Опыт «карьериста» — Часть первая

Опыт "карьериста" — Часть первая

Опыт "карьериста"

часть 1 часть 2

Конечно, слышали, что карьер — это место, где кто-то что-то добывает или добывал: песок, щебень, к примеру, глину, медный колчедан или железную руду… Кустарным способом или в промышленных масштабах. Два-три десятка лет, или год-два.

Теоретически, добытчики обязаны засыпать свои «ямки» грунтом, посадить деревья и т.п. Практически все заканчивается заполнением «ямок» водой. И дешево, и красиво! К примеру, когда грунтовые воды и атмосферные осадки заполнят брошенные чаши Лебединского и Стойленского карьеров (Белгородская область), наши правнуки будут видеть два огромных озера с глубинами до 400-1000 метров. Подобного масштаба карьеры я наблюдал и на Кубани, между городами Кропоткин и Гулькевичи, где длительно добывались песок и щебень. Сегодня эти карьеры заполнены водой. Правда, глубина этих водоемов не претендует на сотни метров: 4-18 метров, не более. Ширина карьеров не превышает 500-700 метров, длина — пары километров. Но когда карьеров много в одном месте, создается впечатление огромного водоема, разделенного узкими или широкими дамбами.

Некоторые карьеры соединились протоками, крупнейшие — каналом с рекой Кубань. Берега водоемов обрамлены сосновыми борами. Экзотика для Кубани! Правда, квадратно-гнездовой способ насаждений сосны похож на сосновый бор мало. И все же впечатляет. Хороши и берега из чистого, промытого водой песка или щебня. Красива и чистая прозрачная вода, поражающая опенками голубизны. Неудивительно, что места эти считаются лучшими для летнего отдыха, купания и дикого восприятия природы — без привычного для многих водоемов центра России гула различных водных транспортных средств. На берегах многих карьеров вообще никогда не видел отдыхающих. Редко их посещают почему-то и рыболовы. Думаю, здесь переплелись причины и следствия: дорога, автомобиль, отдых — звенья одной цепи… А бездорожье преодолеваем только мы, рыболовы. И то не все и не всегда.

Существует и особый класс сверхмалых карьеров. Часто их обнаруживаешь в черте городов, как правило, на окраинах. Много карьерчиков обнаруживается и в пригородах. Их размеры редко превышают 100×100 метров, чаще видишь водоем размером 50×30 метров. Городские водоемчики бывают чистыми редко, а пригородные иногда бывают и первозданно чистыми.

Рыболовы рыбачат в карьерах только изредка. Существует какое-то предубеждение, то ли… Нечто, сформированное на уровне подсознания. Многие годы считал эти искусственные водоемы малорыбными, для рыбалки не предсказуемыми, т.е. трудными. Но практика доказала, что карьеры требуют такого же изучения, как и любые другие водоемы, не более.

В Славянске-на-Кубани изредка рыбачил в двух карьерах, расположенных вблизи кирпичного завода. Первый карьерчик имел диаметр около 20 метров, второй — около 200 метров. Глубины в обоих карьерах не превышали четырех метров. В карьерах ловились караси весом до 600 гр. и сазаны весом до пяти кг. В большем карьере поклевку можно было увидеть в любое время суток, в малом — только ночью или на зорях. Днем здесь поклевок не было. Карасей в большом водоеме водилось много, но клевали они осторожно, более двух десятков за одну рыбалку ловить не удавалось. Кстати, и такой улов весьма весомый: 6-12 кг! Этот пример характерен для всех старых карьеров, где много водорослей, камыша и тростника, дафний, циклопов и всякой другой живности. Караси здесь всегда шустры и массивны. Думаю, и клюют потому как будто нехотя. Не голоден здесь и сазан. В малом карьерчике приходилось наблюдать массовый выход личинок стрекозы на водоросли. Их число счету не поддавалось!

В очередной раз удивлялся, наблюдая, как молодые побеги камыша, густо разросшиеся на мелководье, клонятся к воде, шатаются из стороны в сторону или нервно вздрагивают от натиска подводных обитателей. Вероятно, на мелководье жирует сазан или крупный карась.

