Об авторской приманке из первых уст — Часть третья

Об авторской приманке из первых уст — Часть третья

Об авторской приманке из первых уст

часть 1 часть 2 часть 3

Мы продолжаем разговор об авторской приманке, начатый в апрельском номере журнала Олегом Ляльковским, взявшим тогда Интернет-интервью у изготовителей вращающихся блесен. Теперь на очереди автор самодельных воблеров, известных в спиннинговом сообществе как «Пензенские» — Сергей Зябликов. И мини-анкета по-прежнему содержит 11 вопросов.

1) Как вы пришли к тому, что стали изготавливать воблеры самостоятельно?

Воблеры, как класс приманок, заинтересовали меня года с 1982 — 83-го. В то время в альманахе «Рыболов-спортсмен» проскакивали названия «Орено», «Монарх» и т.д., все это были безлопастные воблеры с косым срезом носовой части приманки. Но легкость этих приманок сильно сужала на тот момент область их применения на рыбалке — воблеры попросту нечем было забрасывать, только «дорожка». Но это меня не останавливало — я мастерил деревянные приманки из всего, что попадалось под руку: из ручек от акварельных кисточек, молоточков, даже швабр. Делал и «пластиковые» воблеры, намазывая растворенный в ацетоне пенопласт на деревянные бобышки-заготовки с последующим обтачиванием. Также делал блесны, зимние удочки, мормышки, поплавки — чего не удавалось достать в магазинах. Не все получалось, но к тому времени за плечами уже были авиа- и судомодельный кружки, где взрослые научили обращаться с материалами и инструментами. И кое-что выходило достаточно сносно.

После службы в армии и смутного времени вернулся к рыбалке в 2000-м году — и опять начались эксперименты с приманками, только теперь информации в СМИ стало больше, да и воблеры стали появляться в магазинах. Тогда я увлекся ловлей жереха и язя, а магазинные ассортименты в то время в основном были рассчитаны на ловлю щуки и судака — размеры приманок были очень большие. И мелких воблеров не встречалось совсем. Захотелось сделать самому маленький воблер для ловли взаброс.

2) Вы начинали сразу с оригинальных приманок или c копирования хорошо зарекомендовавших себя серийных образцов?

Сначала я пытался применить свой старый опыт для изготовления маленького, но далеко летящего воблера. Но сделанные мною приманки хоть и ловили рыбу, но имели очень низкую плавучесть: одни тонули сразу — их приходилось поддергивать вверх, другие затягивало течением — не хватало плавучести. Стал искать материал для воблеров. Конфигурации моих приманок я изобретал самые разнообразные, применяя различные породы дерева, и пытался найти оптимальные соотношения между плавучестью, формой и массой воблера. На первых порах остановился на липе, а вот с формой было тяжелее. Как раз в это время в магазинах Пензы появился воблер Yo-zuri L-minnow 33, он тут же был опробован — и подошел почти полностью под мои условия ловли, но только на чистой воде или по кромке водорослей. Но данный воблер — тонущий: у него нет возможности сплава, он не всплывает в паузе при проводках в «окнах» в заросших местах, его также тяжело контролировать на дистанции более 15 м при ловле в траве. Но мне очень понравилась форма данной модели. В то время я уже начал немного разбираться в элементах и составляющих воблера — и посчитал, что в данной форме заложен большой потенциал для деревянного воблера. И как показало время — не ошибся.

фото 1-2фото 3-4

Решил изготовить плавающую версию из липы (фото 1). Воблер получился с первой попытки: летел он, конечно, не как мои первые маленькие воблеры из тяжелого дерева, но ловить воблер начал почти с первой проводки. Он удовлетворил почти все мои потребности в плане рыбалки на быстром, заросшем водорослями перекате.

Показанный липовый воблерок и послужил отправной точкой. И получается, что скопировав для опытного образца известную форму, я изменил содержание, т.е. материал, огрузку, а в дальнейшем — видоизменил и саму форму: увеличил высоту воблера и площадь носового среза, лопасть стал делать из алюминия, поскольку пластики не выдерживали условий мелководного каменистого переката. Применение алюминия для лопасти позволяет очень тонко настраивать воблер для конкретных условий ловли и стабильной работы на очень быстром течении. В общем, я сделал воблер для себя и своих условий (фото 2), а получилось «объединение двух школ» — восточной (форма) и западной (материал и возможность настройки). И добавил немного своего.

3) В чем, на ваш взгляд, принципиальные отличия авторских приманок от серийных аналогов?

