове" упомянутой выше монографии можно ознакомиться со следующими данными:

Результаты лова семги по принципу "поймал-отпустил" на реках Кольского полуострова за 1990-2003 гг.
Показатель 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г.
Количество рек, отведенных для лова 24 24 31 34 75
Количество человеко-суток лова 7023 6912 8468 9624 11944
Выловлено семги, экз. 11723 13135 16953 25248 33862
Вылов семги за день лова из расчета на одного рыболова 1,67 1,9 2,0 2,6 2,8

В оборот рыболовного интурбизнеса, как указано в той же главе, вовлечено 10 млн. долларов. Однако совершенно очевидно, что эта цифра приводится лишь для отчета перед налоговой службой, а основные деньги остаются в зарубежье, в чем признают и сами представители турфирм. Причем, что крайне важно для фирмачей, принцип "поймал-отпустил" позволяет им как угодно оперировать с данными о том, сколько рыбы и какой поймано, сколько погибло, сколько выпущено, сколько изъято и сколько за это заплачено. На отдаленных реках, где обосновались турфирмы, реальный и действенный контроль за рыбалкой практически отсутствует. На реках Поной и Йоканьга, например, фирмачами, по свидетельству рыболовных гидов и инспекторов рыбоохраны, была дана установка на тотальную "выбраковку" мелкой летней семги - тинды (grills), представленной практически одними самцами, с целью увеличения частоты поимки иностранными рыболовами крупной трофейной рыбы. Не знаю, как с правовой точки зрения, а вот с научной позиции нарушение популяционной структуры атлантического лосося путем "вышибания" тинды ведет к адекватному росту количества карликовых самцов в потомстве, которые являются ее пресноводной половозрелой формой (Л.Ф. Лысенко, Е.Г. Берестовский: "Лососи реки Варзуга", 1999) , а это, в свою очередь, ведет к запуску генетического механизма на уменьшение количества самок в потомстве. Биологическая система всегда стремиться к равновесию!

А между тем, уже много лет вообще нет никаких объективных данных о состоянии запасов семги в реках Кольского полуострова, поскольку все РУЗы на реках сняты, а расчеты численности и промысловой смертности в результате использования принципа "поймал-отпустил" ведутся такими примитивными методами, в такой форме и по таким откорректированным данным, которые исключают получение какой-либо реальной количественной информации. Поэтому к официальной статистике лова семги по этому пресловутому принципу мое отношение скептическое и саркастическое. Я давно работаю на поприще академической науки и знаю, чем отличаются репрезентативные материалы, обеспечивающие объективность полученных данных, от той выборки, которой, после отсеивания неугодной информации, активно потчуют неосведомленную в этой казуистике общественность.

Программу эффективного коммерческого использования мировых запасов атлантического лосося курирует и финансирует ассоциация NASCO со штаб-квартирой в Шотландии, настойчивые рекомендации которой по активному внедрению принципа "поймал-отпустил" и являются путеводной звездой для турфирм и рыбохозяйственных инстанций. С подачи лоббистов рыболовного менеджмента результаты этих исследований всячески рекламируются в различных средствах массовой информации, но умышленно замалчиваются те факты, которые освещают негативные стороны лова рыбы по принципу "поймал-отпустил". В частности, в ПИНРО сейчас гадают, отчего мельчает семужий покатник, а между тем физиолог С.Дж. Кук с соавторами (Cooke et al, 2002), которые занимаются исследованиями последствий лова рыбы по принципу "поймал-отпустил" по заказу рыболовных менеджеров, показали, что "Недавно проведенное нашей группой исследование определило, что у самцов и самок, экспонированных на смоделированные опыты по поимке на удочку до нереста, наблюдалась задержка нереста, продуцирование более мелких мальков и продуцирование меньшего числа особей".

А вот еще кое-какие их признания:

"В течение многих лет рыболовы-любители пойманную на удочку или спиннинг рыбу отпускали живой. Поимка и выпуск рыбы при рекреационной рыбной ловле считалась логическим средством поддержания рекреационного лова на высоком уровне. Тем не менее, сейчас появляется все больше и больше сведений о негативных последствиях лова рыбы по принципу "поймал-отпустил". Более того, в законодательстве некоторых стран вне юрисдикции Америки по закону нельзя выпускать пойманную на удочку рыбу, так как процесс ловли губительно влияет на ее состояние".

"…даже краткосрочная экспозиция на воздухе может резко замедлить восстановление рыбы".

И ведь действительно, исследования (Ferguson, Tufts, 1993) показали, что смертность пойманных даже в щадящем режиме анадромных мигрантов лососей от пребывания на воздухе за период всего лишь от полминуты до минуты увеличивается примерно от 40 до 70 %.

В настоящее время даже у зарубежных ихтиологов, поздновато спохватившихся по поводу деградации перепорченного от безудержной жадности рыбьего племени в собственных водоемах, нет ясности в том, сколько погибает лососей в результате не так давно пропагандируемого принципа. По их расчетам, смертность проходных лососей от увечий сразу после вылова доходит до 50-60 % в зависимости от применяемой спортивной снасти, различных физиологических факторов и температуры воды, причем при температуре 20-22 С она возрастает практически до поголовной. Такого же мнения, кстати, придерживались недавно и наши ихтиологи, о чем можно прочитать в цитируемой монографии на стр. 83: "Эти величины определялись с учетом принятой в ПИНРО предполагаемой 50 % гибели особей при крючковом лове семги по принципу "поймал-отпустил".

