Прежде чем что-либо делать, надо знать

Прежде чем что-либо делать, надо знать

Прежде чем что-либо делать, надо знать

От редакции.

Дискуссия о принципе "поймал — отпусти" в нашем журнале началась именно со статьи Р.М.Викторовского в № 10 — 2004. К сожалению, ответить оперативно на доводы оппонентов Ростислав Михайлович не имеет возможности, т.к. ныне постоянно проживает в российской глубинке, приезжая в Санкт-Петербург лишь раз в году. Тем не менее, мы посчитали целесообразным опубликовать его мнение, а читателей журнала просим восстановить в памяти статьи других участников дискуссии, напечатанные в №№11-2004, №№ 2, 5 , 9, 10 — 2005.

автор статьиПо поводу некоторых высказываний участников развернувшейся на страницах журнала и в Интернете дискуссии предварительно хочу заметить следующее: говорить о принципе "поймал — отпусти" применительно к "рыбе вообще" — вещь совершенно бессмысленная. "Рыба" — не более чем абстракция, объединяющая класс водных позвоночных животных. В природе существуют конкретные виды, представленные конкретными популяциями, и речь можно вести, соответственно, лишь о каждом единично взятом виде рыбы.

Более того, эти виды отличаются и морфологически, внешне, благодаря чему мы их узнаем "в лицо" — и далеко не всегда с легкостью. Да еще и каждый несхож на разных этапах жизненного пути физиологическими и поведенческими особенностями, неодинаковой устойчивостью к травмам и к пребыванию на воздухе. Даже рыбы одного вида, но находящиеся в различном физиологическом состоянии, разнятся очень сильно, и процедуры, легко переносимые в одном состоянии, у рыб того же вида, но находящихся в другом состоянии, оканчиваются их гибелью. К примеру, серебрянки тихоокеанских лососей с незрелыми половыми продуктами чрезвычайно легко теряют чешую при неосторожном к ним прикосновении и могут без вреда находиться на воздухе лишь секунды. А всего через неделю-полторы кожа их утолщается, чешуя в ней держится уже прочно, и еще несколько недель спустя для них позволительно нахождение на воздухе уже в течение нескольких минут — правда, длительность зависит от температуры воздуха.

Разумеется, все это близко и понятно ихтиологам-исследователям, ведущим экспериментальные работы с конкретными видами. И, конечно, я не имею права винить никого из рыболовов-спортсменов, даже мастеров международного класса, что они не в курсе дела. Незнание — не порок, все мы многого не ведаем, и объем наших сведений об окружающем мире ничтожен по сравнению с его реальностью, а вот нежелание ничего нового узнавать — никого и никогда не украшало.

Боюсь, самой главной мысли моего письма в редакцию "Спортивного рыболовства" оппоненты не заметили (или я недостаточно ее растолковал). Поэтому повторю еще раз. В зарубежных цивилизованных странах коммерческое рыболовство на внутренних водоемах отсутствует или, как в Канаде, стоит на последнем месте в ряду приоритетов. В упомянутых странах вся пойманная рыба полностью учитывается, и рыболов обязан сдать полную информацию о количестве пойманной рыбы по видам и размерно-весовой структуре улова. Там любительское рыболовство платное, и собранные деньги не тонут в бездонной прорве Госбюджета, как у нас, а расходуются по прямому назначению — на охрану, воспроизводство, изучение запаса, и охрана рыбы включена в общую структуру природоохранных ведомств.

инерционная катушка О.А. БяковаДо тех пор пока у нас в России не станет так же, как в цивилизованных в этом плане странах — будет по-прежнему царить хаос на водоемах, да и в головах тоже. Это же национальный позор, когда ряд видов лососевых находится в российской "Красной книге", чего нет ни в одной стране мира. Пока псевдорыбоохранное ведомство остается пособником алчных рыбопромышленников — рыбные ресурсы будут таять на глазах, что происходит особенно бурно в лучшей части нашей страны — на Дальнем Востоке. И доколе у нас это пресловутое ведомство имитирует охрану "рыбы вообще", у конкретных и наилучших популяций самых ценных видов продолжится вымирание. И это все будет длиться до тех пор, пока миллионы рыболовов-любителей не потребуют у государственной власти положить конец бездумному разрушению среды обитания и восстановить ведомство, ответственное за охрану всех биологических ресурсов — включая рыбу, зверей, птиц, лес и почву.

