Пятнистая хищница — Часть первая

Пятнистая хищница — Часть первая

Пятнистая хищница

часть 1 часть 2часть 3

В засаде и в поиске

Щука всегда доставляет много радости рыболову. Особенно, если еще весна… Особенно, если уже осень…

Но эта рыба отличается и тем, что частенько своим поведением загадывает нам загадки, которые начисто зачеркивают хрестоматийные представления о ней. Почему! Прежде всего потому, что, приспосабливаясь к окружающей среде, щука нередко меняет способы охоты, а это, в свою очередь, сказывается на ее клеве. О том, как охотится пятнистая хищница в различных местах и ситуациях, о ее ловле и пойдет сегодня речь.

ловля щукиВо многих водоемах, будучи привязана к определенным участкам прибрежной или глубинной зоны, щука нападает на жертву преимущественно из засады. Там, где недостаточно растительности, камней и других неровностей дна, щука подкрадывается к местам концентрации "кормовой" рыбы (назовем ее так), выбирая позицию для короткого броска, или ловит ее вдогонку.

Независимо от характера водоема, щуки охотятся с подкрадыванием или вдогонку в периоды наиболее интенсивного кормления: весной, когда большинство рыб нерестится, и осенью, во время массового перемещения рыб из прибрежной зоны в более глубокие теплые воды. Возможность охоты из засады уменьшается также в холодные месяцы года, когда более чем наполовину сокращается число укрытий (оседает на дно растительность).

В некоторых литературных источниках утверждается, что внезапные броски на жертву из засады щука делает лишь на короткие расстояния и при неудаче возвращается в укрытие.

Однако из наблюдений рыболовов известно, что иногда, в тех же условиях, когда щука может маскироваться в естественных засадах, она преследует жертву на значительном расстоянии, причем по самому верху воды и с таким азартом, что порой сама выкидывается на берег. Остается загадкой, почему в одних случаях хищница охотится только за легкой добычей, настигаемой при молниеносном броске из засады, а в других — вынуждена потратить много сил, преследуя жертву, при малых шансах на успех. Это тем более удивительно, что щука — типичный "спринтер", а в "беге" на длинные дистанции, да еще по кривой она чаще всего терпит неудачу. Только речная щука, "натренированная" в условиях течения, обладает феноменальным проворством, позволяющим настичь даже такую резвую, изворотливую рыбу, как елец.

Продолжительные погони щуки за жертвой в верхних слоях воды мне приходилось наблюдать только в теплые месяцы года, причем в пасмурную погоду, а не при ярком солнечном свете. Правда, при значительном уменьшении освещенности, когда над водоемом проходили низкие, темные облака, таких погонь я не замечал.

Итак, расшифровку особенностей способов охоты щуки, по-видимому, надо искать в условиях прозрачности и освещенности воды. Не менее важно здесь учитывать и температуру воды, с понижением которой хищница становится вялой.

"Рабочая" засада щук — это границы водорослей с чистой водой, валуны и крупные камни, подтопленные кусты и деревья, затонувшие коряги, а осенью и зимой — глубинные бровки и другие неровности на участках дна с ломаным рельефом. В засаде щука проявляет поразительную выдержку!

Однако любая засада может иметь для щуки смысл, если, конечно, возле нее периодически скапливается или перемещается молодь рыб. Поэтому летом, когда вода теплая, хищница, как правило, затаивается на относительно малых глубинах, где больше вероятности дождаться жертвы.

Но тут надо учесть: если рыболов будет забрасывать блесну или иную приманку только по линиям предполагаемых щучьих засад, он не всегда может рассчитывать на успех. Дело в том, что в хорошую погоду и в часы, не связанные с горячим полуденным зноем, "кормовая" рыба держится не только в полосе трав,, но и На струях чистой воды, на свободных от водорослей перекатах и бродах, вблизи быстрых потоков у плотин, шлюзов, устьев ручьев и речек.

В многочисленных реках и озерах встречаются обширные плесы с плотным грунтом, на которых вовсе нет или очень мало растений и других укрытий для щуки, но зато — глубина, а на реках особый "склад" течения. На таких местах кормится масса рыбы, поэтому здесь можно рассчитывать на поклевку бродячих хищников.

