Почему спортивное рыболовство не будет олимпийским видом спорта

Почему спортивное рыболовство не будет олимпийским видом спорта

Почему спортивное рыболовство не будет олимпийским видом спорта

Среди рыболовов-спортсменов нет-нет, да и мелькает мысль: «Вот бы наш вид спорта внесли в олимпийскую программу!» И то верно: чемпионаты Европы и мира проводятся регулярно, а уж первенства разных стран и городов — и подавно. «Почему бы и нет? — рассуждают многие. — Вон, какой-то боулинг уже туда внесли, а на него глядеть без смеха невозможно — серьезные люди, а как умалишенные швабрами лед драят перед какой-то скользящей фиговиной». Приходилось неоднократно быть свидетелем примерно таких разговоров, но что-то такое смутное терзало при этом сознание — правильно ведь не признают. Но кроме вполне просчитываемой резко негативной реакции природозащитников — явных возражений сформулировать долго не удавалось. До нынешнего года.

спортивное рыболовствоА в этом году произошло событие, настолько четко продемонстрировавшее несостоятельность олимпийских претензий рыболовов-спортсменов, что нагляднее и придумать нельзя. А всего-то состоялся очередной чемпионат мира по мормышке. В Северной Америке — в США. Именно это событие и должно похоронить мечты рыболовов об олимпийском движении, хотя сам спорт от этого не станет ни менее интересным и зрелищным, ни менее популярным.

Причина же «своеобразия» первого мормышечного чемпионата, прошедшего не в Европе, заключается в том, что ради него организаторы и участники перекраивали уже утвержденные и действующие давно международные правила соревнований по ловле рыбу на мормышку. Начать можно с непривычного видового состава рыбы и ее деления на группы. Как удалось в общих чертах понять из сообщений с места событий, одни рыбы являются для местных жителей особо ценными в ихтиологическом плане, а какие-то считаются неким аналогом наших мелкочастиковых — лови, не хочу. Тем не менее, спортсмены были вынуждены не просто добывать максимальный по весу улов, как это всегда делалось и как прописано в правилах — в силу американского рыбоохранного законодательства им пришлось отслеживать и количество пойманных экземпляров, т.к. оно тоже было ограничено. И нарушение этого требования было чревато «наездом» местного рыбнадзора с возможностью наказания виновных. Таким образом, если рыба в каких-то зонах худо бедно клевала, необходимо было поймать энное количество именно самых крупных рыб. Безусловно, с точки зрения действующих правил и самого спорта, весьма глупое и неудобное требование, но его, в принципе, можно соблюсти ценой потери времени. Достаточно просто наловить норму, а потом каждую следующую сравнивать с уже имеющимися — и выпускать на волю ту рыбу, которая окажется меньше. Суета, возня, но это могло бы стать выходом. Если бы не требование выпускать рыбу сразу после поимки и если бы не запрет выпускать ту, что уже хранилась в улове!

Вот этот запрет и стал последней каплей, которая превратила и без того непростое соревнование в откровенный цирк с общеспортивной точки зрения. Именно благодаря столь своеобразному пункту свежесочиненных правил те, у кого рыба клевала относительно неплохо (а вообще с клевом наблюдались большие проблемы), все равно играли в лотерею. По сути, выход был один — ловить энное количество штук, близкое к максимально разрешенному, а потом охотиться за самыми крупными экземплярами. Таким образом, в выигрыше оказываются те, кому именно среди этих первых и попадутся самые крупные рыбы. Оставшиеся «вакантные» места, конечно, можно ближе к финишу заполнить крупняком. Но только если они все же клюнут. Да и вообще довольно рискованно выпускать относительно мелкую рыбу, не будучи на сто процентов уверенным, что после клюнет еще хоть кто-то. Вот и получается: угадаешь — не угадаешь, повезет — не повезет. Одного лишь условия ловить максимальный вес, но при ограничении штук — достаточно, чтобы многих приезжих поставить в тупик. Особенно на фоне абсолютного незнания водоема и повадок местных обитателей, с которыми местные спортсмены знакомы не понаслышке.