Постараюсь теперь ответить на другие замечания оппонентов в мой адрес. Вообще-то, кажется, что подчас мы с ними говорим на разных языках. К примеру, для одного главное — вываживание легкой снастью пудового сомика, для меня же всегда интересно было взять рыбу, недоступную для рыболовов на 99,9%, т.е. матерую форель. И делать это приходилось на площади в одну, а иногда — и в четверть сотки, да еще и со всяким дрекольем на дне и по берегам. Когда я сорок лет назад впервые взял в руки шведскую катушку ABU-444, мне сразу стало ясно, что изделие, отягченное фрикционом, не позволит решать эту задачу с той легкостью, как инерционная катушка, сконструированная Виктором Леонидовичем Новиковым специально для ловли матерых гатчинских форелей. А катушка эта такая: лесоемкость — 75 м лески диаметром 0,4 мм или 100 м — 0,3 мм, масса приманки от 5-6 до 20 г. Тормозов на ней нет, и работа при вываживании — только пальцами, так что эмоций тут поболее, чем при вываживании сомика с фрикционным тормозом. Но ловля матерых форелей в рыбной ловле занимает примерно такое же место, что в охотничьем искусстве — охота на глухаря на току. Поэтому главное — не в вываживании, а в том, чтобы найти рыбу и заставить ее взять приманку — даже когда она этого делать не хочет.

Очевидно, многие о возможностях инерционной катушки судят по "живому ископаемому" — катушке "Невской", габариты которой в неприкосновенности остались с эпохи катушек для плетеных шелковых шнуров. А ведь между "Невской" и катушками работы Б.В.Гусева и, в особенности, О.А.Бякова — такая же разница, как между кремневым ружьем и автоматом Калашникова, попросту — между ними пропасть. И с бяковской катушкой отлично можно забросить и воблерок, весящий 10 г, и вывести силовым способом пудовую лососевую рыбу, а не только сомика.

Кстати, объясню своим оппонентам, какая разница между "силовым", "грубым" и "мягким" вываживанием. Сущность силового вываживания заключается не в том, чтобы "дуром" волочь рыбу на берег — как при грубом вываживании, которое г-н Балачевцев описал совершенно точно (см. "СР" №11, 2004 — прим.ред.). Смысл же силового вываживания в том, что рыбу на лесе держат так круто, как только позволяет анатомия засекшейся рыбы, и на пределе гасят скорость рыбы, направляя ее подальше от опасных мест. Делать это нужно для того, чтобы не получилась ситуация, описанная С.Соколовым в "СР" № 2, 2004 г, когда семгой из-за излишне мягкого вываживания — был выбран весь запас бэкинга — и произошел его закономерный обрыв у катушки. Ведь лососевые рыбы способныинерционная катушка В. Л. Новиковаразвивать и долго поддерживать скорости до 10-15 длин тела в секунду, а это при мгновенной остановке дает удар силой mV, где m — масса рыбы, а V — ее скорость. Нетрудно подсчитать, что никакая леса такого удара не вынесет, и надо заблаговременно гасить скорость рыбы, направляя ее подальше от опасных мест. Да еще крайне выгодно вывести ее на место с малой глубиной, где скорость рыбы гасило бы волновое сопротивление. Вот и весь принцип силового метода, благодаря чему при вываживании атлантического лосося и кумжи затрачивается минут не более чем в рыбе килограммов, а при ловле тихоокеанских лососей — и того меньше. Здесь еще надо заметить, что при вываживании рыбы силовым способом при помощи катушки без тормозов можно менять натяжение лесы в нужный момент за доли секунды, начиная от почти полного ослабления лесы — и до полной ее остановки, когда того требуют обстоятельства. С катушками же с фрикционным тормозом (даже задним) это сделать с должной скоростью нельзя. Существуют и ряд других недостатков безынерционных и мультипликаторных катушек (у последних, правда, их поменьше), препятствующий их использованию в профессиональной работе рыболова, занимающегося изучением лососевых. В частности — трудновыполнима донная проводка на снос, без владения которой поймать лососевых в водоемах некоторых типов просто невозможно. Ну и, наконец, неоспоримыми плюсами инерционных катушек являются надежность, долговечность и ничтожные затраты времени на обслуживание и профилактику.

