Глухозимье: реальность или миф?

Глухозимье: реальность или миф?

Глухозимье: реальность или миф?

Уже давно в различных книгах и журналах февраль месяц принято называть глухозимьем. Очень любят третий месяц зимы склонять в том роде, что рыбалка в этот период является занятием крайне неперспективным. Призывая порой чуть ли не к игнорированию ловли как таковой и пережиданию этого времени дома в активных приготовлениях к более благодатной поре, а именно — началу весеннего потепления. Не буду спорить, может на каких-то среднерусских закрытых водоемах подобный подход в чем-то и оправдан. Но у нас на Северо-Западе водоемов очень много, они чрезвычайно разнообразны по своим условиям. И в большинстве своем, благодаря близкому к морскому климату с высокой степенью переувлажнения, являются проточными в том или ином смысле. И понятие «глухозимье» применимо лишь к немногим — и то являющимся совершенно малозначимыми в общей картине.

Теория и упрямая жизнь

Основной постулат теоретиков глухозимья основывается на том, что подо льдом ближе к окончанию зимы наблюдается заметный дефицит кислорода и увеличение концентрации углекислого газа, приводящие к угнетению всех форм жизни, замиранию жизнедеятельности организмов и в отдельных случаях — массовой их смерти, замору. Если брать небольшие и неглубокие замкнутые непроточные или слабопроточные водоемы, к тому же еще и с высокой степенью эвтрофикации*, то, несомненно, эффект глухозимья будет иметь место. Но много ли у нас на Северо-Западе таких? И представляют ли они в феврале хоть какой-то интерес для рыболовов-зимников? Вряд ли, особенно с нашими возможностями в плане выбора вероятного места ловли. Так называемые «водоемы первого и последнего льда» посещаются только тогда, когда невозможно выйти на лед более серьезных водоемов. К тому же доступность многих из них становится в середине зимы нулевой для автомобильного транспорта — ввиду того, что дорог к ним часто нет или они просто не поддерживаются. К таким водоемам относятся малые лесные озера, заброшенные песчаные или глиняные карьеры и бывшие торфяные разработки. Что же касается прочих вариантов, то у нас трудновато найти водоем с неблагоприятным кислородным режимом. Понятно, что Ладога, Финский залив, Чудское озеро, Онега, Ильмень и все более-менее приличные реки в принципе не могут рассматриваться, но даже более мелкие водные системы устроены так, что обладают очень высокой степенью водообмена — и не испытывают ни малейшего дефицита кислорода даже в очень суровые и долгие зимы. Не зря же многие крупные и не очень озера имеют в своей ихтиофауне лососевых, — о каких уж тут заморах может идти речь.

Вторым основанием для теории глухозимья является гораздо более субъективное мнение о том, что рыбе не хватает света — и она из-за этого снижает свою пищевую активность практически до нуля. Но здесь мы найдем множество противоречий.

Во-первых, в последние годы мало, что сам ледовый покров в наших краях устанавливался поздно, так и его толщина, равно как и толщина снега на нем, были очень незначительны. А на крупных водоемах, где снежный покров очень подвержен ветровому влиянию и легко перемещаем, о его сколько-нибудь серьезной повсеместной толщине говорить вообще не приходилось.

Во-вторых, для наших зим свойственны очень серьезные и продолжительные оттепели. Февраль не исключение, и во время таких серьезных потеплений удается периодически удачно половить на некоторых водотоках по открытой воде даже в первой половине месяца. О каком уж тут недостатке света может идти речь, на льду бы удержаться.

В-третьих, сам февраль — это месяц начала резкого увеличения продолжительности светлого времени суток. А также солидного увеличения количества солнечных дней — ввиду того, что атлантические циклоны снижают свою активность и начинают преобладать более «приятные погоды». И даже если на льду — снег, то вряд ли рыбе под ним темнее, нежели в конце декабря — начале января, пусть и почти бесснежных, когда целый день темень такая, что даже защитные очки не нужны, хотя снежок и совершенно бел. Вот если взять этот год, когда установление льда совпало с самыми короткими днями и вдобавок все сразу завалило полуметровым снегом, что и привело, скорее всего, к очень невразумительной рыбалке на многих водоемах — то можно говорить о критически малом количестве световой энергии подо льдом для нормальной жизнедеятельности рыбы.

