Лед и солнце

Лед и солнце

Лед и солнце

Пятница выдалась на загляденье: начав вечер с 0,7 на троих в кабинете, продолжили в арабском кафе напротив. Распрощавшись с третьим, мы, оставшись вдвоем с г-ном О., с какого-то момента почувствовали, что алкоголя нам уже вполне достаточно и более не требуется. В итоге легкая попойка, грозившая перейти в откровенную пьянку, неожиданно обернулась весьма культурной прогулкой. Прошлись пешком по Большой Никитской до Манежа, там, в одном из полуночных подземных заведений, отведали по чашечке кофе, затем вышли на Тверскую, а у театра имени Ермоловой пересели на коней и верхом приехали обратно к Никитским воротам. Конная прогулка по морозной ночной Москве вышла кульминацией вечера. Кстати: появлению живых коней в полночь в центре города мы и сами поначалу удивились, но — было ведь на самом деле! Зарабатывали кони себе на корм, катая за умеренную плату подвыпивших пятничных джентльменов. Так вот: после всей культурной программы, очевидно, субботнее утро началось у меня ближе к обеду…

Поскольку выспаться удалось, по пробуждению тошноты и головных болей уже не ощущалось; лишь мутило слегка. Автомобиль мой, разумеется, так и оставался припаркованным в районе Никитских ворот; мне полагалось теперь за ним ехать. Весеннее солнце сияло так радостно, что асфальт местами просох, совсем как летом, и с трудом верилось теперь, что к ночи опять будет под минус десять, если не пятнадцать градусов. Март — месяц льда и солнца, прекрасный и обманчивый предвестник пробуждения природы. Я решил вдоволь насладиться мартовским солнышком — одел легкую курточку, прихватил спиннинг и поехал за оставленным автомобилем.

…И вскоре я летел на своей белой "восьмерке", благополучно дождавшейся меня у Никитских, по Симферопольской трассе в сторону Оки. Расстояние значения не имело, не смущало и то, что уже почти три часа дня и рыбачить мне до темноты полагалось всего пару часиков. Я ехал туда, где свежо и не натоптано, не особенно надеясь на большие уловы. Выбор пал на устье Протвы: и сама Протва, и участок Оки ниже устья гарантированно уже давно открылись ото льда, а до начала половодья оставалось еще много дней. Одна неприятность: никому и никогда еще в этом месте и в это время года не доводилось попасть на стаю жирующих судаков — обычно рыбы вообще никакой здесь в марте не бывало. Но, с другой стороны, такая статистика позволяла надеяться, что и толпы рыболовов на берегу не будет — после тяжелой недели и пятничной пьянки хотелось отдохнуть от всего.

Народа действительно не было. Рыбы — тоже, но чтобы точно убедиться в этом, я решил скоротать время до заката, помахивая спиннингом и любуясь предвесенней природой. От трассы прямо до устья вела хорошо укатанная колея — снег спрессовался в чистый лед, толщина его от поверхности до бетона в самом глубоком месте колеи была сантиметров не меньше десяти. Я припарковался по всем правилам: "носом на маршрут" — то есть развернулся сразу, чтобы не крутиться по окончанию рыбалки. Полезная привычка и вскоре в очередной раз пришлось в этом удостовериться.

Вот что произошло с автомобилем, пока я купал поролоновую рыбку. Мартовское солнце подтопило снег под черными протекторами колес, и каждое колесо теперь, всего пару часов спустя, оказалось в своем индивидуальном углублении. Выехать из такой штуки самостоятельно невозможно — энциклопедический пример, пройденный многими зимними спиннингистами, одна из многочисленных мартовских ловушек. За целый световой день колеса могут дойти до грунта, притом, что снег вокруг останется практически нетронутым. К счастью, моя машина не села на брюхо — солнце яркое, да рыбалка короткая. Чтобы выбраться, достаточно было какой-нибудь "Ниве" или "УАЗику" выдернуть меня на тросе. Единственная проблема — где взять эту самую "Ниву" или "УАЗик" — показалась мне ничтожной: дорога совсем рядом, машины идут одна за одной. И я, убрав вещи в багажник, пошел на трассу ловить подходящий автомобиль.

19:00 Еще не ночь — почему же они все боятся останавливаться?

19:30 Кто с московскими номерами — [непечатное], на них надежды нет, не остановят.

20:00 И с областными номерами — тоже [непечатное].

20:15 Но чего вы все боитесь, не сожру же я вас!!!

20:30 Похоже, у меня серьезные проблемы…

20:45 Какая "Нива", какой "УАЗик" — хоть бы "Запорожец" притормозил!