Разделение воблеров на серийные и авторские, скорее всего, стоит провести, начиная с разделения приманок по способу и материалу изготовления. Естественно, все приманки, сделанные на предприятиях с применением различных литейных форм — серийные. Воблеры, изготовленные точением из дерева на предприятиях, тоже можно назвать серийными, пусть на последнем этапе и присутствует элемент творчества или авторства, поскольку все они проходят проверку «игры» и регулировку. И у таких воблеров возможны индивидуальные настройки. Но производители деревянных воблеров стараются свести к минимуму эти настройки и регулировки. Для этого просто необходимо очень кропотливо отбирать дерево для заготовок, и этим добиваются стабильности «игры» выпускаемых приманок, которая подчас может поспорить с 500-ой, 1000-й или 2000-й формовкой корпуса воблера в литьевой машине.

Авторские же воблеры — это, в основном, приманки, сделанные и доведенные одним мастером. И не важно, каким способом: ножом и наждачной бумагой, точением на станках, литьем в формы или еще каким манером. И главное — изготовленные для определенных мест, условий или способов ловли. Такие воблеры делаются с определенной «игрой», заглублением, цветовой гаммой. Делаются небольшими сериями или даже штучно. И при ручном изготовлении возможны небольшие нюансы в размахе или частоте «игры», но мастер, зная про это, при окончательной доводке сводит эти различия к минимуму, настраивая ту «игру», на какую, по его мнению, будет лучше всего реагировать рыба в тех условиях, для которых и создавалась данная приманка.

Говоря про фабричные воблеры, встречающиеся на наших прилавках, хочется отметить, что почти все эти серийные приманки — воблеры с заграничного Востока или Запада, но там свои условия ловли, отличные от наших, российских, и мы приспосабливаем к нашим условиям то, что сделано не для нас. Даже те воблеры, что серийно выпускаются у нас, ориентированы на условия региона месторасположения производителя, а страна у нас большая — и условия очень разные. Очень много приманок подходит к нашим условиям, но с небольшими оговоркам: да, хороший воблер, но плохо летит, или летит хорошо и «играет» отлично, но при падении сразу попадает в поднявшуюся траву, или при проводке не может идти в приповерхностном слое, а пытается уйти глубже. Очень много рыболовов дорабатывают серийные приманки «под себя», под место и особенности ловли. С деревянными воблерами в этом плане проще — они позволяют небольшой тюнинг лопастей, петель, большие декоративные возможности. С пластиковыми — сложнее, но при желании все возможно. И это тоже, скорее всего, получается авторская приманка, созданная на основе серийной, в которую вложена частички опыта, знаний и предпочтений рыболова.

4) В чем общие отличия воблеров вашего изготовления от других авторских приманок, знакомых вам?

Тяжело ответить на этот вопрос. Очень много людей делают воблеры для себя. Тут разные по уровню приманки (от покрашенных и неокрашенных сучков и корешков — до шедевров, которые и в воду опускать-то жалко) — и все это ловит рыбу. Но устоявшихся мастеров с четкой линейкой моделей очень мало. О каком-то стиле или почерке можно судить лишь по достаточно большому количеству однотипных или одноклассовых приманок, сделанных по одной технологии. В России таких людей — единицы. Много хороших воблеростроителей пробуют себя в различных технологиях, классах приманок, т.е. еще ищут себя, свой стиль, свой воблер. Но на авторский почерк (в плане размеров, форм, расцветок) очень сильно влияет местожительство мастера и условия ловли, в которых испытываются и применяются приманки, а про «игру» воблера — вообще отдельный разговор. Так, например, в нашем регионе нет большой потребности в глубоководных приманках — очень мало мест, где их можно испытывать и применять, поэтому я ими пока и не занимался. А кому-то — наоборот — не интересны воблеры, имеющие горизонт проводки до метра от поверхности, а вот глубоководные ныряльщики и тонущие воблеры у них составляют большинство среди приманок. Эти требования к воблерам порождают определенные задачи, из них вытекают технические решения — и от имеющихся возможностей идет исполнение задуманного. Так вырабатывается технология изготовления, она от воблера к воблеру совершенствуется, приобретает законченность, немного тиражируется — вот тогда и рождается лицо мастера.