Но это все были общие слова, теория так сказать. А что нам может предоставить практический опыт? Обладая стажем зимней рыбалки в условиях Северо-Запада почти в 25 лет, могу смело утверждать, что термин «глухозимье», при соответствующих знаниях и умениях рыболова, у нас практически неприменим. И ниже я приведу свои наблюдения на этот счет по разным видам рыб и водоемов.

Корюшка

В прежние года, причем даже уже после возведения дамбы на Финском заливе, начало февраля, а именно — число этак пятое — десятое, было периодом массового подхода косяков этой рыбы в близлежащие к городу зоны Финского залива, точнее — на глубины 7 — 11 м в район Ушково — Курорт. И не просто подхода, а очень активного клева. Уловы были вполне сопоставимы с уловами позднего марта — временем, традиционно наилучшим — и часто не могли превышать их только по той причине, что значительно меньшая долгота дня не позволяла успеть этого сделать. В других зонах залива (Приморск, Кронштадт, Приветнинское — Озерки — Ермилово) начало февраля также является порой, когда количество корюшатников на льду резко увеличивается, а размеры уловов начинают радовать.

Судак

Не секрет, что одним из главных полигонов для его ловли в наших краях является Финский залив. Количество судачатников на льду (да и летом тоже) несравнимо с таковыми на любых других водоемах. Корюшка — среди основных блюд клыкастого в заливе, и когда ее стаи приходят в движение, судак тоже начинает смещаться за ней. Ну а когда он движется — он берет. Судачьи стаи обычно поджимают «огуречные орды» со стороны большей глубины, всегда соблюдая небольшую дистанцию. И очень часто за линиями корюшатников, мористее, ближе или дальше, снуют гиперактивные товарищи или группки таких товарищей, интенсивно сверлящие лед в поиске изголодавшихся «клыкастых бульдогов». Так было и в советские времена, и сейчас частенько можно увидеть подобное. Март, конечно, месяц наиболее оптимальный, но и весь февраль — отличное время для ловли судака на заливе, что и становится заметно по увеличивающемуся количеству любителей заливного. Другое дело, что просто захотеть и поймать «на дурака» не получится. Это не реки и даже не озера, и без серьезной подготовки технической базы и горячего информационного обеспечения все очень проблематично. Но это уже вопросы из другой плоскости. Часто февральский лед, еще толстый и прикрытый снежком, для судака в плане дневной кормежки предоставляет лучшие условия, нежели голый мартовский, который вкупе с ярким солнечным днем часто способствует тому, что рыба питается только на рассвете и закате, абсолютно игнорируя день.

Но не только на Финском февраль — месяц судачатника. Чудское озеро тоже может порадовать. Если владеть достоверной информацией от местных, то весь месяц можно результативно гонять его стаи. К тому же, и погода, настраивающаяся уже на весенний лад, очень этому способствует. Мои знакомые, к которым я раньше ездил туда, пока не стало больших проблем с погранрежимом, уделяют в феврале особое внимание блеснению «ромбами» ходового судака (пасущего, по всей видимости, снетка) — и очень нечасто приезжают с неудовлетворительными результатами. Но опять-таки, невероятно высока значимость точной информации.

Налим

После всех своих пред-, во время и посленерестовых приключений в декабре — январе, налим начинает разбредаться по постоянным квартирам, «меняет мировоззрение» и начинает вести обычный образ жизни активного хищника — хорошо питаться и быстро переваривать проглоченное. Начинается пора его спортивной ловли на искусственные приманки. Причем февраль — время прекрасного клева этой рыбы в течение всего светлого времени суток.

Несколько лет я активно ловил налима в Новгородской области не только зимой, но и все время, пока вода холодная. Ноябрь может соперничать с февралем по дневной активности этого хищника, но по спортивности ловли — вряд ли. Все-таки позднее — осенний налим ловится в основном на донные снасти, спиннинговые поимки составляют незначительную долю — думаю, не больше 20%. Февральский же — это практически на 90% активное блеснение, в котором применяются все виды приманок — вертикальные блесны, балансиры, крупные мормышки, силиконовые приманки, нахлыстовые и зимние «мухи» в качестве подвесок. Причем наличие натуральной подсадки не является необходимым при дневной ловле — рыба прекрасно реагирует на чистую игру и практически весь день. Наибольшее количество своих достойных налимов я поймал именно в феврале, и именно днем. Затем, с вступлением весны в свои права, дневная активность его начинает падать, но тому есть понятное объяснение — резко увеличивается освещенность, очень много яркого солнца.

