Истина устами… новичков

Истина устами… новичков

Истина устами… новичков

Рыболовная карьера людей, увлекающихся спиннингом, обычно и так-то полна самыми различными интересными случаями и событиями, но она становится еще увлекательнее, когда они заболевают такой "болезнью" как UL.

Анамнез, что и говорить, серьезный, с изрядной долей вероятности окончательного диагноза — "нахлыст". Но это лишь возможная перспектива, а пока — "твердый" UL, и, как следствие (или, если хотите, основной симптом правильного протекания болезни) — острая необходимость ловить форель….

ловля форелиОднако иногда все происходит наоборот: вначале возникает желание попробовать свои силы в ловле "царской" рыбы, а UL появляется уже как средство, необходимое для достижения поставленной цели.

Но все ж в обоих случаях, несмотря на присутствие некоторых различий, происходит одно и то же — самый обыкновенный и естественный процесс роста. Потому что в спиннинге, как и в обычной жизни, люди тоже растут…

И с позиции рыболова, давно знакомого с упомянутой "хворью", скажу: болейте себе на здоровье! Тем более что наш недуг неизлечим. Потому получайте полное удовольствие, раз все равно нет другого выхода: хуже (то есть — еще лучше, разнообразнее и острее) в спиннинге не будет! Да и человек с нашим диагнозом, прошедший жесткую школу лесных ручьев, не потеряет лицо в самых разнообразных рыболовных ситуациях. Ведь "ручьевой" легкий спиннинг значительно изощреннее своих озерных и речных разновидностей. В широком смысле, он даже и не вид ловли, а, скорее, некий комплекс знаний и навыков, включающий в себя такие понятия, как уменье пользоваться картой и компасом при сложных пеших "забросках", способность присутствовать в лесу, не привлекая излишнего внимания, и многое, многое другое.

Но, пожалуй, хватит мне самому расхваливать "родное болото", думаю, будет интереснее узнать свежие впечатления моих молодых коллег после их самой первой удачной рыбалки на лесной форелевой речке.

До того как…

Петербургская зима. Холодно и мокро… Время повышенной активности у любителей посидеть на льду и долгая вынужденная пауза у "наших". Этот безрадостный период мы в основном посвящаем воспоминаниям, бесцельному перекладыванию приманок, "холостым" заходам в магазин и… общению. Ведь вместе значительно легче переносить грусть по открытой воде, приветливым зеленым берегам и такому желанному, хотя и ненавязчивому вниманию объектов ловли. Кстати, давно заметил, что тоскующие по лету спиннингисты обладают необъяснимой способностью различать себе подобных среди других нормальных людей. Именно так все и началось — со случайного разговора, из которого вскоре выяснилось, что молодой коллега и его друзья мечтают научиться ловить форель. И для воплощения своей мечты в реальность они уже готовы заняться… нахлыстом. А в ответ на вполне резонный вопрос, чем же им не подходит спиннинг, я услышал, что они, конечно, пробовали, но… не ловится у них форель спиннингом — и все тут!

Спрашивать — почему? — было бы глупо. И на осторожный вопрос: "Но… при чем здесь нахлыст?", мне было сказано, что нахлыст когда-то создавался специально для охоты за такой рыбой. Я, понятно, не против всяких способов ловли, но все ж стоит ли спиннингистам учиться нахлысту единственно за тем, чтобы поймать форель? На мой взгляд, такое решение было бы совершенно неправильным.

Пришлось проявить рыболовную солидарность, предложив помощь сразу … троим; ну да где один — там, как говорится, и трое. И еще я подумал, что необходимо защитить, как теперь принято, честь и достоинство легкого спиннинга.

Наш разговор происходил в новом помещении магазина "Салмо", только что переехавшего к нам, на Петроградскую сторону, и то, что предмет беседы совпадал с названием магазина, было символично. В общем, мы договорились встретиться летом и обязательно осуществить планы моих новых знакомых…

…Долгожданное лето наступило как-то незаметно, почти без весны. Просто однажды я подошел к календарю оборвать очередной лист — и обнаружил, что на дворе уже июнь. А значит — пришла пора переходить от теории непосредственно к практике. Мы созвонились, договорились и поехали… за мечтой.

