Отпускать или не отпускать?

Отпускать или не отпускать?

Отпускать или не отпускать?

Поводом для написания этой статьи послужила публикация в майском номере "Спортивного рыболовства" за 2005 г. материала г-на Е.Г.Берестовского "Для кого речка Золотая?" о "вреде" практики лова по принципу "поймал-отпустил" при ловле лососевых, а именно семги, на речках Кольского п-ова.

Судя по Берестовскому, этот "вред" можно разделить на две составляющие. Первое — это когда рыболовам с "традиционной ориентацией" на убийство (не побоюсь этого слова, поскольку речь здесь идет не о карасях-ершах, а об атлантическом лососе — семге, королеве северных рек) и потребление выловленной рыбы не хватает научно-обоснованных лимитов вылова для удовлетворения своих пищевых потребностей. Второе — это якобы вред, который наносит популяциям "дикого" лосося собственно лов по принципу "поймал-отпустил" — дескать, нет смысла отпускать, поскольку все равно рыба погибнет.

автор статьиЯ ненадолго остановлюсь на первом "вреде" и попытаюсь объяснить, что же на самом деле происходит с потреблением атлантического лосося как пищевого сырья, и не только в России, но и за рубежом. А затем мы более детально разберемся с влиянием лова по принципу "поймал-отпустил" на выживание атлантического лосося — семги.

Для начала — цифры: в настоящее время, по данным Международного совета по исследованию моря — ICES, вылов "дикого" атлантического лосося для потребления снизился во всех странах, владеющих его запасами. Общемировой вылов в 2004 г. составил меньше 2 тыс. тонн, тогда как в 1960 — 70 годах вылавливалось до 12 тыс. тонн в год (рис. 1). Это снижение связано как с сокращением численности лосося, так и с мерами по его охране — ограничением рыболовного сезона, соглашениями по выкупу промышленных квот, добровольным свертыванием промысла, увеличением использования практики лова по принципу "поймал-отпустил". Многие страны по обе стороны Атлантики полностью прекратили промышленный лов лосося и развивают лов рекреационный, в основном — без изъятия.

Вот еще немного цифр: в Шотландии, стране, где любители ловли лосося на удочку, как и у нас, издревле привыкли стучать пойманной рыбе камешком по голове, лов по принципу "поймал-отпустил" становится все более популярным, и число отпущенных рыб возросло с 6,5 тысяч в 1994 г. до 42,5 тысяч в 2004 г.

То же самое происходит и в Англии, родоначальнице лова лосося на "муху", где выпуск живых рыб обратно в реки вырос за последние десять лет с 1,5 тысяч до 12,5 тысяч. Я уже не говорю о Канаде, где ежегодно около 60 тысяч лососей обретают свободу после поимки на крючок (ICES, 2005).

А мы что, хуже? Да нет, в 2004 г. на Кольском полуострове было отпущено 24,5 тысяч экземпляров семги, красивейшей рыбы, возвращающейся после тысяч миль морских миграций в родные реки для того, чтобы отнерестовать и дать потомство следующему поколению живых "серебристых торпед", так радующих настоящих ценителей лососевой рыбалки.

Что же остается делать тем, кто не в силах совладать с так называемым "древнейшим инстинктом охоты" — и ну просто не может не убить красивую рыбу из-за ее гастрономических достоинств? А никто на Кольском и не отменял ловли семги по принципу "поймал-изъял", и для всех рек ежегодно устанавливаются научно-обоснованные лимиты вылова.

Кстати, если некоторые забыли, то я напомню, что до начала 1990-х годов лов семги был прерогативой государства, и человек с удочкой на лососевой реке априори расценивался рыбоохранными органами как браконьер. А вообще-то, тем, кто "проголодался", следует знать, что весь цивилизованный мир уже давно перешел в еде на искусственно выращенного атлантического лосося. В наши дни продукция товарно-выращенного лосося превышает уловы "дикого" в 600 раз (рис. 2).

рис 1рис 2

Разницу чувствуете? На одной чаше весов — 2 000 т "дикого" лосося, пойманного различными орудиями лова по обе стороны Атлантики, а на другой — 1 200 000 т лосося, выращиваемого на фермах. Большая часть этого лосося производится в Норвегии (около 600 тыс. тонн в год), и тот атлантический лосось, которого вы видите на прилавках российских магазинов, практически на 100% как раз из садков нашего северного соседа.

К чему эта статистика, спросите вы. Да к тому, что на всей планете лососевых рек просто-напросто не хватит для того, чтобы в естественной среде воспроизвести такое количество рыбы. А мы-то к ней уже привыкли, кушаем с удовольствием, съедая за год все эти 1 млн. 200 тыс. тонн. Да еще и не хватает, отчего лосося сейчас выращивают даже там, где его отродясь не было — в Чили, например (200 тыс. тонн в год), и даже в Австралии (15 тыс. тонн в год). Поэтому, отвечая на вопрос г-на Берестовского — почему он не может удовлетворить свой, как он говорит, "древнейший инстинкт охоты" и "съесть с удовольствием того прекрасного лосося" — хочется сказать: а не сходить ли вам, милейший, в ближайший магазин, если вы так проголодались, а древнейший инстинкт удовлетворить цивилизованным способом, выпустив красавицу-рыбу на свободу, тем внося свой вклад в сохранение этого вида?

