Поиски и находки в оживленном районе

Поиски и находки в оживленном районе

Поиски и находки в оживленном районе

Карельский перешеек, казалось бы, вдоль и поперек исхожен, обследован и освоен петербургскими (да и не только) туристами, рыбаками, охотниками, грибниками и отдыхающими всех мастей. И уж нет среди его очаровательных лесных озер и речек таких, куда бы не забрасывали свои снасти и рыболовы, положительные во всех отношениях, и мерзостные браконьеры.

Тем не менее, я, побывав со спиннингом на очень многих водоемах перешейка и "исколесив" на байдарке большую часть вуоксинского озерного ожерелья, всегда находил что-нибудь новое и неизведанное. Либо — заманчивый и неразведанный доселе уголок озера, либо -новую тактику поиска и обнаружения хищника, либо — неизвестную мне закономерность поведения обитателей подводного царства. Ведь для нас природа всегда полна загадок, а ее подводный мир — почти как другая галактика. Предлагаемые заметки вряд ли что новое откроют профессионалу, но малоопытному спиннингисту, попавшему в этот район, могут оказаться полезными. Мои наблюдения относятся к летней ловле спиннингом на озере Вуокса и некоторых, связанных с ним, водоемах.

Щука, окуньБольшие водные пространства, ограниченность во времени и отсутствие эхолота не позволят обычному рыболову основательно изучить особенности акватории и рельефа дна. Ему останется ориентироваться, как чаще всего и бывает, лишь на визуально обнаруживаемые признаки вероятного нахождения рыбы. И среди них, прежде всего, — изрезанная береговая линия, заросли водных растений, острова, отмели и гряды. Привлекательные ориентиры на крупных водоемах расположены иногда далеко друг от друга, но использование лодки, а особенно — байдарки, позволяет сравнительно быстро перемещаться и обследовать весьма обширную территорию.

Вдоль берега

Вполне естественно, что большинство начинающих спиннингистов и просто отдыхающих, взявших рыболовные снасти ради забавы, "обрабатывают" чаще всего прибрежные заросли. Подбрасывая всевозможные искусственные приманки к тростниково-камышовым "стенкам" и к колониям кубышек и кувшинок, зачастую удается подцепить одну-другую шаловливую щучку-травянку. Редко кому подфартит вытащить что-нибудь более солидное. Однако можно повысить количество, качество и разнообразие добываемой рыбы благодаря облову не всех попадающихся на глаза водных плантаций, а вполне определенных их участков.

Если вдоль береговой линии — тянется широкая полоса зарослей тростника, камыша и, в особенности, хвоща — с постепенным разрежением плотности произрастания этой травы по мере удаления от берега, то мы имеем дело, скорее всего, с плоским дном и плавным его понижением. На подобных участках в теплые дни, наверное, неплохо клюет красноперка на поплавочную удочку, но на спиннинг здесь удастся поймать разве что вездесущих "матросиков" и "карандашиков". Такая бедность (с точки зрения спиннингиста) травянистых мелководий объясняется отсутствием ям вблизи них и однообразием донного рельефа, а также тем, что эти места интенсивно "простреливаются" сетями, мережами, жерлицами и прочими "уловистыми" снастями.

Более добычливыми могут оказаться участки с узкой (до 10 м шириной), густой и резко очерченной полосой водных растений, среди которых преобладают тростник, камыш, кубышка и рдест. Контрастная граница растительного пояса свидетельствует о наличии довольно крутого свала в глубину с ярко выраженной бровкой. И если на краю зарослей глубина бывает 2-2,5 м, то чуть дальше от берега дно уходит иногда ниже пятиметровой отметки.

В таких местах, при равномерной проводке вдоль травы колеблющихся, вращающихся блесен и воблеров, мне попадались уже щуки двухкилограммового разряда и неплохие окуни. Особенно хорошо показали себя серебристые плавающие воблеры типа "Minnow" (с глубиной погружения 1-1,5 м) и DAM-овская "вертушка" Libelle. Последняя, оснащенная пятисантиметровой длины и узким красным лепестком с ребристыми кромками, доказала свою привлекательность для щучек и окуней на многих водоемах Карельского перешейка. А однажды удалось ею соблазнить даже килограммового леща. Надобно, кстати, отметить, что джиговые приманки в рассмотренных условиях будут более эффективны.