Во время ловли

Судьба распорядилась так, что субботним утром из трех рыболовов, намеревавшихся ехать со мной, в машине оказалось двое. Но настроение у них было хорошее, а желания учиться хватило бы и на троих. Дорога не показалась долгой, тем более что я добросовестно "загружал" новичков необходимой информацией, даже слегка охрип, когда мы достигли ближних пределов намеченной для посещения речки.

Через несколько минут мы были уже у бурлящей речки на длинном порожистом участке. Величина открывшегося потока не вызвала беспокойства у моих молодых коллег. Но знак вопроса все ж плескался в их глазах, когда они, посмотрев вверх и вниз по реке, увидели камни, завалы и пенящиеся струи.

Я объяснил, что мы поднимемся выше, минуем завалы и пороги и начнем ловить по спокойной воде. Кажется, мои слова их успокоили, и мы двинулись навстречу течению, обходя огромные, обросшие мхом валуны, и осторожно пробираясь через участки ветроповалов. Ожидавшее впереди придавало сил — и вскоре, осилив все препятствия, мы вышли к удобным для ловли местам. Там я остановился и, сделав приглашающий жест, сказал им, что вот, дескать, река, и в ней живут мечты ваших зимних вечеров, проведенных за журналами, компьютером и телефонными разговорам. Пожалуйста, претворяйте их в реальность — ловите. Меж тем коллеги, рассмотрев форелевую речку, вежливо отклонили предложение и сделали мне встречное: покажите, мол, старший товарищ, возможности спиннинга — и, между прочим, свои собственные. Мы, де, пока не уверены, что правильно поступили, поверив рассказам о возможностях UL. И еще не исключено, что нам, может, стоит предпочесть нахлыст.

Что ж, определенный резон в таком предложении присутствовал. Действительно, как делать то, о чем есть лишь смутное, сугубо теоретическое представление? Так что, ловлю следовало демонстрировать на практике. Я привел спиннинг в рабочее положение, сделал короткий свес и осторожно шагнул ближе к воде….

Заброс на четвертый мне попалась небольшая форель. Я вывел ее к берегу и, не снимая с крючка, выложил на бледно-зеленый мох среди корней близко подступивших к воде елей. Рыба с черными и розовыми пятнами была темного цвета — соответственно дну и почти постоянной тени, присутствующей на этом участке.

Мои коллеги тут же оказались рядом — и некоторое время мы вместе созерцали красавицу-форель. И я почти физически ощутил, что их, как говорят рыболовы, "зацепило". Зерна практики легли во взрыхленную теорией почву…

Спустя десяток минут, аккуратно пройдя между кустами, я поймал вторую форель. Она была меньше первой, но явилась решающей. Чаша символических весов, на которой лежали легкий спиннинг и мой скромный авторитет, качнулась — и окончательно перевесила. Это было видно по лицам моих новых коллег. Я отстоял престиж UL!

А далее все пошло обычным чередом. После объяснений, откуда и куда "бросить", было не сразу, но все же "брошено" и… поймано! Причем как одним, так и другим начинающим форелятником. В общем, свершилось то, о чем так много и долго говорилось! Коллеги были очень довольны, если не сказать больше, и я надо признать тоже… Поэтому вся дальнейшая ловля проходила в самом приятном расположении духа.

Ребята познакомились с рекой, с реальными условиями начала лета, когда лиственная часть растительности и трава еще недостаточно велики. Убедились, что щучьи снасти и приманки по большей части не пригодны для форели. И, что самое главное, они практически "столкнулись" (а пока это выглядело именно так) с основными принципами ловли.

После

Ближе к вечеру, а он в начале июня долгий, совсем не такой как, скажем, в сентябре, мы закончили ловить, откушали чаю и поехали домой. И вот тут-то у моих, теперь полноправных коллег начали появляться вопросы, практически обоснованные мнения и большое желание поделиться впечатлениями по горячим следам. Хотя иногда наступали и периоды молчаливой задумчивости. А поскольку все происходило почти одновременно, получался некоторый сумбур, но зато… с чувством.

