Онежский лосось: проблемы и решения

Онежский лосось: проблемы и решения

Онежский лосось: проблемы и решения

В настоящее время численность лосося в Онежском озере достигла уровня середины 19 века, когда не было еще ни массового промыслового вылова, ни экологических катастроф. Однако пока единственными пользователями этого природного ресурса являются браконьеры, вылавливающие до 150 тонн лосося в год.

Вначале приведем данные о численности лосося в Онежском озере, основываясь на объемах промыслового вылова. В качестве исходных данных возьмем аналитический доклад Ю. А. Смирнова "Соображения о ситуации с лососем в Онежском озере и не только". Следует сразу отметить, что все приведенные ниже цифры основываются, с одной стороны, на официально зарегистрированных данных, с другой — на экспертных оценках аналитиков, т. е. степень их достоверности очень высока. Итак, в конце 19-го столетия (1875-1890 г.г.) годовой объем вылова онежского лосося составлял порядка 20 тонн. Резкий рост этого показателя произошел с открытием регулярной пароходной линии, связывающий Онежское озеро с Санкт-Петербургом — то есть с появлением большого рынка сбыта. В столицу лосося Онежский лососьдоставляли даже в живом виде — в специальных ящиках, буксируемых пароходом. Объем вылова лосося в связи с резким ростом спроса на деликатес моментально возрос в несколько раз, и годовой вылов лосося перевалил за 100 тонн. На максимальных отметках он держался порядка двух десятилетий, а затем уловы резко пошли на убыль — интенсивный промысел превысил естественное восстановление популяции, и стадо онежского лосося, жизненный цикл которого (от нереста родителей до созревания потомков) составляет 8-10 лет, было выбито на несколько генераций. При прежних темпах промыслового лова годовой улов резко снизился и приблизился к тем отметкам, на которых находился до начала периода интенсивного вылова. С 1930 по I960 год годовые уловы колебались в пределах 17-23 тонн. На этот же период пришелся интенсивный молевой лесосплав по рекам Карелии, в результате которого произошло массовое уничтожение основных нерестилищ. Это привело к дальнейшему сокращению численности лосося, и в последующий период годовой вылов не превышал и 10 тонн. И вот в последние годы 20 столетия начался резкий рост объемов вылова, — он вышел на уровень столетней давности и составил, по оценкам ихтиологов, порядка 100-150 тонн в год.

В чем же причина столь резкого роста численности популяции онежского лосося? Здесь сыграло свою роль в комплексе сразу несколько факторов: это и прекращение молевого лесосплава по рекам, и проведение работ по очистке рек от отходов лесосплавов, и искусственное восстановление основных нерестово-вырастных угодий. Но главным фактором, приведшим к восстановлению поголовья онежского лосося на уровне конца 19 столетия, стало успешное искусственное воспроизводство — заводское разведение и акклиматизация. Разведение онежского лосося на Кемском и Шуйском заводах началось еще в конце 70-х годов, однако, с учетом того, что жизненный цикл этой рыбы, как было сказано выше, составляет 8-10 лет, реальные результаты стали заметны много лет спустя. В последние 4-5 лет резкий рост численности лосося стал очевиден всем. Свидетельство тому — и данные ученых, и информация от рыболовов-любителей, и прилавки Петрозаводских рынков. Цены на лосося у базарных торговцев столицы Карелии просто смешные — от 50 до 80 рублей за килограмм — это свидетельствует о насыщении рынка. В настоящее время коммерсанты уже вовсю ищут (и находят) рынки сбыта деликатесной продукции в Москве и Санкт-Петербурге. Не правда ли, напоминает ситуацию конца 19-го века! Если сейчас не найти грамотное решение по рациональному хозяйственному использованию онежского лосося, есть определенный риск повторить горький опыт предыдущих поколений.

