Об авторской приманке из первых уст — Часть вторая

Об авторской приманке из первых уст — Часть вторая

Об авторской приманке из первых уст

часть 1 часть 2часть 3

  1. Как вы пришли к тому, что стали изготавливать блесны самостоятельно?

  2. Вы начинали сразу с оригинальных приманок или c копирования хорошо зарекомендовавших себя серийных образцов?

  3. В чем, на ваш взгляд, принципиальные отличия авторских приманок от серийных аналогов?

  4. В чем общие отличия блесен вашего изготовления от других авторских приманок, знакомых вам?

  5. Есть ли похожие на ваши приманки работы других мастеров, и если да, то какие?

  6. Расскажите, как рождается новая модель — от замысла до доведения рабочего образца до ума.

  7. Какие серийные приманки или, может, даже производители для вас эталонны? Какие требования вы предъявляете при изготовлении собственной блесны, чего хотите достичь при ее создании?

  8. Вы чаще ловите на приманки собственного изготовления или все же на серийные?

  9. Какая ваша любимая приманка из собственных творений?

  10. Какие из ваших блесен приносили вам самые яркие и запоминающиеся трофеи?

  11. Дайте краткую характеристику основным (возможно, самым востребованным) моделям собственного производства и тем условиям, для которых они создавались?

Леон Гречаник (Рига)

1) Как правило, чтобы делать приманки, на самом деле высокоуловистые, приходится тратить массу драгоценного свободного времени. Экономия на самоделках — это все миф. Бывает, наблюдается и в наши дни некоторый дефицит каких-то определенных приманок, но, мне кажется, нынешних начинающих «авторов» на путь рукоделия толкает в основном стремление самоутвердиться. Дефицит же, послуживший первым толчком для меня, был в советские времена тотальным.

Хотя к тому времени полеты людей в космос перестали быть в новинку, но касательно приманок в рыболовных магазинах космическими технологиями и не пахло — кроме мормышек и «колебалок» практически ничего не было. А мне, начинающему «автору», уже вдоволь половившему голавлей на насекомых и «мушку», так хотелось поймать их и на другие типы приманок, про некоторые из которых я только слышал, а иные изредка удавалось увидеть на фотографиях. Сейчас — просто: в Интернете, журналах, магазинах полно и образцов приманок, и информации о них. Тогда же приходилось многое додумывать самому. Но это и включало мозги на полную катушку.

Первыми в моем «университете самодельщика» были приманки из дерева в основном — попперо- и воблероподобные. Позже перешел с «деревянного курса» на «железный» — «вертушки», «колебалки». Все сделанное «на коленке» проверяла рыба, благо основная работа позволяла выезжать на рыбалку 3 — 4 раза в неделю. Щука, окунь, голавль и форель отвечали взаимностью.

фото 2

Таким образом, к началу кооперативного движения конца 80-х был уже накоплен некоторый опыт. Постепенно магазины Риги наполнялись продукцией местных кооператоров, появились и изделия из-за рубежа. Теперь можно было не только увидеть и пощупать «фирму», но и сравнить с самоделками в деле. Оказалось, по уловистости фирменные не превосходят мои «самопалы», это вдохновило выпустить их в свет. Через время спрос на мои приманки увеличился — и «коленочный» вариант стал тормозом. Но не удавалось приобрести необходимое оборудование. Тогда огорчался, а теперь понимаю: длительное невезение толкало к экспериментам, получению дополнительных навыков и наработкам своих технологий в реализации замыслов — многое использую до сих пор.

Не прошли мимо моего внимания и UL-приманки — свои блесенки массой в 1 — 1,5 г и лепестками размером в ноготь мизинца давал на пробу рыбе уже с середины 80-х. Собранный из подручных материалов спиннинг хоть и был далек от совершенства, но забрасывал и «слышал» невесомые приманки вполне сносно. И заблуждаются те любители ультралайта, которые думают, что ловля на «микрухи» — это новинка последнего десятилетия.

