Изящное или грубое?

Изящное или грубое?

Изящное или грубое?

Какая снасть лучше — тонкая и легкая или грубая, с запасом прочности? В разных ситуациях по-разному. Очень часто все «умные советы» на этот счет не работают: практика одного рыболова опровергает теорию другого…

Помнится, покупал в прошлом сезоне в магазине леску. Продавец-консультант попался на удивление разговорчивым и все пытался посоветовать, какую именно леску надо приобрести. В советах не нуждался: точно знал, какого диаметра леска нужна, но дотошный консультант не отставал. Выяснив, что собираюсь ловить на проточном плесе с глубиной до 3 метров окуней весом до 600-700 граммов максимум, он с удивлением воскликнул: «И ты собираешься ловить такого окуня леской 0,18? Да я в прошлом году такой леской судака на три кило взял без проблем! А на окуней толще 0,08 мм не беру!»

какая снасть лучшеНо дело было в том, что предстояло ловить окуня весьма нестандартным образом, и толщина лески нужна была не для того, чтобы нахрапом вытаскивать окуней. Толстая леска требовалась для того, чтобы мормышку легче сносило течением — ловил на «ступеньку». И именно парусность и требовалась от лески.

Очень раздражает, когда кто-то на рыбалке пытается доказать, что ловишь «неправильными» снастями: то леска грубовата, то удилище слишком мощное, то кивок жесткий, или наоборот — все слишком изящное для той рыбы, которую собираешься ловить. Бывают нестандартные ситуации, когда успех приносит намного более тонкая или более грубая снасть, чем принято. А в некоторых ситуациях работают оба варианта.

• • •

Глухозимье с жесткими морозами шло своим чередом, лишь периодически радуя более-менее мягкой погодкой. На рыбалку приходилось выезжать достаточно редко, да и то — удовольствия от ловли на сильном морозе не получаешь. Сидя дома в ожидании приемлемой погоды, занялся конструированием: задумал изготовить наилегчайшую мормышечку для ловли пассивной рыбы. В итоге сделал некое подобие сверхлегкой «балды» на фото: свитый кусочек медной проволоки, для надежности спаянный, с двумя двойничками.

Вскоре появился шанс проверить новую приманку в деле: прогноз обещал потепление до минус 10 и сильный снег. Погодка — самое то для сорожки!

Идти решил в сторону Чандровских островов. Давно уже не искал целенаправленно там сорогу: все занимался прибрежными окуньками. А сорога в тех местах держится на коряжистых поливах на некотором удалении от островов, иногда — вместе с крупным ершом. Туда-то и направился. Снегу навалило по колено, троп нормальных нет — лишь одинокие следы еще какого-то рыболова тянулись в сторону тех же островов. Хорошо, что буду не один: вдвоем ловить интереснее, да и результаты в конце сравним.

Нагнал рыбака быстро, оказалось, он идет как раз на те поливы. Рассказал он также, что до морозов ловил там стайную плотву и густеру. По его словам, «белая» рыба была тогда достаточно активна, ловилась «на игру» и не обращала внимания на толстую леску.

Полдня ловли — и ни одной поклевки! Сорожки явно не было. Перебегаю к другому острову, бурюсь там. У рыбака срабатывает, видимо, «стадное чувство», и он следует за мной. Вдвоем забуриваемся на этих поливах, в пределах видимости больше никого — и это как-то даже не особо радует.

Часа в два усиливается течение, «мини-балду» сносит все дальше и дальше от лунки. Контакта с дном уже практически не чувствую, и вдруг какая-то рыба очень даже мощно бодает приманку — подсечка! Возню с рыбиной замечает сосед-рыбак, он подходит. Лесочка всего 0,08 мм, поэтому позволить себе вольности на вываживании не могу. Раз пять подводил рыбину к лунке, прежде чем удалось вытащить сорожину на лед. В ней всего-навсего граммов 250, и сосед-рыбак с укором говорит, что слишком долго вытаскиваю рыбу, при этом пугая остальную стаю. Просит показать мормышку. Долго всматривается, потом одевает очки, снова всматривается. Пытается взвесить в руке, но приманка почти невесома. Пренебрежительно хмыкает, однако вскоре собирает свои снасти и бурится рядом. А я к тому моменту вытащил еще одну сорожку граммов на 150-200. Он показывает свои мормышки и леску, замечая, что зря мучаюсь со своей «паутинкой» и сверхлегкой мормышкой. Ну-ну… К сожалению, не было микрометра, но и на глаз его леска была явно не тоньше 0,18 мм. А мормышки — разве что для крупного и активного окуня. При таком клеве подобные снасти, мягко говоря, неуместны. Будь рыба активной, будь на дворе ноябрь или апрель, а не февраль — другое дело, но сейчас приходится максимально утоньшаться, чтобы поймать хоть что-то. С тем же укором в голосе сообщаю ему это.

…После двух плотвиц, клевать перестает. Бурюсь чуть в сторонке, рыбак же тем временем занимает мою лунку. Молча, без разрешения.

В новой лунке глубина меньше, но течение явно сильнее — легонькую мормышечку все тащит и тащит. По ходу такой квази-проводки пытаюсь немного поигрывать приманкой. Тяжело сказать, на каком примерно уровне ото дна она идет. В какой-то момент — резкая поклевка. После долгого вываживания беру очередную сорожку. Сосед-рыбак бурится мне под ящик. Тут же выдергивает окуня, второго… У меня окуни не клюют, зато попадается еще одна сорожка. Вожусь с ней долго, и это начинает раздражать соседа.

«Всех окуней перепугал!» — говорит он с укором. «Ну так бурись подальше!» — язвлю в ответ. Рыбачок ворчит что-то себе под нос, но с места не сходит. Ухожу: не люблю ловить в нервной обстановке.

Тут же ловлю еще сорожку, но больше не клюет. Пытаюсь экспериментировать. Течение успокоилось, и мормышка неплохо держит дно. На каждый двойник ставлю по одному мотылю и плавно играю у самого дна. Хитрая сорожка клюет чуть выше дна, лишь слегка щиплет мормышку и чаще всего сдергивает мотылей. Тем не менее, со стороны создается, видимо, впечатление, что я активно ловлю. И рыбачок-сосед не заставляет себя долго ждать: подходит и беспощадно обуривает. Верх наглости! Сидит сзади, сопит что-то нервно. Беру пару плотвичек, встаю и хочу уже идти бурить новую лунку, но тут сосед жалобно бросит: «Слушай, а багорика нет у тебя, а?» Смотрю, а он на леске что-то большое держит! Багориком цепляю его рыбину — окунь! Килограмма не будет, пожалуй, но граммов 700 есть. Моя ненависть как-то улетучивается: интересуюсь другими его успехами. Он открывает ящик, а там — окуни! Ровные такие, граммов по 200-300, и кучка солидная. У меня в улове — только сорожка, у него — исключительно окуни. Оказалось, окунь в тот день был гиперактивен, по крайней мере, для глухозимья, а сорожка — наоборот, пассивна. Подтвердилось правило, что сориентировавшись на пассивную рыбу, активную ловить не будешь. В тот день, видимо, пассивная сорожка стояла несколько выше дна, где я ее и доставал сверхлегкой приманкой, а у самого дна стояли активные окуни, которым требовалась «тяжелая артиллерия»! И все-таки в очередной раз сделал вывод, что давать на рыбалке советы — дело пустое, а пытаться кого-то переубеждать — и вовсе безнадежное. У каждого свой стиль, и неизвестно еще, что объективно лучше — грубое или изящное?

С. Семенов

Фото автора

"Российская Охотничья газета № 7 — 2010 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*