В чем особенности моих воблеров? Они все плавающие, деревянные (материал абаши), со сплошной арматурой (фото 3), сделаны для быстрой воды, имеют свою активную «игру». Для настройки «игры» и заглубления воблера используется металлическая лопасть, которая более живуча в условиях каменисто-галечного переката. Не всем сначала нравится такая, причем причудливо выгнутая (фото 4). Но это длится ровно столько, сколько воблер лежит на ладони, а как только он попадает в воду — отношение сразу меняется. И еще одна особенность: рыболовы, давно пользующиеся моими воблерами, сами меняют настройки приманки, подстраивая их под свои конкретные условия, хотя я это и не особенно приветствую (ведь при отсутствии должного опыта можно испортить приманку).

5) Есть ли похожие на ваши приманки работы других мастеров, и если да, то какие?

Я думаю, что есть, хотя в руках не держал. Да и очень трудно сейчас сделать приманку, визуально не похожую на какую-то другую. И еще (из личного опыта): похожесть и непохожесть в воблерах диктуется материалом, из которого он сделан. Например, классический воблер, изображающий малька длиной 7 — 9 см и с активной «игрой» и сделанный из относительно тяжелого материала (тяжелой абаши, березы, пластика и т.д.) — будет по форме близок к восточным воблерам. А из материала полегче (бальза, легкая абаши, липа, пенопласт, пробка и т.д.) — будет по форме стремиться к финским воблерам. У меня, по крайней мере, получается именно так. А, скажем, при изготовлении того же классического малька — чем легче материал тела воблера, тем ниже носовая петля (это при всех остальных неизменных параметрах), т.е. форма головы диктуется материалом, отсюда идет разработка металлической арматуры, расположение груза и т.д. Вот характеристики воблеров — это то, что обычно повторить очень тяжело, да мастер и не будет этим заниматься — ему легче сделать новый воблер под необходимые условия, опираясь на свой опыт и знания, чем пытаться понять чужое.

6) Расскажите, как рождается новая модель — от замысла до доведения рабочего образца до ума.

Обычно это происходит, если мне или моим друзьям и знакомым не хватает имеющихся приманок для каких-нибудь повторяющихся мест или условий. С этого все начиналось и происходит до сих пор. Как получился первый, я уже рассказал, сейчас же — немного по-другому.

Сначала определяются размеры, обдумывается работа воблера, горизонт, форма. Потом изготавливаются 2 — 3 «конструктора» (отдельно корпус, арматура, лопасть, грузики) — и начинаются испытания. Как только все составляющие подбираются один к другому — получается образец. Он фотографируется, описывается и по нему режется порядка двух десятков воблеров, которые раздаются, рассылаются друзьям и знакомым, испытываются ими и мной. После этого коллективного теста все мнения я суммирую и выношу вердикт — получился воблер или нет. И что стоит изменить в конструкции для улучшения его работы. И вообще — имеет ли он право на жизнь. Если модель получается удачной, начинается процесс подготовки производства — это где-то от одного до трех месяцев. После производство (техпроцесс производства от двух до трех недель), его длительность, зависит от покрытия воблера. Потом возможны небольшие изменения и улучшения: незначительно меняю плотность дерева, угол установки лопасти, расцветки. Иногда приходится изменять рабочую глубину, но это уже получается другой воблер и для других условий.

7) Какие серийные приманки или, может, даже производители для вас эталонны? Какие требования вы предъявляете при изготовлении собственного воблера, чего хотите достичь при его создании?

Для меня основными воблерами и фирмами, на какие я ориентируюсь — это старая бальзовая Rapala и Nils Master. А Nils Master Invincible и Rapala Original Floater — две самых любимых приманки.

Все воблеры, которые выходят из-под моей руки, созданы специально под часто повторяющиеся условия. Основные правила или требования при создании и дальнейшем производстве — это обязательная собственная «игра» у поверхности воды (спина — над поверхностью) и до рабочего горизонта на всех скоростях проводки. Таким образом, любой рыболов, пристегнув мою приманку к леске спиннинга, на равномерной проводке должен получить активную «игру» безо всяких дополнительных анимаций удилищем или катушкой. Воблер должен «играть» в любых условиях и на любой скорости проводки.

Я стараюсь делать его таким, чтобы каждый, даже впервые взявший в руки спиннинг, на равномерной проводке мог поймать рыбу. Естественно, при ее наличии в месте ловли.

8) Вы чаще ловите на приманки собственного изготовления или все же на серийные?

В основном ловлю на свои — это две трети времени на рыбалке, а оставшееся время уходит на тестирование и своих и не своих приманок.

9) Какая ваша любимая приманка из собственных творений?

