Однажды в Purola

На страницах журнала мы неоднократно поднимали — и будем поднимать — вопросы безопасности поведения на воде, особенно — в зимний период. Ведь, к несчастью, печальная статистика не уменьшается.

Давно стало понятно, что только одни запретительные меры не спасают положения. Да и кто может рыболову, как многие считают, запретить заниматься своим любимым делом даже в такой опаснейший период, как первый и последний лед. Но люди-то гибнут. Трудно предположить, что выходя на опасный лед, эти рыболовы не предпринимали никаких мер предосторожности, а сломя голову мчались, не разбирая дороги, к заветным «точкам». Конечно, нет. И более того, попав в смертельно опасную ситуацию, изо всех сил боролись за свою жизнь. Но тайну — что произошло, что и как было сделано изначально неправильно, не вернувшиеся со льда рыбаки уносят с собой.

Увы, за годы зимних рыбалок и я много раз попадал в такие ситуации, каких здравомыслящий человек постарался бы, наверное, избежать. Я неоднократно проваливался под лед, дрейфовал на льдине. И даже два раза мне пришлось вплавь преодолевать довольно широкие трещины во льду с открытой водой. Когда я потом анализировал все эти ситуации, то понимал, что все, что я делал в те моменты, делал неправильно и был к этому не готов.

Я знаю точно, что к экстремальному случаю на льду нельзя быть полностью готовым. Если что-то и происходит, то всегда внезапно и с непредсказуемым развитием событий. Об одном необычном случае я и хочу рассказать в этой статье. И даже, вернее, о тех ошибках, последствия которых я испытал на собственной шкуре.

В апреле 2009 года я был в Финляндии. Погода установилась уже достаточно теплая, и я решил съездить на внутренний залив под Кот-кой в местечко Пурола (Purola). He переодеваясь в рыболовную амуницию, вышел из машины — посмотреть состояние льда. И сразу понял, что лед слабый — и рыболовный сезон этого года закончился. Собрался уходить, но увидел, что по льду с большой опаской идет в мою сторону рыболов. Я остался посмотреть. Не доходя метров тридцати до берега, финский рыболов что-то у меня спросил, но я, не зная языка, только махнул ему рукой, давая понять, что лучше не рисковать. Рыболов, а это был невысокий пожилой мужчина, сделал еще несколько шагов — и вдруг резко провалился под лед. Он выхватил штыри-«спасалки» и попытался вылезти из проруби. Ему это не удавалось, и было видно, что он тратит много сил.

Ошибка первая

Я второпях схватил метровую (!) ветку сосны, что оказалась под ногами, и с осторожностью направился к нему по льду. За это время мужчина все-таки смог выбраться из проруби, но лежал на ее краю головой в сторону, противоположную берегу, меня не видел и что-то выкрикивал. Тогда я решил, что самое опасное позади — и можно поискать более длинную ветку. Вернулся на берег — и это, как потом выяснилось, было единственным моим правильным решением, возможно спасшим жизнь мне и ему.

Все дело в том, что в том месте между автомобильной дорогой и берегом идет небольшая лесополоса, и когда машины проезжают, водители не видят, что происходит на берегу. Зато когда я стал метаться около дорожной обочины, пытаться выдернуть 3-метровую спиленную молодую сосну из-под наваленного валежника, меня увидели из проезжавшей машины финны, остановились и подошли к берегу. И уже они, как я потом понял, вызвали по телефону помощь.

Я побежал с «оглоблей» наперевес спасать незадачливого рыболова. А когда услышал треск льда под ногами, лег на живот и пополз, толкая перед собой сосну, до тех пор, пока попавший в беду не смог схватиться за противоположный конец ствола. Вот с этого момента и начались самые поучительные события, из-за которых я и решил написать эту статью.

Комментарий. Что вы должны делать, когда видите, что человек провалился на СЛАБОМ льду?

Первое: взять себя в руки — и позвонить в службу спасения (или милицию, или скорую помощь, или домой, неважно). Главное — чтобы кто-то знал, где вы и что происходит.

Второе: необходимо ОБЯЗАТЕЛЬНО привлечь еще чье-то внимание — криком или жестами. В моем случае (учитывая незнание языка) надо было выбегать на дорогу — и, размахивая руками, останавливать проезжающий транспорт. И это — тоже В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ!

Ошибка вторая

Когда финский рыболов взялся за протянутый ему ствол сосны (кстати, тот оказался без веток), я был в полной уверенности, что он, держась за сосну, поползет в противоположную от берега сторону, (где был крепче лед) или ляжет на ствол (равномернее распределяя тяжесть тела) — и помогая себе штырями-«спасалками» направится к берегу. В такой ситуации приемлемы только эти два варианта.

Но рыболов, держась за дерево, попытался подтянуться в мою сторону, для чего ему пришлось развернуться (напомню, что лежал он головой в сторону залива), и одновременно стараясь другой рукой вытащить санки с рыболовными снастями, которые находились по другую сторону полыньи. Я, лежа на животе, стал помогать, подтягивая его за ствол, хотя ясно видел, что этот маневр по спасению рыболовных снастей неминуемо загонит его обратно в воду.