Переходим ко второму вопросу, а именно — к влиянию практики лова по принципу "поймал-отпустил" на выживание атлантического лосося после его поимки на удочку и выпуска в водоем в жизнестойком состоянии, как того требуют правила лова.

Для начала — небольшая справка. Вопрос о влиянии лова по принципу "поймал-отпустил" на последующую выживаемость атлантического лосося возник в США и Канаде в 1984 г., с самого начала применения этой практики лова как меры сохранения крупных лососей. С тех пор лов по этому принципу, особенно в связи со снижением запасов атлантического лосося, получил широкое распространение по обе стороны Атлантики, и в последнее время наблюдается тенденция увеличения доли отпущенных лососей в общем улове на удочку во всех странах. Поэтому вопрос о выживаемости лосося после выпуска достаточно актуален.

Исследования, проведенные в разных частях ареала распространения лосося, показали, что выживаемость "дикого" лосося после поимки и выпуска в пресной воде достаточно высока, обычно превышая 80 — 90%. Величина же смертности во многом зависит от температуры воды, времени пребывания лосося в реке до первой поимки, времени вываживания и экспозиции лосося на воздухе, места зацепа крючка и характера повреждений*. Эти факторы считаются наиболее значимыми для выживаемости пойманного и отпущенного лосося. В работе же Стивена Кука с соавторами "Emerging issues in catch-and-release angling", на которую в своей статье "Для кого речка Золотая?" ссылается г-н Берестовский, ни слова не сказано об атлантическом лососе. А то, что преподносится Берестовским как пересказ этой работы о якобы вреде лова по принципу "поймал-отпустил" ("кратенько"), является всего лишь одной цитатой, выдернутой из контекста. На самом деле, речь в упомянутой работе идет как раз об обратном — как снизить смертность отпускаемой рыбы, и к тому же совсем не лосося, а большеротого американского окуня.

Карта Кольского полуостроваВозвратимся теперь на те реки, разговор о которых начал г-н Берестовский, а именно на Рынду, Харловку, Восточную Лицу и Золотую. Эти реки расположены в северо-восточной части Кольского полуострова, и по своим гидрологическим характеристикам относятся к малым (р. Золотая) и средним лососевым рекам (рис. 3).

До 1992 г. биология атлантического лосося (Salmo salar L.) рек Рында, Харловка, Восточная Лица и Золотая была практически не изучена. Исследования проводились только на р. Рында в 1960-е, в результате чего были получены некоторые материалы по молоди лосося (Кузьмин, 1982). С начала 1990-х Полярным институтом (ПИНРО) проводится ежегодный мониторинг состояния запасов атлантического лосося в реках Рында, Харловка, Восточная Лица и Золотая, собраны обширные материалы по биологии лосося и по репродуктивному потенциалу его популяций. Эти материалы легли в основу научных рекомендаций по управлению запасами атлантического лосося в этих реках.

В настоящее время ученые определили несколько вариантов ведения рыболовства, и математические расчеты показывают, что для любительского лова, когда необходимо иметь в реке как можно больше взрослых лососей, наиболее предпочтительным является вариант управления с небольшим фиксированным изъятием (Caddy, Mahon, 1995). Объясняя проще, при таком виде рыболовства каждый год устанавливается небольшой лимит вылова для любительской рыбалки по принципу "поймал-изъял", а всей остальной рыбе, которую можно ловить по принципу "поймал-отпустил", дается шанс отнерестовать — чтобы поддерживать численность популяции на максимально высоком уровне в долгосрочной перспективе. В этом случае риски нежелательных, а иногда и необратимых изменений в популяции сведены до минимума, а сама популяция состоит из действительно "диких" рыб, численность которых максимальна для конкретной среды обитания. Такой вид управления повышает, кроме того, экономическую эффективность рыболовства.

Кстати, об эффективности. Экономическая выгода от рекреационного рыболовства несоизмеримо выше доходов, получаемых от продаж на рынках "дикого" лосося как пищевого сырья. Так, в Великобритании любительский лов на удочку является одним из самых популярных видов рекреационной активности, а общие расходы рыбаков-любителей в 2001 г. оцениваются в 2,5 млрд. фунтов стерлингов, из которых 545 миллионов было потрачено рыболовами, специализирующимися на ловле лосося и форели (Potter & Dare, 2003). А на Кольском, где рекреационный лов лосося получил развитие сравнительно недавно, суммарный доход Мурманской области от рыболовного туризма в 2001 г. составил около 6 млн. долларов. Чтобы получить такой же доход от продаж лосося для пищевых целей, необходимо было бы продать более половины общего мирового улова "дикого" атлантического лосося. Вопросы?