Зимнее блеснение тоже нашло свое отражение в приманках. Ассортимент «вертикалок» не был таким широким, как летних «вертушек», но «родил» я их немало. Удивительно, что иногда натыкаюсь в разных источниках на те, которые делал давно и в малом количестве: одну такую (фото 2, пара слева) неожиданно увидел во рту у щуки, вытянутой из лунки на первых минутах видеофильма Щербаковых «Зимой на вертикалку». Некоторые же, вначале рожденные для ловли со льда, проявили свои качества и на открытой воде при ловле взаброс спиннингом — к примеру, с блесной «Эксцентрик» (фото 2, пара справа) читатели могли познакомиться в статье «Элементы вертикальной проводки в спиннинге» в сентябрьском номере журнале «Спортивное рыболовство» 2006 года.

фото 3

2) Поскольку начинал я в то время, когда возможности ознакомиться с серийными образцами были ограничены, то и копировать было нечего.

3) Что считать аналогом, по каким критериям определять: внешнему виду, идентичности составляющих элементов, поведению в воде? И кого считать автором?

Предположим, Иванов разработал модель планера, Петров изготовил его детали, а Сидоров приобрел этот «набор юного авиамоделиста» и собрал планер. Есть ли у этого планера автор, с которого можно спросить, если планер не полетел?

Другой вариант: Иванов принимал личное участие во всех трех стадиях рождения, но не одного, а нескольких сотен таких планеров — перестанут ли они тогда быть авторскими планерами Иванова?

По-моему, назвать приманку авторской можно только при условии, что автор провел ее от замысла до конечного продукта. Если не затрагивать крупносерийные изделия, в которых от автора не остается уже ничего, то, в сущности, принципиальных отличий между авторскими, в этом понимании, и серийными приманками я не вижу — как в серийных приманках может присутствовать авторский почерк, так и авторские могут быть безликими. Как серийные могут быть хорошего качества, так и авторские могут иметь изъяны. По-моему, отличие лишь в знаниях, навыках и отношении к делу самих авторов. Смею надеяться, что приманки с авторским клеймом «Leon» (фото 3) не разочаруют их почитателей и в будущем.

фото 4

4-5) От каких-либо сравнений своих изделий с изделиями других мастеров воздержусь по двум причинам. Не сомневаюсь, что людей творящих на ниве изготовления приманок немало, и всего видеть я не мог — даже из того, что видел, ознакомился с немногими. К тому же мне оценивать их было бы некорректно. Пусть сравнивают те, кто отловил достаточно долго и моими (фото 4), и иными. Приведу разве что два мнения из форумов в Интернете.

«Вертушки», изготовленные руками, т.е. с применением небольшого числа механизмов, имеют отличительные признаки, и тому, кто сам грешит частым изготовлением, это видно, как виден одному радисту почерк другого. «Вертушки» Леона имеют неповторимый стиль. Дело в том, что т.н. кустари пользуются доступными им (зачастую уникальными) технологиями при изготовлении — и это накладывает на блесну отпечаток«, — такими видит мои изделия человек, автор оригинальных приманок, который и сам в совершенстве постиг дело «приманкостроения».

Другое мнение — от человека, который в силу рода занятий знаком почти со всеми приманками, более-менее популярными в рыболовной среде: «Тут упоминались блесны Леона, так вот им оригинальность и характеристики позволяют не оглядываться на „Меппс“, что и гарантирует им будущее. „Леоновки“ — не очередная панацея, а блесны, без которых в определенных условиях ловли будешь чувствовать себя не в своей тарелке. Если, конечно, уже понял, что теряешь. Отловить 30 часов „вертушками“ и не иметь ни одной петли на леске — это лишь один общий штрих».

6) Было по-разному. За более чем четверть века родилось немало моделей блесен, и у многих — свои рыболовные истории. Раньше «рожал» в основном для своих рыбалок, позже — и для других спиннингистов, уже под их условия.