Поэтому я попробую своими словами передать то важное, и, на мой взгляд, полезное, что может пригодиться другим, особенно тем, кого подобные ситуации еще ждут впереди.

Самое первое и основное препятствие, с чем сразу столкнулись начинающие, как только попытались ловить — это почти полное отсутствие навыков кастинга в их подготовке. Та манера проведения забросов, что была в ходу в их "прошлой" ловле, здесь, на лесной речке, подходила мало — тут потребна значительно сокращенная дистанцию заброса.

Но, вот еще беда, в момент взмаха спиннингом им мешали растущие в самых "неподходящих" местах ветки кустов и деревьев. Не говоря о том, что точно такие же ветки находились вдоль всего пути полета приманки. Что до обидного часто приводило к зацепам за прибрежную растительность во время заброса или еще при замахе удилищем.

К тому же, они пока не могли достаточно точно попасть в намеченное место, даже в том случае, когда им ничего не мешало. Уж слишком невелико оказывалось это "место" после привычной ловли на озерах и больших реках. Но, положение, "когда им ничего не мешало", дополнительно означало еще и то, что их уже ничего и не скрывало от рыбы. А сознательно измененная в меньшую сторону дистанция настоятельно требовала увеличения скрытности ловли, то есть — как можно больше и кустов и веток… Получался замкнутый круг.

Один из ребят впервые встретился с живым примером недостатка маскировки, и это произвело на него довольно сильное и неизгладимое впечатление. Как он рассказал, за его блесной вышла средней величины форель, но тут увидела устроившегося на открытом месте спиннингиста — и, не тронув приманку, развернулась и ушла на глубину. "Я просто ПОЧУВСТВОВАЛ ее взгляд", — сказал он.

Что до меня, то я не только ему поверил, но еще и напомнил, что заранее предупреждал о возможности возникновения подобных обстоятельств.

— Да, — охотно согласился молодой коллега, — но это было до того, как мы попробовали сами.

Мне осталось лишь пожать плечами. Это "попробовали сами" я, кажется, уже начал понимать, хотя и не до конца. Получалось, что я рассказал, они хорошо поняли и запомнили, но… "не попробовали"?

Не ходи, там крокодил… надо ли пробовать?

Так вот, после сокращения дистанции по причине несовершенства кастинга и применяемой снасти, новички немедленно встретились с проблемой усиления маскировки, недостатки которой сразу сводили на нет большую часть тех забросов, что у них получались. Таким образом, обе проблемы завязались в один узел, и "разрубить" его мог только… опыт.

— Надо ловить, — предложил я. На что сразу же получил полное и безоговорочное согласие.

— Но, если просто ходить по берегу и ловить, — задумчиво добавил один из ребят, — ничего не выйдет. Надо по-другому…, совсем не так, как мы привыкли.

Теперь наступила уже моя очередь выразить неподдельную радость.

— Ну вот, наконец-то!

И в завершении

Хочется сказать, что случайно встретившиеся мне молодые коллеги оказались людьми действительно увлеченными. Совсем не новички в лесу, они и задолго до нашего знакомства ловили рыбу — правда, без малейших сомнений минуя все небольшие речки и ручьи, встречавшиеся на пути. Что же касается появившейся у них нужды ловить форель, то она — лишь наиболее заметный признак их "роста"….

Несколько дней спустя я позвонил своим новым знакомым и узнал, что они уже купили другие лески и приманки, подбирают спиннинги, катушки и камуфляжи, а также собираются на целую неделю уехать на рыбалку. Далеко, к северу.

Эту поездку они запланировали давно, и еще зимой, сидя над картами, разработали маршрут. Но сейчас решили его изменить. И "виновата" в том наша совместная ловля.

— Как только вернемся, позвоним и обязательно все расскажем, — пообещали они.

Так что, надеюсь вскоре услышать много интересного…

М. Устинов

"Спортивное рыболовство № 11 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*