Одним из лучших налимьих водоемов Северо-Запада является Онежское озеро. И, насколько мне известно, там именно февраль (и начало марта) — период активной дневной налимьей жатвы.

Щука

Эта пластичная в экологическом плане рыба в водоемах Северо-Запада чуть ли не меньше прочих подвержена влиянию сложных жизненных обстоятельств. Она прекрасно приспособлена и к недостатку кислорода, и к любым глубинам, и к сумраку подледного мира. Активна она всю зиму, и чем водоем крупнее и глубже, тем менее обращает внимание на то, что творится сверху.

На небольших, особенно неглубоких озерах она, конечно, в феврале может быть несколько пассивна — и склонна просыпаться лишь при смене температуры и давления. Хотя даже в сложных условиях вполне реально добиться ее поклевок, пусть и немногочисленных. Другое дело, что это возможно практически только с помощью жерлиц.

На серьезных же водоемах — неважно, в феврале это или в декабре — можно успешно применять при ловле щуки весь арсенал доступных снастей. И тот вряд ли останется невостребованным. Тут даже сложно отдать предпочтение чему-либо. Где-то отлично работают жерлицы, где-то — крупные планирующие блесны, а где-то, как на моей реке в Новгородской области — балансиры Nils Master, к тому же великолепно ловящие и февральского налима. Выбор оптимальной снасти будет зависеть от условий, но часто — и от традиций.

Карповые

Лещ. Эта рыба очень метеозависима в наших краях. Что по открытой воде, что подо льдом. Лещу важно не то, какое время года на дворе, а то, чтобы были более-менее устойчивые по давлению, пусть и низкому, и благоприятные по температуре погодные условия. Тогда и клев будет. В этом я убеждался даже в ноябре — декабре, в затягивающиеся периоды становления льда. Если пришла зимой длительная оттепель — самое время съездить за лещом. В марте уловы, понятно, более впечатляющие, но и в феврале удается прекрасно половить эту рыбу, причем не совершая героических выездов. И в Новгородской и в Псковской областях, и на озерах Карельского перешейка успешная ловля этой рыбы — явление отнюдь не редкое, а вполне закономерное. Но, повторюсь, ждите благоприятной погоды.

Плотва. В середине зимы ее поведение сходно на многих водоемах с лещовым. Если придавили морозы, то за целый день можно не увидеть поклевки. Если же к нулю или выше, то активность может стать чрезвычайно высокой. Особенно если полностью сошел снег с поверхности льда. Случалось попадать в первой половине февраля в такие ситуации, когда размер рыбы и улова на внутренних водоемах делал честь даже ладожским. Как правило, все это сопровождалось очень сильным западным ветром, сильными осадками и солидным плюсом — и запомнилось очень большой трудностью передвижения по гладкому, покрытому водой льду в условиях шквалистого ветра.

Разумеется, на главных наших водоемах — Ладоге и Финском — теплые погодные условия так же благоприятно сказываются на ловле плотвы, и в первую очередь — именно днем.

Но есть под Питером и такие озера, где клев плотвы весь февраль стабилен практически в любую погоду, если только нет в атмосфере никаких катаклизмов. На эти водоемы мы выезжали в те моменты, когда условия по снегу не позволяли ехать на ту же Ладогу. Все-таки пройти метров 100 — 200 по озеру, пусть и накрытому толстым покрывалом, не слишком сложно. И знаете, несмотря на толстый лед, отсутствие света и прочее — уловы всегда радовали. Правда с одним «но» — ловить надо было не на животные насадки и не «на игру». Но это уже непринципиально, если брать общую тему.

Густера рыба более редкая в зимних уловах, в основном ее ловят на реках, но плотвиная модель так же справедлива и для нее: чем теплее, тем больше шансов на успешную ловлю.