Но было и еще одно «новшество», тоже обусловленное местным колоритом — и тоже сыгравшее против всех неместных команд. Вдруг выяснилось, что действующие в данном месте правила ловли рыбы запрещают использовать прикормку так, как ею пользуются европейские зимники. Нельзя ее просто бросить в лунку или опустить на дно в раскрывающейся кормушке-самосвале. Нужно, чтобы прикормка во время ловли постоянно находилась в воде в кормушке, и могла бы оттуда попасть к рыбе на обед только вывалившись или вымываясь через дырочки кормушки. В переводе на язык тактики это означает фактический запрет на активный поиск рыбы с помощью сверления и прикармливания значительного количества лунок. Можно вспомнить еще и о наборе разрешенных местных живых насадок-прикормок. Подобная катавасия привела к тому, что опять-таки, правила проведения соревнования перекраивали буквально за несколько дней до официального его начала.

Любому представителю олимпийского вида спорта сам факт того, что правила его вида спорта в последний момент перекроили под условия, существующие в той или иной стране, вполне закономерно покажется идиотизмом, ну, в крайнем случае — нонсенсом. А в спортивном рыболовстве такой чемпионат наверняка вызвал дополнительный энтузиазм у участников, которые пока не являются претендентами на победу. Ребята увидели прямой путь на вершину: нужно получить чемпионат к себе — и провести его в соответствии с местной спецификой, чтобы приезжие лидеры оказались в цейтноте не только по специфике ловли и рыбы, но и по осмыслению всех ограничений и нововведений. И это не какая-то там подлость или уловка, а элементарная спортивная хитрость, вполне укладывающаяся в существующую в данном виде спорта реальность. Чего-то подобного стоило ожидать после первого чемпионата в Польше. Уже там организаторы вовсю начали пользоваться возможностью диктовать условия на вполне законных основаниях.

Все перечисленное наложилось в Америке на традиционное доскональное знакомство местных рыболовов с зонами ловли. И полную невозможность хоть что-то выяснить о том, что ждет за ленточкой спортсменов — для чужестранцев. Сама по себе эта особенность мормышечных соревнований никого не пугает и не удивляет, но в сочетании с приведенными выше особенностями, как оказалось, способна сделать чемпионами команду, которая, при всем к ней уважении, вряд ли относится даже к группе крепких середняков в своем виде спорта. Какой же это спорт тогда получается, если побеждает не сильнейший, а тот, кто является принимающей стороной — хозяином соревнований? Невозможно себе всерьез обсуждать перспективу проведения чемпионата мира по футболу в ЮАР не на традиционном стриженном и ухоженном газоне, а в саванне с растительностью в человеческий рост. А если бы чемпионат по хоккею вдруг решили проводить в Австралии — и попросили всех спортсменов снять коньки и водрузиться на кенгуру? Абсурд? Но вот рыболовно-спортивным функционерам подобное, судя по всему, абсурдом не показалось. Помнится, Китай взялся организовывать мировое первенство, даже ни разу в нем не поучаствовав и не понимая толком, чем же и как там эти непонятные мормышечники рыбу вообще ловят-то. Сейчас даже страшно представить, до чего могли бы доорганизовываться представители Поднебесной, если бы в последний момент им не хватило ума отказаться от своей авантюры.

Все вышесказанное не является попыткой принизить стараний американцев, которые, судя по всему, задрали планку качества проведения подобных турниров на небывалую высоту. Это всего лишь стремление весьма подробно проиллюстрировать поговорку «Каждый сверчок — знай свой шесток» применительно к нашему виду спорта. Так уж сложилось, что врожденная его завязанность на требования природоохранного законодательства делает олимпийские перспективы дисциплины, мягко говоря, призрачными.

А. Дьяченко

"Спортивное рыболовство № 5 — 2010г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*