Самая первая приманка и есть самая любимая — 40-миллиметровый воблер, я его назвал Lex (формой тела он напоминает маленького карася или леща, отсюда и получилось «лещ — Lex»). Но это название пока не прижилось, и все его называют «Сороковым» с различными приставками — «Пензенский», «Финчик», «Финч» и т.д. — кому как нравится. Данный воблер существует уже 7 лет, первые два года я резал много различных версий его корпуса — пытался найти лучший. Нашел вариант корпуса для липы, плотом, поменяв материал на абаши, — опять поиски. Подобрал и для абаши (абаши легче липы, поэтому высоту корпуса пришлось уменьшить), одновременно с этим пытался решить проблему тиражирования удачной приманки. Добившись с помощью самодельных станочков одинаковых корпусов, стал заниматься покрытиями воблеров, постоянно экспериментируя (фото 5) и пытаясь найти лучший вариант. Следующие 3 года просто точил воблеры для друзей, знакомых и знакомых друзей, постоянно экспериментируя с плотностью дерева, огрузкой, сочетаниями цветов. Последние 2 года просто делаю эти воблеры, корректируя огрузку в зависимости от плотности поступившего материала и меняя расцветки, в этом году должна смениться система покрытия и окраски.

фото 5фото 6

«Сороковой», или Lex — это воблер, на котором получены все знания и опыт, на нем были отработаны все технологии и конструктивные решения. И это пока единственная модель, которая, по моему мнению, сформировалась полностью, т.е. ее мне не хотелось бы изменять. И ее уже можно назвать воблером, все же остальные модели постоянно претерпевают небольшие изменения — идет поиск оптимального.

10) Какие из ваших воблеров приносили вам самые яркие и запоминающиеся трофеи?

Самые запоминающиеся трофеи — это первые рыбки, пойманные на только что сделанные воблеры, и принесшие радость от того, что сделанная вещь работает.

Самая первая рыбка, пойманная на прототип Lex, вырезанный из липы, — жерех на килограмм, пойман он был с первого заброса на всплеск, раздавшийся за спиной. Ловил я взабродку по пояс, развернулся, перекинул на метр всплеск и повел небольшими потяжками — сразу случилась поклевка. В этот же день было поймано, отпущено и упущено еще несколько рыбок (язей и жерехов). Но первый жерешок запомнился. И в первые дни ловли — еще жерех на четыре с лишним килограмма на монолеску 0,18 мм.

фото 7

Так же было и с другими воблерами — у «Классик-55 SSR» тоже был приличный жерех. «Классик 90» запомнился не большой рыбой, а зрелищными поклевками под поверхностью воды (на фото 6 — Владимир Коржавин с трофеем на этот воблер). Воблеры, сделанные мной, достаточно разноплановые — и размеры рыб, соблазнившихся ими, тоже разные: от ельца, пескаря и уклейки до жереха за 4 кг (на фото 7 — трофей Вячеслава Шорохова) или судака на 7 кг на предрассветную «дорожку».

11) Дайте краткую характеристику основным (возможно, самым востребованным) моделям собственного производства и тем условиям, для которых они создавались?

На данный момент выпускаются три модели воблеров под общей маркой Finchip (fin — по-английски «плавник», chip — «щепка», получается вроде как «плавник из щепки»).

Lex 40 — первый воблер, который и стали называть «Пензенским». Масса 3,3 — 3,8 г, плавающий, глубина погружения 70 — 80 см (см. фото 2 и 4). Сделан специально для ловли на быстрых галечных перекатах, отсюда и металлическая лопасть. Высокочастотная «игра», работает почти на любом течении и без него, стабильность работы в быстрых и неравномерных потоках обусловлена несколькими факторами:

  • высокое и очень легкое тело воблера за счет дополнительной огрузки внизу корпуса приобретает очень большую стабильность (как поплавок с нижней огрузкой);

  • металлическая лопасть в этом воблере — это не только прочность на каменистых перекатах, но и дополнительный груз, смещающий центр тяжести еще ниже (стабильность) и одновременно смещающий центр масс (центр колебаний воблера) вперед — повышение частоты и уменьшение амплитуды «игры» для данного воблера;

  • срез передней части воблера совместно с лопастью добавляет еще большей стабильности приманке: срез своей плоскостью при проводке тянет воблер вверх, а стоящая тут же лопасть одновременно тянет вниз — вот это противостояние и добавляет еще больше стабильности; это очень похоже на своеобразную лопасть-ступеньку финских приманок.