А ведь лет 20 назад маститые ученые-семужатники ПИНРО, в том числе Михаил Яковенко, Борис Шустер, Лариса Лысенко, Михаил Неклюдов и Юрий Семуков, с которыми я общался много лет, вообще были настроены категорически против этого нововведения на водоемах Кольского полуострова, прекрасно осознавая всю его антибиологическую сущность. Но времена меняются, и теперь, после "более тщательных" экспедиционных исследований с проживанием в интурлагерях, оказалось, что расчетная смертность снятой с крючка и отпущенной семги находится в пределах 15-25 %. Но и это - вчерашний день, а на сегодня этот показатель снижен (и заметьте - параллельно со снижением ОДУ) аж до 5-10 % (статья А.В.Зубченко, С.В.Прусова и Д.О.Кузьмина "Поймал-отпустил": мифы и реальность" в газете и на сайте "Рыбные Ресурсы" от 22.12.2005), то есть уже близко достижение консенсуса между рыбохозяйственной наукой и чиновниками Мурманрыбвода, которые убеждают (интервью с Д.И. Баранцом, статья "Северные реки - в золотые руки", журнал "Рыбные ресурсы" 2005/1), что гибель семги при "поймал-отпустил" не превышает и 5 %.

И чему теперь верить? Кто, когда, где, какими методами и на каком материале получал те данные, которые ныне лежат в основе расчета квот для лова семги на Кольском полуострове по принципу "поймал-отпустил", и насколько они достоверны!?

Между тем, на репрезентативном материале зарубежными ихтиологами было доказано, что "отложенная смерть" (delayed mortality или sublethal effects) из-за необратимых стрессовых и травматических патологий настигает большинство выпущенных на волю проходных лососей еще нескольких недель, и потому, сколько же их, с учетом неоднократной поимки, на самом деле остается в живых и полноценно принимает участие в нересте, пока достоверно неизвестно никому, но ситуация, оцениваемая независимыми экспертами (Hooton, 2001), складывается очень тревожная. Все чаще звучат призывы ученых запретить ловлю проходных лососей по принципу "поймал-отпустил", потому что везде, где практикуется такой лов, численность их неуклонно снижается, а потомство хиреет, вот только на Кольском полуострове все, как "по щучьему велению", происходит наоборот. Тем более пока совершенно не изучены популяционно-генетические последствия таких противоестественных экспериментов, которые теперь, как на подопытных кроликах, активно проводятся зарубежными специалистами на наших реках.

Подсчитали-прослезились?

Такое впечатление, что кому-то очень хочется низвести наши стратегически важные естественные запасы ценнейшей рыбы до заморского уровня и "бройлерного" качества, но это уже не биология, а политика, поскольку все это смахивает на целенаправленное устранение из экологического турбизнеса сильного конкурента. Чем потом хвастаться перед всем миром будем, какой высокоспортивной нахлыстовой рыбалкой рассчитываем зазывать высоких официальных гостей в наш дикий и первозданный край? И к кому пойдем с протянутой рукой: подайте на возрождение былой благодати? Это же не заурядных карпиков в прудах разводить попростецки, а длительная, трудоемкая и жутко дорогостоящая с вовсе не гарантированным по качеству результатом работа, которая с лихвой "окупит" все доходы от рыболовного интуризма.

Неспроста председатель колхоза "Всходы коммунизма" Вячеслав Калюжин затеял на Варзуге эксперименты с искусственными нерестовыми буграми - видимо после задушевных разговоров с зарубежными учеными из тех стран, где теперь, вкладывая солидные капиталы в совместные с колхозом проекты, пытаются спасти жалкие остатки популяций атлантического лосося на своей территории, он вполне реально представляет себе, чем на самом деле может закончиться прибыльный рыболовный интуризм. Чиновников же, курирующих этот бизнес, похоже, мало волнует судьба живой рыбы завтра - их больше интересует иностранный капитал сегодня. Это показали скандальные весенние "телеразборки" между руководством Мурманрыбвода и территориального управления Россельхознадзора, когда в преддверии летнего рыболовного сезона принародно выяснялся животрепещущий вопрос о том, кто из них должен контролировать лицензионную рыбалку и иностранный рыболовный туризм. Пока решался вопрос двоевластия, обе спорящие стороны в пику друг другу кинулись наперегонки торговать лицензиями на лов семги, в результате чего вкупе значительно перебрали выделенные квоты, и больше всех других рек пострадала именно Варзуга.

Когда деградацию семужьих популяций, вопреки оптимистичным реляциям апологетов принципа "поймал-отпустил" по поводу процветания атлантического лосося в подконтрольных турфирмам реках, уже невозможно будет скрывать и станет понятным, какой недальновидной, ради сиюминутной выгоды политикой и практикой явилась организация инвалютной рыбалки по этому противоестественному принципу, стрелочниками, скорее всего, станут не владевшие объективной информацией и бескорыстно заблуждавшиеся исполнители. Или, как обычно, повесят все грехи на браконьеров и "диких" рыболовов - ну как же без этой "палочки-выручалочки", а не на тех, кто действительно обязан отвечать за свои действия по Закону.

Е. Берестовский, кандидат биологических наук, Мурманский морской биологический институт (ММБИ)

"Рыбные ресурсы № 1 - 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"