Итак, что мы имеем с того, что лосось, как в старые добрые времена, стал обычной рыбой в Онежском озере? Весь парадокс заключается в том, что реально — ничего! Уже в начале 80-х годов, когда полным ходом успешно велись работы по заводскому разведению лосося, и перспективы роста численности этой рыбы стали очевидны и доказаны ихтиологами, чиновники, вопреки объективной реальности (или основываясь на научных данных 20-летней давности) причислили озерного лосося (Saimo salar L. m. sebago) к исчезающим видам и включили его в Красную книгу. В этом не было бы ничего страшного, если бы наши законодательные акты, в которых есть ссылки на Красную книгу, трактовались бы так же, как и сама Красная книга. Увы, на деле наша правовая база имеет ряд серьезных противоречий. На сегодняшний день действующим законодательством запрещено хозяйственное использование всех объектов, входящих в Красную книгу (Закон "Об охране окружающей среды", 10.01.2002 № 7-ФЗ, ст. 60). При разработке этого законодательного акта не были учтены рекомендации по организации мер охраны того или иного вида, содержащиеся в самой Красной книге.

Таким образом, выгоду из стремительного роста численности популяции онежского лосося, который, очевидно, уже никак не может быть причислен к "краснокнижным" видам, могут на сегодняшний день извлекать только те, кто законам не подчиняется, а именно — браконьеры. Именно они вылавливают те самые 100-150 тонн лосося в год. Благо, усилиями Карелрыбвода их деятельность успешно компенсируется — ежегодно в Онежское озеро выпускается от 150 до 300 тысяч двухлетних молодей лосося. Кстати, на выращивание каждой рыбы до момента выпуска тратится порядка 1 доллара. Государство финансирует разведение лосося, не получая за это никакой отдачи — то есть фактически дарит браконьерам лосося, выращиваемого карельскими рыбоводами.

Очевидно, необходимо искать выход из сложившейся ситуации. Восстановление популяции онежского лосося уже давно вышло на такой уровень, что может и должно приносить прибыль. И основных путей здесь два. Первый — это организация промыслового лова — по сути, то же самое, что и браконьерство, но с платежами в бюджет в виде налогов. Второй путь, однозначно более верный, по мнению и ихтиологов, и экономистов, — организация лицензионного любительского рыболовства. Еще в 60-е годы 20-го столетия ученые США и Канады подсчитали, что данный вид деятельности приносит доходов как минимум в 4-5 раз больше, чем промысловая ловля. В большинстве развитых стран уже давно полностью отказались от промышленного рыболовства во внутренних водоемах, отдав приоритет развитию рыболовного туризма — более выгодному и цивилизованному бизнесу. Кстати, рыболовный туризм и лицензионная любительская ловля являются наиболее эффективными мерами противодействия браконьерству. Все это осуществимо и у нас, и уже на сегодняшний день, в частности, ряд туристических фирм обращались в рыбинспекцию Республики Карелии с предложением выкупить все имеющиеся лицензии на любительскую ловлю лосося. К сожалению, лицензий пока нет просто ни одной…

Безусловно, наша законодательная база нуждается в серьезной доработке. В настоящее время Законодательное собрание Республики Карелии готовит для рассмотрения в Госдуме РФ ряд поправок к действующим законам. Насколько затянется вся процедура — пока угадать сложно. В любом случае, изменение законодательства необходимо, поскольку онежский лосось — далеко не единственная в России проблема подобного плана — во многих других регионах есть аналогичные, а иногда даже и более абсурдные ситуации со "спорными" видами рыб и животных.

Однако конкретно по онежскому лососю есть и более быстрый путь решения проблемы, осуществимый фактически в любой момент. Достаточно просто вывести Salrno salar L. m. sebago (или хотя бы наиболее многочисленное шуйское стадо онежского лосося) из Красной книги. Этот вопрос не требует прохождения через законодательные инстанции, и может быть решен на уровне Правительства РФ в оперативном порядке.

О. Крамынин

"Спортивное рыболовство № 04 — 2002г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*