Но вернемся к выживаемости. Нельзя не согласиться с г-ном Берестовским, что 85 — 95% атлантического лосося гибнет после нереста. Это научный факт. Такова уж биология этого вида, размножающегося в пресной воде, в реках, а нагуливающегося в открытом море в обширном районе Северной Атлантики — от Фарерских островов на юге до Шпицбергена на севере, от Гренландии на западе и до побережья Норвегии на востоке. Океан громаден и смог бы прокормить намного больше лосося, чем возвращается в наши реки. Однако сами-то реки ведь не резиновые, и могут вместить только определенное количество производителей. Потому-то и умирают лососи после нереста, чтобы освободить место своим потомкам и не дать эволюции остановиться. Но умирают они уже после нереста, а не до, о чем совершенно забывает автор "Для кого речка Золотая?" говоря, что "тот прекрасный лосось, которого рыболову можно было с превеликим удовольствием съесть летом, к осени превращается в полудохлого лоха, который по вкусу даже хуже залежалой путассу".

Выпуск меченого лососяКак уже говорилось выше, исследованиями ученых разных стран было показано, что смертность атлантического лосося при проведении лова по принципу "поймал-отпустил" невелика и зависит, в основном, от температуры воды (если выше 20°С, то смертность возрастает), времени пребывания в пресной воде (чем дольше в реке находится лосось до первой поимки, тем ниже смертность), времени вываживания (дольше вываживаешь, больше трупов) и места зацепа крючка (если зацепился за жабры и закровил, то шансы выжить у лосося очень невелики). Следует заметить, что по данным многолетних наблюдений температура воды в рассматриваемых реках никогда не превышала 20°С, рекреационное рыболовство базируется на рыбе, уже какое-то время побывшей в пресной воде, а рыбакам ассистируют опытные гиды, которые всегда подскажут и помогут побыстрее подсачить лосося. Ну а что касается поимок за жабры, то исследования, проведенные в Норвегии и России (Thorstad et al., 2003; Прусов, 2004), показали, что их частота не превышают 5 — 10 %.

Ну и, конечно же, нельзя не сказать о результатах мечения лосося, которое проводится на реках Рында, Харловка и Восточная Лица в рамках программы по оценке численности лосося в этих реках. Мечение рыб и сбор данных по повторным поимкам осуществляется во время рекреационного лова по принципу "поймал-отпустил". Рыб в сачке, куда они помещаются после вываживания, метят индивидуальными подвесными метками под спинной плавник (рис. 4).

Вот некоторые результаты этой программы. На р. Харловка в течение рыболовного сезона 2004 г. было помечено 392 лосося, из которых повторно был пойман 41, на р. Восточная Лица — 254 лосося, и повторно было выужено 59, а на р. Рында — 341 лосось, из которых 43 рыбы соблазнились на приманку еще раз. То есть — от 10 до 20% рыб брали "муху" во второй или даже в третий раз, и вели себя на крючке отнюдь не как истощенные или умирающие от предыдущих вываживаний. О нормальной активности пойманных и отпущенных лососей говорят также данные телеметрических исследований (Кузьмин, в печати), проведенных на р. Харловка в 2002 г., когда 30 лососей, пойманных на "муху", были помечены подвесными радио-метками и отпущены обратно в реку, а их перемещение в речной системе отслеживалось в течение всего лета вплоть до нереста. Ни одна из них не погибла и все успешно отнерестовали.

О высокой выживаемости лосося после поимки и выпуска, а также о его превосходном репродуктивном здоровье можно судить по возросшей численности лососевой молоди в тех реках, где проводится лов по принципу "поймал-отпустил". Для неосведомленных скажу, что перед тем, как скатиться на откорм в море, молодь атлантического лосося проводит в реке от двух до семи лет, вырастая за это время только до 12 — 15 см. Так вот, этой самой молоди в кольских реках, а именно на участках, где проводится лов по принципу "поймал-отпустил", стало больше (рис. 5).

Плотность расселения лососевой молоди

На мой взгляд, проблема заключается вовсе не в том, сколько атлантического лосося гибнет после поимки и выпуска, а в том, как избежать социальных разногласий при эксплуатации этого возобновляемого ресурса, как сделать, чтобы развитие рекреационного рыболовства по принципу "поймал-отпустил" не ущемляло права рыболовов с "традиционной ориентацией". Решение этого вопроса было предложено еще в 1958 г. сотрудником ВНИОРХ кандидатом биологических наук Н.Д.Никифоровым, который писал, что "… разрешение спиннингового лова на семужьих реках (с изъятием — авт.) наносит чрезвычайно большой вред воспроизводству семги. А между тем для любительского спортивного лова в Мурманской области имеется много озер, населенных сигами, форелью, хариусом, окунем, щукой и другими рыбами. В этих озерах рыбу почти не ловят. Поэтому любителям можно давать разрешения ловить в этих водоемах в любое время года…". Многим, конечно, может и не понравиться это предложение, но если мы хотим ловить семгу много и часто, и в то же время сохранить эту замечательную рыбу для будущих поколений, нам ее нужно отпускать, и отпускать бережно.

С. Прусов, кандидат биологических наук

"Спортивное рыболовство № 2 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*