Тепло!.. Караси!..

Тепло!.. Караси!..

Тепло!.. Караси!..

«Самая плодовитая и везде во множестве водящаяся рыба. Складом своим широк и кругловат; фигура его составляет средину между красноперкой и лещом, то есть он шире красноперки и уже леща; покрыт чешуей серебряного или золотого цвета. И белые и желтые караси (как называют их без церемонии рыбаки) живут иногда в одной и той же воде вместе. В небольших копаных прудах во множестве попадаются караси среднего, переходного от белого к желтому, как будто розового цвета; вероятно, это помесь. Вся разница между ними состоит в том, что караси желтые несколько круглее и перья имеют красные, особенно нижние. У белых же они серовато-сизые. Вообще карась — складная и красивая рыба, преимущественно золотой».

Сергей Тимофеевич Аксаков

Розовея утренниками, пришли тихие дни с высоким солнцем, теплыми ветрами и запахами молодой настойчивой травы. В один из таких ленивых дней мы собрались за карасями и совсем недалеко, поскольку день был воскресный и времени на ловлю было в обрез.

ловля карасяМаленький прудик — совсем рядом, минутах в пятнадцати, если ехать на велосипеде. И глубина у него до смешного мала — не более метра, но в этом-то и было у прудика явное преимущество перед большими и глубокими прудами, где вода, вероятно, еще не совсем прогрелась. В отношении размеров и веса карасей мы не питали особых иллюзий, так как знали возможности пруда. Да нам особо и не надо было трофеев: первую охотку мы уже сбили в ловле сороги, а здесь, будем говорить прямо — «пикник на обочине», то бишь — на молодой (не пыльной траве) деревенского сонно-спящего прудика с присущими всем пикникам атрибутами… А если и клюнет чего, так это мечта поэта и универсального рыболова, для которого главное — разнообразие мест и способов ловли.

Выехали пораньше, пока не понеслись по шоссе стаи машин. Утром еще можно ощущать запахи и звуки живой, а не механизированной жизни.

— Не отставай! — оборачиваюсь и кричу товарищу.

— А куда спешить? — ленится тот.

— Клев пропустим.

— Так у нас все с собой, в том числе и рыба! — смеется нахал.

С ним не соскучишься. Во времена, когда машин было поменьше, я вот так же оборачивался, но только тогда приходилось махать кулаком, чтобы прижался, бродяга, к обочине, ибо вопреки уговору «принял» перед дорогой и теперь ему этой дороги явно было мало… Ладно, тогда время было немного другое, и товарища кто материл, кто просто молча объезжал, кто показывал кулак, а кто — смеялся…

Наконец мы на месте. Сонная гладь пруда парила по-утреннему. Не было видно еще врагов наших поплавков — гусей. Но уже слышалось в деревне их зло-коварное гоготание. У них, красноносых, плохая привычка наплывать на поплавки, причем при наличии явно свободного фарватера… Это, скорее, их зловредность и выпендреж…

Разматываю снасти и удивляюсь: откуда берется торопливость и волнение? Это перед карасиками-то с ладошку?.. Но, наверное, один только вид открытой воды после ледового сезона может взволновать, хотя и были выезды к ней, воде…

Поплавки упали на тихую воду и закачались на ней, уже настороженно и как бы опасно. Насадка у нас простая: навозники, катыши хлеба и манки. Все как обычно. Но по памяти прошлого года в банке с червяками лежат резаные дольки чеснока. Это нам подсказал парнишка — завсегдатай этого прудика. Я не совсем уверен в чудодейственном влиянии этого рецепта на клев карасей (может быть, просто везло, но действительно без рыбы не оставался…)

А вот и первая поклевка. Поплавок повело в сторону, он наклонился и упал. Подсечка!.. И на леске затрепыхался живой слиток серебра, чуть притушенного в яркости. Тот самый, аксаковский — переходный от белого к желтому. Действительно «складная и красивая рыба», особенно если учесть, что первая в этом году, я имею в виду карася.

Соседний поплавок не стал танцевать и падать классически на воду, а просто юркнул вниз и исчез, и еще один карасик чуть крупнее ладошки затрепыхался в садке, выгибая плотное «мужицкое» тело. Этот взял на манку. (На хлеб и манку, кажется, берут более крепкие парни).

Товарищ Вовка тоже не отставал: кряхтя, сопя в самозабвении, он то и дело подсекал плещущих в тихой воде рыбин-рыбешек. В несколько мутноватой воде появление живого темно-серебристого карася было неким таинством, хотя, конечно, размеры были не трофейные.

Случается и другая крайность. Доводилось мне бывать на неком пруду, тоже деревенском, но подальше от города и несравненно более глубоком. Там был крупный карась, но клевал он «раз в день», причем его мало интересовал хлеб и черви, а попадался он, как ни странно, на опарыша. Да, наверное, добыча в кило и крупнее стоит терпения, но мне его всегда не хватало: целый день на жаре в ожидании одной рыбины или вообще впустую казалось или мазохизмом, или действительно настоящим рыбацким героизмом, но, кажется, к этому склонны больше деды-пенсионеры, которым все равно где греться на солнце. Мне через час бесклевья хочется или искать рыбу, или вообще плюнуть на все и уехать.

Но вскоре и нам начало прискучивать сие благословенное, но в относительно большом количестве — не азартное занятие, поскольку «калибр» рыбы не менялся, каких бы мы громадных червей или кусков хлеба не насаживали. К тому же, и день разгулялся.

Забросив еще раз удочки с насадками уже крупнее самого карася, мы расположились на мягком бережку. Теплый ветер путался в пучках зеленого лука, стонало пеной и пузырилось пиво в "бокалах"-чашках от термосов, рядом плакал соком разодранный по волокнам лещ, просвечивая на солнце, а с недалекой деревенской околицы уже скатывались первые враги-пластуны, блестя зловредными глазами на наши поплавки и торопливо переставляя свои красноперепончатые лапы, чтоб им пусто было!.. Рыбалка явно заканчивалась, но тут один из поплавков плюхнулся набок и так понесся по воде, что и я кинулся к удочке, уже без пивной лени…

На леску точно что-то навесили: подумал, что какой-то карасик залетел с испугу в автомобильную покрышку — не редкость в деревенских прудах — но рыба двигалась и, в конечном счете, оказалась не такой уж крупной, как показалось в первые минуты. Но в сравнении с чередой предыдущих рыбок, этот карась был гигантом, не за полкило ли? Вовка даже пивом поперхнулся…

— У тебя там садок, наверное, припасен, а пацан деревенский рыбу подвешивает!.. Нет тут таких карасей!..

Карась взял на кусочек манки, на самую короткую удочку, заброшенную рядом с травой, и насадка, в отличие от тех, гигантских, была малюсенькая… Классика…

А. Токарев

Фото автора

"Российская Охотничья газета № 25 — 2010 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*