Конечно, для работы с "инерционками" нужно иметь хорошо поставленную руку, а это требует времени, соизмеримого с тем, что затрачивается на овладение искусством чистого заброса приманки нахлыстом. Людям с ограниченным временным ресурсом освоить подобную катушку сложно. Никогда не смогут ею овладеть ленивые и коснорукие. Хотя все может получиться, если начинать не с забросов на дальность, а на точность. Что касается меня, то я ловил — и очень много — почти всех лососевых рыб нашей страны, и старался делать это на высоком профессиональном уровне потому, что спиннинг для меня такое же орудие изучения рыб, как микроскоп, камера для электрофореза, центрифуга и другое лабораторное оборудование.

колебалки для форелиМогу также сообщить, что упомянутое моими оппонентами "огромное количество сходов" при силовом вываживании лососевых — не более чем фантазия. На деле обстоит так: наибольший процент сходов наблюдается у серебрянок тихоокеанских лососей (у них рыхлые кости и очень тонкая и нежная кожа) — сходит примерно 20% рыб. По мере развития брачного наряда утолщается кожа, а рыба на лесе ходит спокойней — и процент сходов падает до 10%, а затем — и до 5%.

Следующими по количеству сходов идут тихоокеанские форели рода Parasalmo, они самые темпераментные и бурно сопротивляющиеся рыбы семейства. Самки в стадии зрелости половых продуктов II-III могут устраивать каскады из 10-15 "свечек" — и проноситься так по поверхности воды многие метры. Сходов — в среднем (у самок больше, у самцов — меньше). Почти все остальные роды лососевых дают процент сходов от реализованных хваток порядка 5%, т.е. сходит одна рыба из 20.

Довольно большой процент сходов дает нельма — 10%. У этой рыбы очень сильное окостенение скелета, и крючок не может войти в кость, а держится в мускулатуре рта. Почти такое же сильное окостенение скелета у ложного сахалинского тайменя (род Раrа-hucho). Наконец, на последнем месте — ленок. У меня не было ни одного схода, то же — и у рыболовов, более-менее умеющих ловить рыбу. У ленка могучая хватка с разворотом как у форели, но кожа толще и прочнее. В старину кожу ленка и лошалой кеты аборигены даже выделывали.

Теперь о "безопасности" ловли форели на наживку. Сам я свою первую форель поймал на крупного червя в 1949 г., когда мне было 15 лет, в маленьком ручье, впадающем в залив между Зеленогорском и Комарово; правда, ручей через несколько лет спрямили, и рыба там исчезла. Позже я отказался от такого способа ловли именно из-за травмоопасности его для форели. Ловят обычно без поплавка и груза, простейшая оснастка — крючок, леса, очень легкая проволочная катушка. Наживка — крупный червь, выползок, личинка миноги, кузнечик — сплавляется к стоянке рыбы, хватка следует при обратной подмотке, очень медленной, с остановками. Сходов практически нет, но наживка оказывается, как правило, в глотке или даже в пищеводе, и крючки освобождаются лишь при вскрытии рыбы. Это факт, подтвержденный долголетней практикой. Крупных, матерых форелей таким способом поймать никогда не удается, многие же довольствуются молодью массой 100-200 г, реже — 300-400 г. Лично я считаю, что этот способ надо вообще запретить в реках, где обитают лососевые рыбы.