Приведу историю блесны, к созданию которой толкнула необходимость решения специфической задачи. Как-то при низкой воде обнаружил под противоположным берегом реки мель с быстрым течением, куда периодически выходили крупные рыбины. Но сплошные заросли кустарника, большая глубина у моего берега и… собаки с хутора на противоположном берегу — все это не позволяло сблизиться с «точкой». Ничего другого не представлялось, как обстреливать ее забросами вниз по течению с дальней дистанции, к тому же — из неудобного положения. И это еще не весь «букет» — поперек реки, метрах в трех от меня по направлению заброса, низко над водой нависал засохший ствол дерева. Пространства для броска на необходимое расстояние под ним не хватало, забросить можно было только верхом, и я понимал — в случае поимки, наверняка придется перетаскивать рыбу через ствол. Но решил рискнуть. Привязал лонгообразную «вертушку» второго номера, забросил, провел до бревна, попытался перебросить через него — зацеп. И после недолгих попыток отцепить — обрыв. Привязал новую блесну: заброс, поклевка, рыба мечется — вижу, что это кумжа, а леска трется по стволу, бросок рыбы под него в мою сторону — и снова обрыв. Вернулся на это место примерно через час, леску заменил более толстой. Но с нею «вертушка» не долетала до нужного места.

Одним словом, была нужна блесна, способная на сравнительно толстой леске перелететь мель, но не цепляющаяся за каменистое дно при очень медленной проводке. Вроде бы удовлетворявшая этим требованиям «вертушка» у меня нашлась — и на следующий день я поехал пробивать «точку» вновь. На месте выяснилось, что «подходящая» блесна даже при медленной проводке против быстрого течения слишком сильно нагружает спиннинг. И, похоже, ее чрезмерно агрессивной работы даже крупная рыба побаивалась — исчезала из поля зрения уже в начале проводки. В результате вернулся домой ни с чем, но с твердым желанием «родить» блесну для непокорного места.

Вскоре опять стоял на берегу в полной боевой готовности, с несколькими пробными экземплярами вращающихся блесен. На этот раз «все звезды сошлись». Этот день начала 90-х и стал днем рождения «вертушки Stella третьего номера. Еще несколько раз я посещал «точку» — и каждый раз уезжал с рыбой. Хотя эту блесну неплохо ели и другие хищники, в том числе и щука, но позже все-таки я немного изменил некоторые параметры «вертушки» — теперь она лучше подходит для ловли этой рыбы не только в реках, но и в водоемах без течения. Не так давно вышла в свет еще одна версия этой приманки, но уже для ловли лосося и кумжи на крупных реках с сильным течением. Она же подходит и для ловли других рыб на большой глубине.

фотo 5

7) Касательно «вертушек» общие требования таковы: правильно, гармонично подобранные элементы, обеспечивающие легкий запуск и стабильное вращение лепестка — я стараюсь добиться устойчивости его вращения при самых разнообразных направлениях, скоростях и характере проводки. Неаккуратной сборкой можно испортить блесну, поэтому с должным вниманием отношусь и к этой процедуре — собираю сам. Но это лишь видимая часть айсберга.

Много лет я посвятил гитаре во многих ее стилях: от классики до рока — миру звуков, со всеми их тонами, полутонами, четвертьтонами. И если нюансы в звучании струн слышу сам, то почему должен считать, что рыбе уж совсем «медведь на ухо наступил»? Мои эксперименты только укрепили уверенность в том, что рыба неплохо улавливает частотную разницу в «звучании» идентичных по виду приманок. Показательно в этом смысле откровения в СМИ известного российского спортсмена Максима Балачевцева: «Вертушка» должна вертеться, и если она это делает — этого достаточно. Я всегда так считал. Теперь так не считаю. Я хочу ловить лепестком «Меппс» № 00. Но вести его надо глубже — и поэтому мне надо увеличить массу вертушки. 5 минут работы кусачками — и блесна готова. Крутится? Отлично крутится! Заводится? Отлично заводится! Только вот «Меппс» в родной оснастке с кривой намоткой проволоки перелавливает мое произведение в разы! Вот у меня в коробочке лежат 5 с виду одинаковых «нулевок» с одинаковыми грузиками. И все с виду крутятся одинаково. Но вот отрываю я одну, а остальные 4 — «молчат», а я думаю, что рыбы нет«.