21:20 Бог послал добрых людей. "Копейка" с калужскими номерами, на лысой резине, с просевшим багажником, внутри — семья. Вытаскивать не будут, да и не надо рисковать. Могут довезти до Серпухова, а там — там машин много! Добрые люди, понятливые. И денег не берут. А денег в кармане всего 100 рублей одной купюрой (по тем временам — примерно на полбака бензина или на плотный обед в придорожном кафе) — как-то и не подумывал о деньгах, когда из дома выходил.

Спасибо добрым людям, довезли до города. Машин вокруг — масса, фонари горят, никто останавливаться не боится — хочешь, от борта голосуй, хочешь — подходи к припаркованным. Не Москва, конечно, но жизнь заметна — город есть город.

Такие вот ответы следовали на мою просьбу съездить в Дракино и вытащить мою "восьмерку":

— Не, машина не моя, документы у шефа, а он сам куда-то ушел.

— Не, у меня сцепление никакое — сам еле трогаюсь.

— Не, у меня гараж через полчаса закрывают.

— Не, у меня кардан…

— Не, у меня талон техосмотра…

— Не, я уже бутылку пива выпил, никуда не поеду…

Что характерно: поначалу меня мучили сомнения, хватит ли имеющихся в кармане ста рублей, чтобы заинтересовать водителя, однако до разговора о деньгах так ни разу дело не дошло.

Ладно: первая попытка — взять с наскока — не удалась. Отрабатываем пути отступления. План такой. Сначала во что бы то ни стало надо позвонить в Москву (мобильные телефоны в те годы уже появились, но пока далеко не у всех). Времени — одиннадцатый час, но это же город, где-то на вокзале или в центре должен быть круглосуточный междугородный телефон. …И такой телефон вскоре нашелся.

— С Москвой можно поговорить?

— Конечно, можно. Оставьте десять рублей в залог и проходите в третью кабину.

— У меня десяти нет, только сто.

— Ничего: поговорите, сдачу заберете.

Прохожу в третью кабину. Восьмерка, 095 — код города (теперь уже бывший), семизначный домашний номер. Жена укладывает детей и удивляется, чего это я еще не дома. Кратко излагаю диспозицию: застрял, пытаюсь выбраться. Телефон на ночь не выключать, если не появлюсь и не дам о себе знать до утра — в 8:00 выслать мне на подмогу [такого-то] или [такого-то], далее — точные координаты.

Все, сообщил домой, что жив и почему задерживаюсь. Теперь можно продолжить заниматься поисками буксировщика. Но сначала — надо забрать сдачу в кассе. Подхожу. Мне дают несколько рублей мелочью. Думаю: какая хитрая девушка, делает вид, что забыла, что я не десять рублей оставлял, а сто. Напоминаю:

-Девушка, я вообще-то 100 рублей оставлял.

— Все правильно: на 96 рублей наговорили — получите 4 рубля сдачи.

— Девушка, а вот у вас здесь написано, что с Москвой минута стоит [какие-то копейки].

— С Москвой — да.

— Ну?

— Но Вы-то не с Москвой говорили.

— А с кем же? (удивленно)

— Вы звонили в Армению, на сотовый, а туда звонить очень дорого.

— Девушка, я в Москву звонил, жене.

— Да вот же у меня аппарат специальный код города записывает.

— Ну и посмотрите — 095, код Москвы.

— А у меня здесь — 895. Такой код — в Армению на сотовый, звонок туда стоит, между прочим, дороже, чем в Австралию.

— Да нет же, Ваш аппарат наверняка ошибается. Я звонил в Москву, это совершенно точно, себе домой, вот по этому номеру…

— Номер — такой, как у Вас, но код — 895, а это — в Армению на сотовый.

— Девушка, я не жадный и в другой ситуации не стал бы с Вами спорить, а отдал бы Вам эти несчастные 100 рублей и согласился бы, что звонил в Армению на сотовый. Но сейчас ситуация такова, что я не могу позволить себе такие подарки — я застрял в 30 километрах отсюда, мне деньги очень нужны, я их водителю отдам, который меня оттуда вытащит.

— Но ведь мы же не можем…

— Да Вы проверьте через центральный коммутатор, там номер сохраняется — в Москву я звонил, точно Вам говорю!

— Через центральный? А они теперь только в понедельник будут. Вы в понедельник приходите, после десяти…

— Девушка, к понедельнику я тут в кусок замороженного мяса превращусь. В понедельник мне уже ничего не нужно будет. А затем: мне до вас и обратно доехать — бензин дороже выйдет. Но не в этом дело. Понимаете, мне сейчас нужно…

— Но ведь Вы же в Армению звонили, на сотовый!