У лагеря

Стандартная картинка: палатки рядом с водой, снасти и байдарка наготове, сажусь в нее, беру весло и начинаю мощно удаляться от лагеря в поиске богатых рыбой мест. Жажда нового и неизведанного, тишины и уединения заставляет рыболова мчаться вдаль от стоянки собственной и не приближаться к "территориальным водам" стоянки чужой. Мозг как бы рефлекторно отрабатывает непоколебимое мнение всех рыболовов крупного города — чем дальше от дома, тем больше рыбы.

блесна на хищникаНо иногда в противоречие с этим консервативным поведенческим стереотипом вступает… необходимость поймать рыбу. Происходит некая трансформация взглядов на ситуацию, что со мной и случилось. Толчком, ускорившим переосмысление, были действия Мишки, юного участника нашего похода. Отец его регулярно и с большим удовольствием удил на поплавочную снасть, сам же Мишка предавался рыбалке от случая к случаю, когда не было иных занятий и развлечений.

Так было и в тот знаменательный день на одной из дневных стоянок. Обед закончился, дежурные стали мыть посуду, остальные члены группы развалились на берегу, переваривая пищу, а Мишка, от нечего делать, взял спиннинг и стал швырять блесну-"черноспинку", стоя всего-то в метре от посудомоев. Пять минут потребовалось новоявленному герою, чтобы выкинуть к ногам оторопевших зрителей двух 800-граммовых щучек.

Озеро Вуокса (и не только оно) постоянно посещается большим числом рыболовно-туристской братии. На его красивых берегах за много лет сформировалось множество удобных мест для организации палаточных городков. А у любого туристского стойбища всегда производится стихийное прикармливание рыбы через мытье посуды. Следовательно, к берегу в этом месте подходит рыбешка, а за ней подтягиваются и хищники. В районах интенсивного туризма участки берега у биваков расчищены, по краям этих хозяйственных выходов остаются в первозданном виде куртинки водных растений, являющиеся для хищников хорошим плацдармом для атаки.

С этого момента я перестал игнорировать, а, точнее, начал целенаправленно выискивать соответствующие участки берега с признаками организованных стоянок. Не приближаясь близко к намеченной цели, я, чаще всего в дрейфе, выполнял броски к береговой кромке с последующей проводкой блесны на глубину. И эта тактика приносила весомые плоды в виде (почему-то) только щук. Кстати, теперь я никогда не забывал проверять и акваторию родного лагеря.

У островов

В Богатырском заливе озера Вуокса и в районе впадения Горской протоки находится много скальных островков. По вечерам, точнее — после 20 часов, в безветренную погоду мне неоднократно удавалось наблюдать довольно продолжительный "бой" среднего размера окуня вблизи и, как бы, в продолжении каменистых мысов этих островов. Подкрасться к "котлу" активных хищников со стороны открытой воды не представлялось возможным, т.к. окуни меня быстро обнаруживали — и "котел" растворялся. К положительному результату смогла привести следующая последовательность действий: приближаясь к острову издали и со стороны, противоположной "бою", я тихо, почти не работая веслом, под прикрытием берега подходил к играющему окуню так близко, чтобы достать его блесной. Скрытность и бесшумность приближения обеспечивали великолепные свойства байдарки. Из-за ее малой осадки можно было перемещаться практически вплотную к берегу, а благодаря материалу, обтягивающему каркас, она не производила стуков о камни. Кроме того, выигрышным оказывалось и низкое положение гребца-спиннингиста.

Таким образом, фиксируя под берегом байдарку в 10-15 м от буйствующих "полосатиков", удавалось, при применении всех правил маскировки, успешно таскать 100-200-граммовых красавчиков на мелкие "вертушки".