Знакомая ситуация? Думаю, это именно тот случай, когда глаза не видят того, что могут слышать уши: наши и рыбьи. Хотя «звучание» приманки — не единственный и не главный критерий клева, но стараюсь и этот фактор учитывать.

фото 6

8) Серийными «вертушками» от фирм пользовался лишь в начале 90-х, когда они были в новинку. С той поры ловлю только своими блеснами — они перекрывают практически весь спектр моих потребностей. С другими типами приманок бывало по-всякому: ловил и своими, и оригинальными от фирм, и переделанными.

9) Ну разве можно выбрать самую-самую из любимых женщин: матери, жены, дочери? Каждая из них любима по-своему. Так и с приманками.

10) До середины 2006 года «гонял на рыбалки порожняком» — не фотографировал. Только с приобретением цифрового фотоаппарата стал что-то снимать. Когда угораздило поймать форель в 62 см длиной (фото 5), прошло чуть более месяца после покупки. В борьбе за жизнь рыба рвалась в укрытия, под ее напором поскрипывал в руке спиннинг, а палец другой руки лихорадочно метался по кнопкам фотоаппарата — искал нужные. Уж столько крупных ручьевых форелей переловил — и думал, ничто не может поколебать мое спокойствие. Оказалось, ошибался — ловить рыбу подчас легче, чем ее фотографировать. Выбрать из снятого в воде было нечего, пришлось доснимать форель позже на берегу. Она и принесла мне победу в конкурсе журнала «Спортивное рыболовство» — «Самая крупная рыба 2006 года». К слову, в текст под фотографией вкралась ошибка — рыба поймана не в Даугаве, а в небольшой речке бассейна этой реки.

фотo 7

А теперь — несколько трофейных рыб, выловленных другими, но на мои приманки. Например, самый крупный зарегистрированный лосось (фото 6) из тех, что были легально пойманы в Латвии в 2007 году. Спиннингист из Лиепаи соблазнил его весной на «вертушку» Stella — и это после того, как «точку» прочесали многими приманками несколько других рыболовов. Сом на 20 кг (фото 7) был пойман в мае 2008 года рыболовом из Даугавпилса на «вертушку» Scorpio. Хариус на фото 8 — официальный мировой рекорд 2009 года по международной системе. Сертификат, подтверждающий рекорд, выдан на имя латвийского рыболова Алвиса Бирковса. Он ошибся, указав, что хариус пойман на «вертушку» Picador — на снимке «Дюймовочка».

фото 8

Напоследок — «секретный» кадр! Сборная команда Латвии на Чемпионате мира по ловле спиннингом с берега в Португалии. Тренировка показала, что и тамошние усачи неплохо клюют на блесну «Эксцентрик».

11) Поскольку из своих приманок больше внимания уделяю все же «вертушкам», то и назову основные нынешние их модели по именам.

фотo 10

Stella (фото 10) — ее узкий лепесток с малым углом вращения оказывает небольшое сопротивление набегающему потоку воды при проводке. Это дает возможность применять эту блесну в качестве «разведчика» и в стоячих водоемах, и на течении — она позволяет за короткое время прочесать значительную площадь. Вместе с тем, лепесток работает без залипаний и при движении блесны в черепашьем темпе. «Вертушка» выходит в свет в пяти размерах и пяти основных весовых характеристиках. Для особых случаев выпускаются утяжеленные варианты.

фото 11

Scorpio (фото 11) — ее округлый лепесток с относительно широким углом разлета устойчив к действию даже сильных разнонаправленных струй. Уверенно ведет себя не только в стоячих водах и на несильном течении, но даже в быстротекущих реках, где благодаря устойчивости собственной работы позволяет проводку и вниз по течению, и поперек него. Хотя груз у этой «вертушки» — за лепестком, она продолжает «жить» даже при свободном падении на паузе. Это не только позволяет облавливать очень медленной проводкой глубокие слои воды, но и применять джиговые приемы. Выпускается в трех размерах и в трех основных весовых характеристиках. Существуют и дополнительные (облегченные и утяжеленные) варианты.