вертушки для форелиВ отношении влияния хищников-конкурентов на численность лососевых мои оппоненты опять демонстрируют полную неосведомленность. Так называемые "рыбы-икроеды" (хариусы, ельцы, вальки, некоторые сиги) практически не наносят никакого вреда воспроизводству лососевых, т.к. нерест последних очень четко организован. Во время нереста лососи отгоняют "икроедов" от строящегося гнезда, а по окончанию нереста засыпают гнездо с отложенной икрой галькой или гравием. "Икроеды" гнезд не раскапывают, а их добычей становится только икра, не попавшая туда. Кроме того, лососевая икра гибнет и от света.

Со щукой же дело обстоит иначе. Колоссальная рыбопродуктивность рек и озер Камчатки объясняется двумя причинами: отсутствием там щуки, налима и окуня, и переносом лососями огромной биомассы из высокопродуктивных районов океана в реки и озера. В результате на Камчатском полуострове живут все 6 видов тихоокеанских лососей, тихоокеанские форели, гольцы, хариусы и акклиматизировавшиеся здесь безобидные серебряные караси и сазаны, которых местные жители нежно любят. А вот у рек Анадырь и Пенжина, где уже присутствуют и щука и налим (но, слава Богу, нет окуня), общая рыбопродуктивность значительно ниже, а из видов тихоокеанских лососей в большом количестве — только кета и горбуша, молодь которых после выхода из гнезда скатывается в море. Характерно, что в расположенных поблизости реках, где нет ни щуки, ни налима, сразу же появляется кижуч, да и численность гольцов выше. Ну а реки бассейна Колымы, где почти полный набор сибирских видов — кишат щуки, метровые налимы и окунь уже в заметных количествах, даже после Анадыря и Пенжины кажутся малорыбными, т.к. океаническая биомасса в них лососями не переносится. Лососи заходят в реки арктического бассейна (кета и горбуша) изредка, когда пролив Лонга свободен ото льда.

Некоторые ихтиологи, считающие щуку ценным биологическим "мелиоратором", истребляющим прежде всего "сорных рыб" — окуня, плотву, пескарей, гольянов и т.п., глубоко заблуждаются. Их мнение зиждется на том, что в желудках щук они находят "лишь" до 3% молоди лососевых (по счету), но они не учитывают, что численность "сорных рыб" не в разы, и не в десятки и сотни, а во многие тысячи раз выше численности молоди лососевых и сиговых. Из многолетней практики сбора материала спиннингом мне хорошо известно, что щуки способны образовывать труднопроходимые "пробки" на путях миграции молоди лососевых и сиговых. При этом численность щук в такой "пробке" может быть от нескольких рыб в устье малого нерестового ручья до десятков, сотен и более в средних и крупных реках.

колебалки для лососяК вопросу об отпуске "трофейных" рыб. Еще Л.П.Сабанеев знал, что крупные, старые сомы и щуки — рыбы вредные. Любому человеку, знакомому с рыбоводством, известно, что если икра от первого нереста дает повышенную смертность и процент уродств, то далее, в течение ряда лет, качество икры становится лучше, но, опять же, не одинаково у "рыбы вообще", а у каждого вида по-своему. Затем качество икры снижается, а у старых (и крупных рыб) оно особенно низкое. Но есть и индивидуальная и межпопуляционная изменчивость, а не только межвидовые различия. Например, в шестидесятые годы в Ропше жила самка украинского рамчатого карпа, которая и в 14 лет давала отличную икру, в то время как все ее ровесники были давно выбракованы из-за низкого качества половых продуктов. Поэтому прежде чем возвращать рекордных рыб в водоем надо исследовать состояние половых желез.

В общем, ясно, что прежде чем "ловить — отпускать", рыболову-любителю следовало бы для начала узнать немало об образе жизни, морфологии и физиологии объекта ловли. К сожалению, у многих современников сведения обо всем этом остаются на уровне конца позапрошлого века, когда профессиональный зоолог и великолепный рыболов Л.П. Сабанеев, написал свою замечательную книгу о рыбах Европейской России. Но с тех пор профессиональные ихтиологи открыли много нового, хотя знания и сейчас ограничены и далеки от полноты. Но рыболовы не ведают и этого, т.к. книги и статьи для них пишут почти одни спортсмены-любители. Исключения — редкость.

Р. Викторовский

"Спортивное рыболовство № 11 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*