— Да в Москву я звонил, [убедительные аргументы].

— Ну, не знаю, сейчас позвоню, узнаю… — набирает номер.

— Клав, слушай, тут вот у меня человек звонил по межгороду, говорит, в Москву, а аппарат выдает — в Армению, на сотовый. А коды похожие — 095 и 895. Чего делать? Я тоже говорю — в понедельник, но ему сейчас надо, он застрял. Что? А, поняла. Ну, давай, попробуй. Проверь и перезвони мне…

…Из рассказа моей жены: начало двенадцатого, примерно полчаса прошло после нашего разговора. Междугородный звонок. Какая-то тетка.

— Алло, это Москва?

— Москва.

— Номер такой-то? — Да.

— А Вам сегодня из Серпухова по межгороду звонили?

— Звонили…

— А кто звонил?

— Мой муж звонил. А в чем дело?

— А у него в Армении знакомые есть?

— Какая еще Армения? Что с моим мужем?

— А во сколько он звонил?

— Полчаса назад звонил. А кто это говорит?

— А у вас в Армении знакомые есть с сотовыми телефонами?

— Какие еще знакомые???

— А Ваш муж Вам сказал, что он из Серпухова звонит?

— Да что с ним, в конце концов?

-А сколько минут Вы разговаривали?

— Минут пять… Скажите, что случилось?

— Это мы проверяем. -?…

Серпухов, телефонная станция, несколько минут спустя. Звонок.

— Да? Да, Клав! Проверила? Действительно в Москву звонил? Ой, ну надо же! А чего ж этот аппарат показывает, что в Армению на сотовый? Надо же! Ну ладно, пока.

— Ну вот, видите, как хорошо! Я же тоже в душе немножко связист, знаю, что после соединения матрица сохраняется, можно все разговоры отследить.

— Да, проверили: действительно, в Москву звонили. Вы уж извините — это ж не мы, это техника виновата. На два рубля сорок копеек наговорили. А мелочью у вас не наберется?

Дальше — детальный пошаговый мониторинг серпуховских автомобилей. Концентрация их к ночи все меньше, проезжающие останавливаются все неохотнее, дистанции между припаркованными все больше, водители все пьянее и все испуганнее. Отказы поражают разнообразием причин:

— В Дракино? А где это — я не знаю.

— Поехали — покажу.

— Не, не поеду туда — мне в гараж надо.

— Не, ночью не поеду. И никто с тобой не поедет туда ночью.

— А я тебе денег дам.

— Да у меня этих денег — полная сумка в багажнике. Потому и боюсь с тобой ехать.

Но — наконец-то — вот он, счастливый миг! Новенькая сверкающая "Нива", за рулем — настоящий пацан, такой темноты не испугается.

— А сколько денег дашь?

— Все что осталось — сто рублей…

— Братан, ну-ка дверь закрой!

Глупейшая ситуация: и люди есть вокруг, и машины у них хорошие, а ехать вытаскивать никто не хочет. Денег в кармане мало, но даже ими заинтересовался лишь один из двадцати или тридцати водителей. "Уж полночь близится…" И вдруг…

…Очередная Нива, только не блестящая и без бубенчиков.

— Я в Дракино застрял. Там рядом с дорогой, легковая даже пройдет, только дернуть…

— Садись быстрее, по дороге расскажешь. В Дракино — это ж двадцать километров — пока туда, пока обратно, а нам еще ехать…

Сажусь, едем, вдруг — пьяный голос с заднего сидения:

— Ты куда — мы ж не успеем!

— Да погоди ты — человек застрял, вытащить надо. Успеем.

— Застрял? А чего ж ты застрял?

-Да на бетонке машину поставил, солнце лед подтопило под колесами…

— Прямо как у нас в позапрошлом году!

— А в Дракино — точно: там по темноте кто ж остановит…

Трос привязали. Колеса успели вмерзнуть в лед, но "Нива" сильнее. Петруха — так зовут водителя — предложил протащить меня до самой трассы — на всякий случай. Выбрались.

— Спасибо, мужики!

— Да не за что — сами так попадаем постоянно, знаем, что это такое.

— Денег возьми — извини, что так мало: как нарочно, с одним стольником выехал.

— Да ладно — на штрафы оставь, тебе еще до Москвы ехать.

— А чего тебя сюда понесло?

— Да я рыбак — со спиннингом вот решил.

— А мы охотники. Ну, давай, счастливо, может, еще встретимся когда.

…Спасибо тебе, Петруха. Мы обязательно еще встретимся!

А. Соколов

"Российская Охотничья газета № 12 — 2007 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*