фотo 12

Picador (фото 12) — эта «вертушка» предназначена в первую очередь для ловли на небольшой глубине. Достаточно широкий угол разлета лепестка, меньшая масса и более высокая скорость вращения позволяют ей держаться выше, чем Scorpio. С наиболее крупной моделью из ее семейства хорошо охотиться за щукой, когда надо провести «вертушку» над травкой, которая почти достает до поверхности воды. Picador выходит в трех размерах и трех весовых характеристиках.

фото 13

«Дюймовочка» (фото 13) — у нее симметричный лепесток слегка удлиненной формы, который вращается уже, чем у блесны Picador, и менее упорист при проводке. Приманка хорошо ведет себя и в стоячей воде и на быстром течении — при самых разнообразных темпах и направлениях проводки: своего рода «универсальный солдат» для неглубоких водоемов. В отличие от предыдущих моделей, «Дюймовочка» имеет только один размер лепестка, но при этом — несколько весовых категорий.

Все вышеперечисленные модели «вертушек» оснащены системой быстрой замены тройника. Это позволяет оперативно подстраиваться под различные ситуации на водоемах: сменить потрепанную «муху», ее цвет, размер тройника, поставить «необмушенный» крючок, одинарный, с твистером, «незацепляйку». Можно вместо крючка прицепить другую «вертушку» — получим тандем. В каких случаях использовать предоставленные спиннингисту возможности — решать уже ему!

Игорь Непомящий (Киев)

1) Захотелось чего-то более мелкого. Ну и интересно стало, чего выйдет. Получилось — затянуло. Года четыре (или больше?) назад, изрядно подсев на ультралайт, пытался минимизировать расходы при отрывах приманок. Тем более, что ничего сложного в изготовлении «вертушек» не видел. Начал с «Лонга» № 00, потом попытался уменьшить его размер и сделать побольше вариантов. После того как подарил несколько штук друзьям, сработало «сарафанное радио» — и понеслось. Тем более что рыба на мои творения ловилась исправно, иначе не просили бы.

2) Копирования в чистом виде не было, но основы, конечно же, заимствовал. Первым прототипом, как я уже говорил, стал меппсовский «Лонг» № 00. Позднее кое-какие идеи позаимствовал у Алексея Вьюнова.

фото 14

Конкретная цель была одна: делать самому мелкие — у которых нет промышленных аналогов — блесны. Поначалу мастерил самые мелкие приманки. Очень долго не велся на просьбы друзей укрупняться в размерах — не видел смысла, есть же масса таких приманок в заводском исполнении на прилавках магазинов. Но в итоге сдался — так в моем модельном ряду появились более крупные блесны, но все равно, не выходят они за рамки ультралайта.

Запчасти «вертушек» не заимствовал никогда — не наш метод. Цель была — сделать приманку, а не просто собрать из готовых компонентов. Но по мере увеличения объемов производства стал использовать кое-что из готовых компонентов заводского производства.

фото 15

В «вертушкостроении» велосипед уже давно изобретен — ничего ведь принципиально нового не придумаешь, потому в общих чертах, понятно, заимствовал геометрию приманок в классических блеснах. Хотя одну модельку все-таки изобрел — «Ребус» (фото 14). Ее необычная геометрия настораживает некоторых, а зря — вполне рабочая вышла приманка. Создавалась эта «вертушка» без «ведущей цели» — просто хотелось чего-то не такого, как у всех. «Ребус» получился самобытной приманкой: с умеренным течением дружит, летит нормально, рыба ловится разная. Мне нравится амплитудная «игра» этой блесны; впрочем, описать ее на словах сложно — это все на «кончиках пальцев».