Как правило, щуки живут и охотятся в одиночку, но бывают такие ситуации, когда особи примерно одинакового возраста и размера сосуществуют вместе, иногда даже целой группой. К такому соседству хищники прибегают, когда в той или иной части водоема "кормовой" рыбы достаточно, а засад, в том числе и многоярусных, намного меньше, чем щук. Случается так и во время зимовки, когда омутов, ям и т. п. недостаточно. Но даже в зимовальных ямах, где собираются порой значительные "артели" щук, они держатся поодаль друг от друга.

…Но вот изменились условия: на реке построена плотина, вода замедлила свой бег и разлилась, затопив большую площадь. На огромном пространстве образовалось водохранилище. Как здесь ведет себя щука?

На водохранилищах Подмосковья, связанных с каналом имени Москвы, а также на Истринском и Можайском уже в первые годы их существования появилось большое количество щук. Они были голодны, ловились в любое время, на любые блесны или живца. Щучьи засады остались на глубине, в затопленном русле реки, "кормовая" же рыба рассредоточилась по всему водоему, укрытия в зарослях на новых отмелях появились далеко не везде или их вообще не было. Так что охота у щуки сильно осложнилась. Именно в такой ситуации при ловле рыбы спиннингом мне не раз приходилось наблюдать групповые нападения щук на стаю молоди. Расскажу о нескольких таких случаях.

На Истринском водохранилище, перед впадением реки Катыш, с одной стороны устья есть глубокая яма, с другой — широкая отмель. Как-то я долго и безуспешно облавливал блесной эту яму, стремясь вести приманку поближе к крутым перепадам в глубину. И вдруг слышу всплески крупных рыб, раздающиеся позади лодки. На ближайшем 30- 40-метровом участке отмели сразу во многих местах появлялись борозды, буруны и воронки от разворота охотящихся хищников. Это продолжалось две-три минуты, за которые мне удалось приблизить лодку к месту боя и поймать двух щук почти одинакового размера. После этого клев оборвался, отмель затихла.

Другой случай совместной охоты щук я наблюдал на отмели у лесного берега Клязьминского водохранилища. Она расположена между совхозом "Вымпел" и насосной станцией. Закоряженные склоны этой отмели спускаются на 9- 12 метров в затопленное русло реки Клязьмы.

После ливневого дождя, который мы пережидали на берегу, мой приятель заметил на отмели несколько всплесков крупной рыбы. Они повторялись и сопровождались ударами хищников, от которых молодь, выпрыгивая из воды, пыталась спастись бегством. Мы подплыли на лодке к внешнему краю отмели, граничащему с глубиной. Потревоженные рыбы исчезли, наступила тишина, но на увале отмели, на первом — втором метре спуска в глубину наши блесны почти одновременно схватили хищники. Щуки! А вскоре на том же месте одну за другой мы поймали еще несколько пятнистых хищниц.

Групповая охота щук наблюдается временами и в некоторых реках и озерах, причем порой она зависит от возраста (размера) хищниц. Например, в книге "Рыбьи дорожки" М. Заборский писал: "Крупные хищники охотятся в одиночку, иногда парами, а щуки помельче, килограммов до двух — небольшими партиями, до десятка".

Интересное поведение некоторых рыб, обитающих в глухих таежных озерах Архангельской области, описано в очерках А. Онегова "Следы на воде" (журнал "Наука и жизнь", № 12 за 1968 г.). В хорошую погоду, пишет А. Онегов, когда стая плотвиц ходит в верхних слоях воды, их всегда на всем пути сопровождают хищники. Получается как бы игра в "пастухи и стадо".

Рыбы перемещаются большими массами, группируясь на различных глубинах "по рангам своего достоинства". На верхнем этаже расчерчивают воду самые маленькие, ниже плавают тяжелые, крупные плотвицы, словно оберегающие молодое поколение; третий этаж занимают полосатые окуни, а по самому дну — это четвертый этаж — в прозрачной воде можно видеть какие-то темные и длинные тени. Этот этаж кажется мертвым. Но если задержать свое внимание подольше, пишет автор, то обязательно увидишь, как то одна, то другая тень вдруг оживает и легко перемещается немного вперед, по пути движения верхних стай. Это — щуки.