В карьерчике длиной около 70 и шириной не более 50 метров присутствие такого количества особей изначально не предполагалось — «домашний» водоемчик часто посещаем рыболовами. До пятиэтажек не более 200 метров… Здесь вся рыба должна быть давно выловлена, а сазан — в первую очередь. Оказалось, что ловить карася или сазана в этом карьерчике дано только супермастеру. Рыба разгадывала любые хитрости, а от прикормки шарахалась в разные стороны. Такого трудного для рыбалки водоема ранее встречать не приходилось — клев не обнаруживался и в следующий раз, и в очередной. Камыш «ходил ходуном» — рыба не клевала. Должен, конечно, уточнить, что погода была устойчивая, солнечная и безветренная. И вдруг, в очередной раз карьер встретил пасмурной погодой и ветром. Пришлось укрываться за высоким тростником, в прогале, где всегда купались дети. Мелководье заканчивалось обрывом глубиной до трех метров — на границе тростника и воды, что по левую руку. А вправо вдоль берега и метров на 30 глубина не превышала одного метра. Конечно, наживку забросил на глубоководье, где хозяйничали ветер и волны. Шестерка с глухой оснасткой позволила удерживать поплавок на месте… секунд двадцать. Рыба клюнула серьезная, судя по тому, что она не щадила снасть… Пришлось, раздражаясь, заходить в воду с подсаком, что было неприятно… в обуви и брюках — сазан весом около трех кг не оставил другого выбора. Забросил новую наживку — обыкновенного красного навозного червя — и снова полез в воду с подсаком… Впоследствии западный ветер и малые карьеры, где нет клева, больше не смущали: клев всегда был. У подветренного берега, на струе, образуемой ветром вдоль тростника. Клевал здесь и карась, что выяснилось в дальнейшем. И карьерчик перестал интересовать — нет тайны.

Поспешность выводов понял через пару лет, когда волей случая вновь рыбачил на «забытом» карьерчике. Оказалось, сазан и карась избегают днем открытой воды, предпочитая обитать в зарослях прибрежного тростника и камыша. Здесь они прекрасно клевали даже на катышки из хлеба, но… взять их было невероятно трудно. Обычную снасть рыбы обрывали. Вернее, обрывал снасть рыболов, т.к. она запутывалась в хитросплетении стволов тростника. Моментально пришлось вспомнить опыт рыбалки в лиманах с применением крепких удилищ и мощных лес-шнуров. И тогда интерес к малым карьерам, как казалось, окончательно угас в пользу крупных карьеров.

Большие карьеры изобилуют ключами. Вода в них и летом сравнительно мало прогревается, что благотворно сказывается, на интенсивности клева. Средняя температура воды редко бывает выше 20-22 градусов. Для примера, в лиманах вода может прогреться до 32-34 градусов. Хорошо, что вблизи крупных карьеров, как правило, нет и источников сильного шума. Здесь царит первозданная тишина. Нарушает ее только пение птиц.

Однажды уговорил Антоновича основательно «разведать» эти чудные водоемы. Переговоры, правда, шли с трудом. Антоновича смущало, что мы «не самые умные», что будь в водоемах, расположенных от дома в 10-15 км, стоящая рыба — было бы нашествие рыболовов. Все же товарищ дал себя уговорить…

Такого размера и веса щук и судаков давно не ловил. Вскоре на пареный горох клюнули и первые крупные белые амуры. Почему-то карьерный амур предпочитал именно горох. Горох мы парили, когда готовились к третьей рыбалке. Четвертую рыбалку Антонович посвятил карасю. На примитивную пареную перловку клевал карась весом до 800 гр. С интервалами между поклевками не более одной минуты. Эксперимент с «резинкой» пришлось реализовывать самому — завозить груз Антонович не стал, махнув рукой, мол, отстань, не до тебя… Собственноручно «выстукал» грузом яму метрах в 80 от берега. На перловку начала клевать крупная плотва, а на катышки из хлеба (с чесноком) — карась, подлещик и толстолобик весом около килограмма. Перерывы в клеве в течение всего дня не превышали 20 минут. Удивительные водоемы! И сегодня не понимаю рыболовов, обходящих и объезжающих большие карьеры стороной. На жмых или крупного выползка здесь стабильно ловился и трофейный сазан. А первая же ночная рыбалка доказала, что в карьерах много и крупного леща. Огромны в карьерах и популяции окуня, в т.ч. горбача, обожающего живца или уловистую обманку.

В глубоководных карьерах очень интересно ловить хищную рыбу бортовой удочкой на обманки. Ветерок смещает лодку, а рыболов постоянно «простукивает» дно обманкой, играет вблизи дна. Одно плохо: в некоторых карьерах дно захламлено карьерной техникой, стальными канатами, какими-то конструкциями из бетона и металла.

Интересно, что в холодные периоды года в разных карьерах клюет карась весом около двух кг, а иногда и весомее. Но летом создается устойчивое впечатление, что таких особей в водоеме нет. Их не удается поймать на любые наживки или насадки, с прикормкой или на приводе, днем или ночью. Удивительно устроена природа!

А. Гоголев

"Российская Охотничья газета № 22 — 2009 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*