На каменистых отмелях

Перемещение на байдарке между островами архипелага приводило к обнаружению каменистых подводных отмелей в виде гряд, плато, бугров или россыпи отдельных валунов на песчаном возвышении. Нахождению этих неоднородностей дна способствовали постоянное пристальное вглядывание в озерные глубины и, конечно же, поляризационные очки. Рыболовный прессинг на участки открытой воды "с чем-то там подводным" всегда значительно слабее, поэтому и шансов кое-что поймать было больше, чем в обычной прибрежной зоне.

Наилучшие результаты были достигнуты при ловле среди подводных валунов и на свалах отмелей. Обычно я ставил байдарку на якорь около перепада глубин и проводил приманку вдоль бровки, либо под некоторым углом к ней. В этом случае хорошо брали щучки от 0,5 до 1,5 кг. Если же я вел приманку через отмель, то чаще ее атаковали окушки.

В подобных условиях лучшими приманками оказались твистеры и виброхвосты бело-желто-красной гаммы. Проводка на свалах применялась ступенчатая, а на плато — равномерная или волнообразная. Преимущество мягких джиг-приманок заключалось не только в их привлекательных телодвижениях, но и в том, что они реже, чем блесны, цеплялись за камни и не бренчали, ударяясь о них.

Ловля спиннингом вблизи отмелей была особенно эффективна при небольшом волнении или ряби на воде. Тогда рыба хуже видела рыболова в лодке, была менее осторожна и клевала в течение всего дня. В сумерках, после 10 часов вечера, среди подводных скоплений камней изредка попадались и судачки. Причем неплохо себя зарекомендовали вращающиеся блесны типа Aglia long № 2 с белым твистером на одинарном крючке.

На Любимовском озере

Любимовское озеро — своеобразный водоем подковообразной формы с очень узкой котловиной, с глубинами до 25 м и с илисто-песчаным дном. Рыбаки хорошо знают это озеро, не оставляя его без внимания, тем более, что в некоторых местах оно доступно для подъезда автомобиля. В прошлом богатое, оно теперь, из-за варварского отношения к природе, значительно оскудело. Многочисленный когда-то судак стал в нынешних уловах любителей-рыболовов чистой случайностью. Щуку, окуня и изредка язя — с трудом, но можно еще поймать на спиннинг. Прошлые визиты на Любимовское озеро показали его исключительную капризность в летнее время. Клев бывал либо очень плохой, либо плохой, но не очень.

окуньОзеро вдоль северного берега имеет сильно изрезанную береговую линию с мелководными и обильно заросшими заливами. Промысел тут не принес удовлетворения: редкими были даже окушата и щурята, зато частыми — зацепы за сети и мережи. Противоположная сторона озера имеет совсем другой характер: ровная береговая линия и резкое понижение дна, как бы продолжающее крутой склон берега. В прибрежной полосе почти нет скоплений водных растений, встречаются только отдельные листочки кубышек, одинокие стебли тростника, кое-где торчащие камни, упавшие деревья и ветви.

Оказалось, что даже эти скудные укрытия вполне устроили щук для организации своих засад. Объяснить выбор "зубастыми" именно этой невыразительной части озера можно по-разному. Можно предположить, что подошли стаи мальков (хотя я их не видел), а можно глубокомысленно аргументировать данное явление особым сочетанием погодно-климатических и водно-воздушных параметров. Скорее же всего, рыба уходила в те места, где ее не преследуют.

Так или иначе, но рыбалка здесь оказалась более содержательной. Именно из-под этого берега я доставлял щук и щучек нашим любителям копченой рыбы. Однако успех пришел не сразу, а только после применения оптимальной для данных условий тактики ловли. Так как хищницы стояли почти у самого берега, на мелководье, то спиннингист на лодке им хорошо был виден, и они предусмотрительно покидали свои укрытия и прятались в глубине. Поэтому, учитывая это, я стал перемещаться на байдарке как можно ближе к берегу, чтобы быть не на фоне неба, а на фоне темных крон деревьев, подступающих к самой воде. В этом положении к забросу предъявлялись повышенные требования по точности и аккуратности, ибо нужно было учитывать, во-первых, близость предполагаемой засады хищника к берегу, а, во-вторых, нависающие ветви деревьев, которые норовили обязательно перехватить летящую к цели приманку.