"Они крадутся вслед за остальными жителями озера, крадутся короткими перебежками, замирают, ждут, снова оживают, но почти никогда не бросаются за уходящей добычей… Но вот подъем дна, еле заметный подъем перед широкой подводной отмелью. Впереди растения, камни. Все три этажа стремятся к отмели. Тут щуки незаметно расходятся в разные стороны. Сейчас авангард рыб достигнет травы. Сейчас сорожки покинут свой первый этаж и широко разойдутся по зарослям кувшинки и рдеста, сейчас исчезнет рябь и наступит мирная тишина. Но тишине не суждено наступить у подводных зарослей…

Секунда, две, три, сейчас сорожки уйдут в траву, но из травы вырываются щуки. Щуки, которые крались по дну, заранее обошли добычу, забежали вперед, устроили засады, встретили свою жертву атаками и рассеяли все три верхних этажа".

Из этого описания можно сделать вывод, что щуки здесь приспособились гибко менять тактику и стратегию охоты и переходить от "стационарных" засад к скрадыванию и "подвижным" засадам.

Надо сказать, что существует немало озер, где щуки ловят добычу именно активными способами. В пример можно привести общеизвестное Плещееве (Переяславское) озеро. Этот огромный водоем, с характерными 15-20-метровыми глубинами, имеет ничтожную зону водорослей и других укрытий (в основном — валуны). Щук здесь много и засад, конечно, на всех не хватает, а зимой укрытий еще меньше.

И вот при ловле рыбы отвесным блеснением со дна на этом озере были такие случаи. Сидит рыболов у лунки, стремится придать блесне самые соблазнительные движения, при которых в прошлом возникали поклевки, но хваток нет и нет. Наконец терпение рыболова истощается. Он начинает подматывать катушку, чтобы вытащить блесну и сменить место ужения. И вдруг, в тот момент, когда приманка уже поднята на половину глубины,- хватка. А через минуту в лунке показывается щука, которая мотает головой, пытаясь освободиться от крючка.

Повторение таких случаев привело местных рыболовов к догадке: некоторые разновидности щук (а в Плещеевом озере их, кстати, три) временами держатся не у дна, а в толще воды. И теперь "щукари" зимой устанавливают на этом озере снасти с таким расчетом, чтобы живец плавал вполводы.

Следовательно, можно допустить, что в Плещеевом озере некоторые щуки добывают корм активным способом, то есть с подкрадыванием или вдогонку. Это тем более вероятно, что в озере в изобилии водится ряпушка, ведущая пелагический образ жизни.

Ну, а теперь мне хотелось бы рассказать о нескольких интересных случаях, когда поклевки щук происходили при каких-то особенных, редко встречающихся обстоятельствах.

…Спиннингисты забрасывали блесны в захламленный омут реки у плотины. Место верное — щук много, но поклевок ни у кого не было. Безрезультатная охота, по-видимому, продолжалась бы долго, если бы блесна одного из рыболовов не зацепилась за корягу. Он долго ходил с берега на плотину и обратно, дергал приманку в разные стороны — безуспешно: длинный прут, в который вцепился крючок, сильно гнулся, позволяя подтягивать блесну метра на два, и опять выпрямлялся. Но вот, наконец, блесна отцепилась и спиннингист потянул ее к середине омута. И вдруг на этой потяжке ее схватила солидная щука.

Что же происходило под водой? Однообразные вихляющие движения висящей на пруту блесны, видимо, привлекли внимание хищника, находившегося поблизости. Но блесна, хотя и сверкала, вздрагивала, все-таки не была похожа на живую рыбку. Но стоило ей оторваться от прута и "ожить", как хищница не могла удержаться от хватки!

…После нереста мирной рыбы иногда встречается молодь как помятая, так и со следами свежих ран. Это "работа" молодых щук. Пресыщенные легко доступным в дни икромета плотвы или иной рыбы кормом, хищницы не снижают агрессивности и порой продолжают охоту уже из одного азарта. Иногда их погони за рыбой похожи на игру сытой кошки с пойманной мышью.

Подобное "озорство" молодых щук мне приходилось наблюдать.

Как-то, возвращаясь береговой тропой после неудачной ловли, я заинтересовался нависшими над водой кустами, невдалеке от которых виднелся частокол коряжника. Решил попытать здесь счастья, и уже на втором забросе при проводке блесны между коряжником и кустами из-под замшелых коряг метнулась щука. Быстрым змееобразным движением она развернулась возле приманки и, показав белое брюхо, скрылась в коряжнике. На следующем забросе хищница вновь вывернулась около блесны. Поставил другую приманку — "Атом". Щука дважды бросалась на нее и в обоих случаях опять отворачивала морду. Тогда я решил все-таки перехитрить озорницу.