Язь, по моему опыту, немного выбивается из ряда карповых — любит, чтобы погода была максимально стабильна. Для него не так страшен сильный мороз (я ловил их и когда было за двадцатку), но он плохо воспринимает смену погоды, не любит ветер. Его модель питания очень похожа на окуневую — и весьма часто хороший клев язя сопровождает такой же хороший клев окуня. А что касается уловов в феврале, то они, конечно, уступают перволедью, но по сравнению со всем остальным временем «твердой воды» ничуть не хуже. Повторюсь, главное условие его успешной ловли — устойчивая погода, а не месяц на календаре.

Окунь

Самый вроде простой, а с другой стороны — и самый непонятный товарищ. Фазы его активности меняются иногда непостижимым образом. И кажется порой, что этот процесс не поддается логическому объяснению. Он может практически полностью игнорировать несколько дней все приманки при максимально благоприятной погоде, а затем в жуткую метель не давать прохода любой «железяке», кинутой в лунку. Причем разные стаи могут вести себя по-разному. И даже на соседних, похожих с виду озерах, когда переезжаешь с одного на другое, окуневое настроение может меняться радикально, даже если эти озера связаны между собой.

На той же Ладоге февральская активность окуня, особенно в последние десятилетия с их климатическим непостоянством, величина трудно прогнозируемая. То практически весь месяц уловы не радуют, то только в феврале нормально и ловят. Но это Ладога.

Окунь же водится во всех водоемах и ловится прогнозируемо хорошо на некоторых из них, что часто определяется набором каких-то специфических условий. Надо только знать такие специфические февральские водоемы.

В свое время я ловил частенько на озере Суходольском, вообще-то сложном для зимней рыбалки. Так вот, лучшим временем для блеснения крупного глубинного окуня на отметках в 7 — 9 м местный старый рыбак назвал мне начало и середину февраля. Я потом имел возможность в этом убедиться — ни раньше, ни позже, ни мельче, ни глубже мне такие солидные полосатые там не попадались. Почему именно так — лично для меня непонятно.

В Новгородской области на одной речке с наступлением февраля (и, видимо, окончанием роста льда) и до начала весеннего движения воды клев окуня становится наиболее стабильным. Полосатый не обращает внимания на погоду, — и только меняет свои предпочтения в приманках в зависимости от температуры, облачности и давления. Точки клева остаются практически неизменными. Ходишь через день весь месяц — и приносишь постоянно по 3 — 5 кг, даже скучно становится. Разбавляет всю эту рутину какой-нибудь прилов в виде язя, судачка или налима.

Существует еще масса примеров подобного толка — на Карельском перешейке, например, или в некоторых местах Финского залива, и перечислять все варианты не имеет смысла. Важно другое: окунь на определенных водоемах не только не снижает активность в феврале, но именно в этом месяце она у него максимальна после короткого периода перволедья.

Не будем забывать и о том, что февраль — часто последний месяц, когда окунь активно хищничает. (Может за исключением финскозаливской популяции, которой свойственно лопать здоровенные блесны и в середине марта, но она и нерестится значительно позже прочих — соответственно, и половые продукты созревают к другому сроку.) И для предпочитающих именно блеснение уже март становится в некоторой степени «глухозимьем» по окуню.

Конечно, мне не ведомо, что готовит впереди эта зима. Может — морозы весь февраль в районе тридцати градусов и снег по пояс везде. А может — полмесяца температура будет в районе трех — пяти со знаком плюс. И такие условия, несомненно, повлияют на все в отрицательном или положительном для нас, рыбаков, смысле.

Но надеюсь, мои доводы и размышления помогут сомневающимся забыть о термине глухозимье, не расстраиваться по поводу приходящего февраля, заставят больше думать и слушать, а также активнее искать новые возможности и пути в рыбалке.

Перефразируя профессора Преображенского — " Глухозимье — не на водоемах, а в головах!"

Примечание*. Эвтрофикация вод — накопление в водах биогенных элементов под воздействием природных или антропогенных факторов (естественного старения водоема, внесения удобрений или загрязнения сточными водами). Для эвтрофных водоемов характерны богатая литоральная и сублиторальная растительность, обильный планктон. Сначала эвтрофикация ведет к повышению биологической продуктивности водных бассейнов, а затем, с возрастающей нехваткой кислорода — к заморам.

М. Нежданов

"Спортивное рыболовство № 2 — 2010г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*