фото 16

3) Принципиальное отличие авторских приманок — в подходе к производству. Авторская — это «именная», вымученная и любимая автором. Отличия здесь в подходе к делу, в идее. Моя позиция в вопросах качества — можно сказать, бескомпромиссна. Материалы — только натуральные, в смысле без каких-либо покрытий-имитаций: красный лепесток — значит медь, белый — значит мельхиор. Если крючок — то Owner, если «мушка» — то только из качественных составляющих. Ну и, конечно же, аккуратная, тщательная сборка — тоже почерк уважающего себя мастера, а то вот заводские приманки порой этим не блещут.

4) Даже и не знаю. Если речь о «почерке», то, наверное, это отделка лепестка, остальные нюансы менее заметны и значимы. Лепестки моих блесен — матовые. Так повелось с самого начала — мне так было проще на тот момент. Потом это себя оправдало — и стало визитной карточкой. И еще: на моих блеснах вы можете увидеть клеймо — как фирменный знак (фото 15).

фотo 17

5) Встречал похожие приманки, но где — не скажу.

6) В этом плане показательна усиленная и утяжеленная версия блесны «Полиглот» № 3 (фото 16). Создавалась она для охоты за язем на р. Десна по просьбе моего товарища и опытного охотника за этим красавцем. Утяжелил сердечник, установил усиленный тройник, немного изменил настройку. И результат превзошел все мои ожидания. Язям тоже нравится, и не только им (фото 17, 18).

фото 18

7) Если говорить о «вертушках», то, увы, эталонных производителей нет на сегодняшний день. Основные мои требования при создании блесны, в общем-то, просты — это: максимальная масса, компактность и стабильность работы. А достичь всегда стремлюсь положительного результата: приманка, по-моему, должна радовать на всех этапах ловли — от заброса до вываживания.

8) Если речь о «вертушках», то ловлю только на свои приманки.

9) Они все — любимые: какой резон делать то, что не нравится самому.

10) Самый запомнившийся в том году трофей был пойман на блесну «Гедзь» № 3 (фото 19). Это соменок длиной 61 см. Не ахти, понятно, какой, но стоит учесть, что рыба была взята на недоделанный спиннинг с тестом до 3,5 г, кольца которого были «наживлены» х/б-шной ниткой — для проверки правильности расстановки, а на шпуле катушки обреталась трехлетняя монолеска с тестом на разрыв в 2,5 lb. Никогда так не делайте! А вообще, мне тяжело выделить определенную модель — каждая «стреляет» в своих условиях.

фотo 19-22

11) Модель «Полиглот» (фото 20) — дальнобойная, стабильная в работе, хорошо ведет себя на течении, сбои возможны лишь на самых быстрых струях, отлично работает и в стоячей воде. Короче, универсальна как по рыбе, так и по условиям ловли. Выпускается в трех размерах массой от 1 до 2,8 г.

«Суприма» (фото 21) — упористая блесна с приличным углом отклонения лепестка от оси вращения, а значит и лобовым сопротивлением. Но это ей не вредит, а даже наоборот — блесна очень информативна: ее «игра» ощутима прямо в руку даже в самых миниатюрных вариантах. Выходит в свет в одном размере массой 1,5 г.

фотo 20

Следующая моя модель — «Догматика» (фото 22) — характеризуется малым углом отклонения лепестка от оси вращения, но он все же чуть больше, чем у модельки «Полиглот». Эта «вертушка» имеет мягкий ровный ход, неплохо ведет себя как на течении, так и в стоячей воде, а выпускается в трех размерах массами от 1,4 до 3 г.

Обе эти модели в первую очередь хорошо кушает разная условно-мирная «бель». Ну а в горных регионах — хариус, форель, подуст, ну и, конечно, вездесущий там голавль.

Автор интервью Олег Ляльковский (Минск).

Что же можно еще сказать по итогу всего этого разговора? Думаю, только лишь то, что если есть такие «козыри» в нашей колоде, нужно ими пользоваться. Именно поэтому не сомневаюсь в том, что у всех этих «варивонок», «вьюновок», «leon`овок» и киевских «маньячек» есть все шансы попасть в число любимых приманок.

О. Ляльковский

"Спортивное рыболовство № 5 — 2010г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*