У прибрежных аномалий, кандидатов в щучьи засидки (подтопленных бревен, упавших деревьев, подводных коряг, клочков водорослей, камней), я задерживался и тщательно облавливал их. Если же дно у берега было чистым, то не тратил время на бесцельные, как показала практика, забросы, а двигался дальше в поисках подходящего щучьего укрытия. При обнаружении такового и при выполнении точной проводки — жадная хватка не заставляла себя ждать. В этих условиях самыми уловистыми оказались вращающиеся блесны типа Aglia Long № 3 и № 4.

На Михалевском озере

Спастись от последствий воздействия туристского и рыболовного прессинга можно уходом из Любимовского озера в озеро Михалевское. Это как с Невского свернуть в тихую улочку. Стоит только подняться 8 км по лесной речке Козловка, вытекающей из Михалевского озера.

Озеро протянулось на 12 км в северо-западном направлении при средней ширине 0,5 км. Северный берег — высокий, каменистый, с существенным понижением дна около него. Южный берег — более низкий, закрытый обширными плантациями тростника. Наиболее тихие и в рыболовном отношении интересные места расположены в самой широкой части озера, в противоположном от поселка Бородинское его конце. Михалевское является рудоносным озером. Начиная с глубины примерно 1,5 м, железорудные образования залегают в нем целыми полями. Если проводить приманку у дна, то зацеп следует за зацепом. Иногда удавалось освободить блесну, но чаще тройник отрывал тяжеленную лепешку диаметром до 20 см, которую в принудительном порядке приходилось "вываживать". Поэтому целесообразно было применять джиговую оснастку с крючком, направленным вверх.

ловля на спиннингТиповая ловля "травянок" вдоль тростника меня не очень занимала, поэтому я направил свои усилия на поиск складок в рельефе дна. С восточной стороны большого острова были обнаружены группы камней, торчащих из воды и указывающих на присутствие гряд и отмелей. Разведка в этом районе дала положительный результат, но не со стороны каменистой гряды с крутыми свалами, а со стороны обширного (50 на 50 м) подводного плато. Эта отмель начиналась от камней, имела глубину 1,5 м, пологие склоны и редкие кустики водяного лютика. Вокруг этого самого лютика гуляла разная рыбья мелочь. Установив байдарку около гряды так, чтобы плато было прямо передо мной, я стал "веером" прочесывать его различными приманками. И опять, уже в который раз, проявил себя самым лучшим образом бело-красный твистер с 10-граммовой головкой: за 1,5 часа — четыре щуки и четыре схода. Причем виновницей одного из сходов была, судя по всему, сильная и внушительная рыба, которую мне, правда, увидеть не удалось.

Причина моих неудач заключалась не в крючке, (он был острым), а в малоэффективной подсечке. Уж больно своеобразной была манера поклевки: почти все щуки хватали твистер во время его начального погружения. Поклевка в первый момент лишь визуально регистрировалась смещением лески в сторону, каких-либо рывков, толчков или ударов не ощущалось. Даже размашистая подсечка не всегда могла исправить положение — скомпенсировать провис лески и ее растяжимость на расстоянии в 30 и более метров. Пожалел я тогда, что не имел на вооружении "плетенки".

Активное поисковое поведение рыболова в любых, даже в самых неблагоприятных условиях, сделает рыбалку нескучным и интересным занятием. В первую очередь такая позиция должна превалировать в перенасыщенных рыболовными орудиями водоемах, к которым относятся Вуокса и ее окружение. Тогда вероятность получения удовольствия от рыбалки возрастает. Но все равно остается горечь от оскудения рыбных запасов озер Карельского перешейка, вызванного отсутствием заботы и охраны.

В. Филатов

"Спортивное рыболовство № 06 — 2004 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*