Вот эти три составляющие и есть тот потенциал, который я увидел в данной форме для деревянного воблера. Сначала было 7 базовых естественных и фантазийных цветов, при создании других воблеров появлялись новые цвета и сочетания. Ныне их около двадцати — и эксперименты с цветами воблеров не прекращаются.

фото 8

Следующим воблером, который я сделал, был «Классик 90», или «Пензенский длинный» (фото 8). Я попытался имитировать кормящуюся уклейку — рабочее название данной модели Hungry («Голодный»). При ее создании были поставлены несколько задач.

  1. Воблер должен лететь достаточно далеко — насколько это возможно для деревянного воблера.

  2. Рабочий горизонт должен начинаться с поверхности и где-то до метра.

  3. Работа воблера должна быть очень активной, т.к. предназначалось использовать его на очень быстром течении при забросах вверх — вниз и на снос, он должен быть заметен для хищника в стесненных условиях заросшего переката с быстрым течением.

фото 9

Сделать такой воблер меня побудили попытки ловли хищника в сливах с ям в мелководные участки (фото 9), а в наших условиях — и очень заросшие травой перекаты, где воды-то остается сантиметров 10 — 30 над травой. Здесь очень хорошо показывал себя RapalaOriginal, но при ловле на снос или против течения его затаскивало в траву, и самое главное — этот воблер очень легкий, и вследствие этого — недостаточно дальнобойный. Очень долго пытался сделать воблер с точной копией силуэта уклейки, но нужной «игры» удалось добиться с другим силуэтом корпуса, близким к Original. Да и в дальнейшем при работе с деревом опытным путем установил, что чем легче материал воблера — тем ниже должна стоять буксировочная петля, а, следовательно — голова воблера определяется материалом. За несколько лет существования «Классика 90» он сменил 3 вида покрытий, 2 варианта лопастей, 3 раза пришлось изменять плотность используемого дерева и, соответственно, переделывать внутренности воблера и немного габариты. А все это — только из-за замены используемых тройников (одни пропали из линейки производства, вторые перестали соответствовать качеством даже эконом-классу).

фото 10,12

9-сантиметровый воблер получился хорошо плавающим, массой примерно 8 г, с активной «игрой» у поверхности воды, достаточно дальнобойным. Из-за смещения центра тяжести в хвост, при рывковой проводке или просто при остановках воблер немного разворачивается головой к поверхности — и так всплывает, изображая кормящуюся рыбку. Что мне и требовалось. Воблер предназначался для течения, но неожиданно очень хорошо повел себя при ловле щуки на озерах и прудах, причем как в стандартном, так и в модернизированном варианте — с замененными тройниками большего размера (это немного успокаивает воблер и дает большую «задумчивость» при всплытии).

Воблер показал достойные результаты при весенне-осенней ловле жереха в сливах с ям, ночной ловле судака на мелководьях и косах, а также в озерах, прудах и заливах при ловле щуки рядом или поверх разросшейся травы.

Весной и осенью воблер размером 90 мм соответствовал присутствующей на перекате кормовой рыбе, а летом необходима приманка поменьше — и был сделан воблер с активной «игрой» размером 55 мм — «Классик 55» массой примерно 5 г. И чуть позже — еще одна модель — «Классик 55 SSR» (фото 10). Разница между ними — в рабочей глубине: первый погружается до метра, а «SSR» — глубже полуметра не уходит даже при проводке против течения, его скорее можно было бы назвать «нулевиком» или «подповерхностником». Для этих воблеров сложилось интересное правило: «Классик 55» в основном использовался в тихой воде заливов и прудов по щуке (на фото 11 — трофей Вячеслава Шорохова) и крупному окуню, а более мелководная модель SSR — на течении при ловле жереха, вечернего судака и крупного голавля.

фото 11,13

Помимо этих моделей сейчас в стадии тестирования на водоемах находятся (фото 12, 13): два уокера, две относительно глубоководные «миношки» с очень активной живой «игрой», поисково-дальнобойный воблер для ловли жереха и облова площадей и маленький плавающий воблер с телом в виде изогнутой капельки. А еще — «Классик 90» с круглой лопастью для очень тихой проводки, но это пока в стадии экспериментов и тестовых партий.

Создание воблеров из дерева и именно для наших российских условий является для меня любимым делом, которому я отдаю все свободное от основной работы время.

О. Ляльковский

"Спортивное рыболовство № 9 — 2010г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*