Комментарий. Независимо от того, в какой вы роли — спасателя или спасаемого, постарайтесь взять ситуацию под свой контроль, если видите, что человек совершает ошибку. РЕЗКО (!) пресеките его действия. Если бы я в той ситуации уверенно крикнул STOP! (а это слово понимают на всех языках), то привлек бы к себе внимание — и смог бы жестами предложить свои варианты спасения, о которых говорил выше.

И это правило работает, когда спасают и вас. Если от неправильных действий пострадает и помощник, то ваши шансы на благополучный исход резко уменьшатся. А уж тем более, когда в роли спасателя вы — надо понимать, что спасая человека, вы принимаете на себя часть ответственности за его жизнь. Но я в тот момент промолчал. Хотя уж совсем глупо думать о снастях, когда речь идет о спасении жизни.

Как и следовало ожидать, рыболов снова очутился в воде. Мне ничего не оставалось, как по-новой пытаться его вытащить. Изо всех сил я старался вытянуть старого финна на лед. Но это очень непросто делать, лежа на животе, да еще и на скользком мокром снегу. Я попытался перевернуться ногами вперед — и потащить на себя, но только выбился из сил, а результата не достиг. Тогда я сперва сел, а потом — потянул ствол, опустившись на одно колено, а затем — и вовсе встав на корточки. Естественно, все это закончилось тем, что я сам провалился в воду.

Не один раз подо мной ломался лед. Поэтому, понимая, что сам-то ближе к берегу (примерно в пятнадцати — двадцати метрах), в тот момент, когда я ушел под лед, отбросил от себя сосну, чтобы не выбить при падении ее из рук финского рыболова. Но, как говорилось выше, события могут развиваться непредсказуемо.

Из машины-то я выбрался налегке, в спортивных штанах с синтепоновым утеплителем и тонкой флисовой курточке. И те подо льдом моментально напитались водой — и, как мне показалось, стали тянуть меня вниз. А когда я попытался схватиться за кромку льда, то понял, что по какой-то причине у меня не работает левая рука. Я просто не мог ею пошевелить, чувствуя только боль подмышкой.

Мало кто в этом признается, но у меня началась паника. Тонуть в этот день в мои планы никак не входило — и я стал правой рукой хвататься за лед, бил ею по льдинам, как-то стараясь спастись. А после того, как еще и хлебнул изрядную порцию ледяной водички, крикнул наблюдавшим на берегу финнам что-то такое на языке родных осин, что двое из них немедля выхватили из кучи валежника елку и сунули ее мне. Тут, слава Богу, и вторая моя рука вернулась к жизни. Я вцепился в ту елку (как помню, вся она была в густых ветках) так энергично, что здорово исцарапался, пытаясь подтянуться. Но тут еще и мокрая флисовая куртка зацепилась за ветки — и мне не удалось продвинуться ни вперед, ни назад. Тогда я издал второй вопль (думаю, еще более убедительный, чем первый) — и двое финнов моментально подбежали ко мне — и выдернули из воды. Я теперь вот думаю, а что было бы, если б и они провалились?

И вот стою в мокрых штанах на берегу, руки все в крови, а человек, которого я спасал, так и продолжает обретаться в воде. Но мне уже ничего не оставалось, как идти к своей машине. Пока я, крупно дрожа, переодевался, прибежал кто-то из соседних домов и принес веревку — и когда я опять вернулся на берег, мой рыболов лежал уже на надежном льду. Совершенно без сил, но живой — и даже со своим рыболовным скарбом.

Ошибка третья

Буквально через пару минут я услышал звук сирены полицейской машины. И в очередной раз сделал то, что делать было нельзя. Дело в том, что мы толком-то не знаем финских законов и языка. Мог я тогда выходить на лед или был запрет? Я не знаю. Но в машине — рыболовные снасти, и как объяснить, если потребуется, свою правоту, не зная языка. И я, испугавшись, что у меня после контакта с полицией могут возникнуть проблемы с визой, решил побыстрее убраться с того места. И это неправильно! Поскольку только я точно знал, что произошло, а самое главное — сколько времени пожилой рыболов находился в холодной воде. Когда я отъехал метров на 300 от этого места, мимо меня промчались полицейская, скорая и пожарная машины. Что потом стало с тем рыболовом — я не знаю. Надеюсь, что все хорошо.

Один мой знакомый любил повторять, что несогласованность действий — одна из причин травматизма. Справедливость этих слов и испытал мой организм. Через пару дней, помимо сияния множества синяков на руках и ногах, гематома подмышкой у меня расползлась от локтя до нижнего ребра. И самое главное, как выяснилось уже по приезде домой, пытаясь выбраться с помощью одной правой руки, я умудрился сломать ее кисть и безымянный палец. А казалось бы — просто провалился...

Конечно, на лед теперь я выхожу только в плавающем комбинезоне. Хотя и тогда он был в машине — и никто не запрещал мне его быстро натянуть на себя. А ведь тогда бы все могло сложиться по-другому.

И последний совет. Как мы обычно ходим по льду зимой, особенно когда начинает припекать солнце? Вот-вот. А я, к примеру, летом надел свой плавающий зимний комбинезон, расстегнул его — как это частенько делают взопревшие рыболовы — и шагнул с мостков в воду. И теперь могу с уверенностью говорить, что если вы передвигаетесь по льду — застегнитесь, даже если вам невыносимо жарко...

А. Яковлев

"Спортивное рыболовство № 1 - 2011г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"