В моем запасе оказались две разноцветные блесны "Норвега". Я скрепил их проволокой и, отойдя за кусты, попробовал, как они играют в воде. Получилось нечто несуразное. Но у меня был свой расчет. Я заметил: во всех бросках щука "промахивалась" так ловко, что едва не задевала за хвост блесны, точнее за тройничок, замаскированный алой шерстинкой. Значит, подумал я, если она кинется на первую блесну, то в резерве будет еще тройничок. Так и получилось. И вот, когда новая приманка продвигалась мимо коряг, последовал удар — и спиннинг изогнулся под тяжестью пойманной щуки.

…На реке Мете мне довелось встретить рыболова, который оригинальным способом выманивал щук из непролазного коряжника. Поймать щуку в этом коряжнике было легко, но вытащить оттуда — просто невозможно. А сметливый рыболов нашел выход из положения: он устанавливал свою жерлицу в 8-10 метрах от коряжника, а к ее шестику прикреплял сетку с прикормкой.

Вскоре у сетки собирались мальки и молодь белой рыбы. Они плескались, толкали друг друга, норовя схватить вымываемый из сетки корм. Вся эта возня довольно быстро привлекала щуку. В момент хлесткого удара хищницы возле жерлицы собравшиеся у кормушки рыбы успевали разбежаться, а насаженный на крючок живец становился ее "легкой" добычей.

…У взрослой щуки зоркие глаза. Затаившись в засаде, она, если вода прозрачная, различает добычу на расстоянии до 2-2,5 метра. Такой предел видимости указан в научной литературе. Однако в реках с особенно чистой водой, если на поверхности нет ни волн, ни ряби, на плесах глубиной в один метр и чуть более щука начинает гнаться за приманкой метров с 15-17.

В таких условиях, маскируясь на берегу, интересно наблюдать нападение щуки на приманку. При хватке движущейся блесны щуку будто берет оторопь, она шалеет, начинает мотать головой, а затем, опомнившись, кидается в сторону.

Если поблизости нет травы, каких-либо других укрытий, хищница сама идет на сближение с рыболовом, с разбегу выкидывается из воды и на какие-то мгновения как бы повисает в воздухе, раскрыв пасть, мотает головой, стремясь выбросить блесну, и нередко ей это удается, особенно, если приманка оснащена крупным, недостаточно цепким крючком.

…Однажды, проходя вдоль Оки, недалеко от пристани Копаново, я увидел кем-то установленную на берегу жерлицу. К моему удивлению, вместо живца к ее шнуру была прикреплена легкая, но довольно крупная блесна-ложка. Береговая струя то поднимала ее к поверхности, то опускала на глубину до полуметра. Такой способ ловли показался мне безнадежным, но подошедший владелец снасти сказал: "Способ, конечно, необычный, но, как это ни странно, щука хватает играющую на течении блесну. Наверное, из-за любопытства, "неопытности": ведь попадаются больше молодые щучки".

…Очень часто слышишь от рыболовов: быстрого течения щука избегает. Но на плесах некоторых рек, примыкающих к плотинам, шлюзам, перекатам, эта рыба держится тех мест, куда течением сносит мальков и молодь, при этом она не избегает соседства таких же крупных хищников — жерехов и голавлей.

Вспоминаю, как на рассвете июльского дня мы подъехали к известному на Оке перекату под Новоселками, предвкушая интересную рыбалку. Но надежды на нее сразу же были омрачены: наш знакомый, приехавший сюда раньше, сказал, что берет на снасточку только мелкий судачок — другой рыбы нет.

Нам ничего не оставалось, как заняться ловлей живцов для снасточки. Но, как это всегда бывает, там, где хищники, поймать мелкую рыбу почти невозможно. С большим трудом удалось мне выловить одного голавлика, да и тот оказался слишком большим — более 100 граммов. Все же я решил попробовать и забросил рыбку на снасточке. Однако не рассчитал, наживка полетела несколько дальше цели и упала прямо на быструю струю переката. Метров пять ее сносило течением, затем, когда, по моим расчетам, она должна была опуститься на дно, я поднял вершинку удилища и тут же почувствовал хватку. И вскоре вывел крупную щуку, из пасти которой торчал голавлик.

Живца удалось использовать еще раз, он снова полетел на основную струю переката и почти тотчас же был схвачен такой же крупной щукой…

Г. Сазонов

"Рыбоводство и рыболовство № 10 — 1980 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*