Семга клюет на деньги

Семга клюет на деньги

Семга клюет на деньги

Кольский полуостров богат не только полезными ископаемыми, но и реками, сохранившими первозданную чистоту, обилие и многообразие рыбы, в первую очередь таких ценных видов, как семга. Недаром Кольский полуостров окрестили раем для рыбаков. Используют райские возможности края и туристические фирмы, работающие на Мурмане уже более десяти лет. Деятельность этих фирм и их способы рыбалки никогда не оспаривались — клиенты компаний занимаются рекреационным рыбным ловом по принципу "поймал — отпустил", дают весомые доходы в бюджет, трудоустраивают местное население. На самом деле давно зрел конфликт между туристическими компаниями и местными рыбаками-любителями, обвинявшими "фирмачей" в вытеснении их с самых привлекательных для рыбалки рек ради приглашения туда иностранных богачей. В последнее время к этому тихому противостоянию присоединились некоторые представители науки, выступившие с предупреждением: "Если не изменить деятельность турфирм, поголовье крупных особей семги в Кольских реках будет подвергнуто генетической деградации или изничтожено".

Цивилизованный бизнес

Рыболовный туризм — один из самых популярных видов туризма в Мурманской области. В реках и озерах Кольского края водятся окунь, щука, плотва, семга, кумжа, форель, налим. Наибольшей популярностью среди рыболовов пользуются, конечно, лососевые: семга (атлантический лосось), кумжа, форель. Рыбалка лососевых обычно разрешена во время нереста, сезон рыбалки длится с мая по октябрь. Именно в это время рыба становится доступной для любительского лова на удочки и спиннинги. Заповедные семужьи реки: Умба, Варзуга, Кица, Поной, Йоканьга, Восточная и Западная Лица, Харловка, Рында, Кола, Тулома и другие.

Рыболовный туризм — своеобразная визитная карточка Мурманской области, благодаря которой наш регион известен за пределами страны. Всего в мире насчитывается около 6 тысяч рыболовов-нахлыстовиков, и пятая часть из них ежегодно приезжает на Кольский полуостров. Едут, чтобы ловить именно дикого лосося. Основные страны-поставщики клиентов — это США, Англия, Норвегия, Германия, а всего на наших реках рыбачат туристы более чем из 40 стран. Мурманчан, пользующихся услугами местных турфирм, практически нет.

В Мурманской области работает свыше 10 компаний, организующих рыболовные туры на Кольских реках. Большинство из них специализируются на семужьей рыбалке. Среди самых известных компаний — совхоз "Всходы коммунизма", "Мурманск-турист", "Тал-тур", "Северные реки", "Река Поной", "Серебро Поноя", "Варзина", "Кольские путешествия".

"На наших реках расположен 31 рыболовный лагерь для туристов, — рассказала журналисту "НВ" заместитель председателя комитета по физической культуре, спорту и туризму Мурманской области Илона Затонская. — В прошлом году рыболовные компании обслужили 2100 туристов, из них 1700 зарубежных. Но российских рыбаков с каждым годом становится все больше. Раньше, особенно во время становления рыбного бизнеса в 90-е годы, к турфирмам ездили лишь иностранцы. В 2003 году приехало 1724 иностранца и 83 россиянина, в 2004 году -1700 иностранцев и около 400 наших соотечественников. Обычно на недельные туры приезжают группы по 4-6 человек. Стоимость тура для иностранцев — 5-10 тысяч долларов США, для российских туристов — 1,5-3 тысячи долларов".

По словам г-жи Затонской, рыболовный туризм приносит ощутимую пользу областной казне. Ежегодный доход от рыболовного бизнеса в регионе по примерным расчетам составляет около 6 миллионов долларов. Рыболовные компании являются стабильными плательщиками налогов, поддерживают порядок на своей территории, создают новые рабочие места, постоянные и сезонные. В 2002 году туркомпании имели 96 сотрудников, в 2003 году — 169, в прошлом году — 500.

Основным принципом рыбалки туристических фирм служит принцип "поймал — отпустил", основанный на спортивном подходе. Главное — поймать рыбу, сфотографироваться с трофеем и отпустить назад в реку. Подобный спортивный лов противопоставляется браконьерству, и существует мнение, что именно благодаря такому лову стадо рыбы поддерживается на нужном уровне.

Посторонним вход запрещен

Под сомнение работу туристических рыболовных компаний ставят мурманские рыбаки-любители (всего их в Мурманской области примерно 70 тысяч) и отдельные ученые-ихтиологи, например, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Мурманского морского биологического института (ММБИ)Евгений Берестовский:

— Наши чиновники в основном озабочены экономической эффективностью ведения лицензионного лова и соответствующими налоговыми отчислениями в местный бюджет, — рассказал "Нашей Версии" Берестовский. — Почти никто не говорит о том, что на Кольском полуострове существуют водоемы как общего пользования, где действуют Правила любительского рыболовства и рублевые госрасценки за лицензии, так и интуристские, куда российским рыболовам доступ практически закрыт, а рыбалка там регламентируется законами частного бизнеса. Как заметил мне как-то бывший начальник "Мурманрыбвода" Борис Прищепа, ныне возглавивший ПИНРО: "Мы сейчас живем в условиях капитализма, и деньги решают все. И если твоя любимая Золотая речка стоит нынче 5-7 тысяч "зеленых" за недельный тур, то или плати, или уж извини". Так что если у кого вдруг загорятся глаза на мурманскую семужью рыбалку, то им лучше сразу узнать о том, что на реке Поной, где хозяйничают две турфирмы, обслуживающие иностранных рыболовов, их вовсе не ждут с распростертыми объятиями. Как, впрочем, и на самой семужьей реке в мире — Варзуге. А рыбными ресурсами рек Восточная Лица, Харловка, Золотая и Рында уже не первый год распоряжается ЗАО "Северные реки", фактическим владельцем которой является английский бизнесмен Питер Пауэр. И российских граждан к этим рекам допускают только в качестве обслуживающего персонала. Вообще некоторые рыболовные фирмы прямо принадлежат иностранцам, которые сегодня распоряжаются нашими реками и решают, кого пускать на них.

— Уже много лет я практически ежегодно выбираюсь на речку Золотая, и раньше никаких проблем с приобретением лицензий и реализацией права ловли рыбы у меня не было, — рассказывает Евгений Берестовский. — Однако в конце июля 2001 года мы с приятелем снова поехали на Золотую речку, и тамошний инспектор рыбоохраны сказал, что лимит исчерпан, а лицензионный лов на Золотой речке закрыт. В итоге мы были вынуждены рыбачить только на озерах.

То же самое повторилось в 2002 году. В Североморской инспекции рыбоохраны я купил 6 лицензий на двоих. Но когда мы с другом добрались до инспектора на Золотой речке, тот сообщил, что давно закрыл реку для рыбалки по принципу "поймал-изъял", поэтому наши лицензии уже недействительны. И тут же он связался с управляющим рыболовной базой "Харловка" Кулагиным, который прямо в эфире заявил примерно следующее: "Ты же закрыл рыбалку на Золотой для чужих. Тебе что, посторонние на речке нужны? Сделай так, чтобы их не было". После этого инспектор прямо сказал, кто здесь хозяин: "Это реки Питера Пауэра, он здесь за все платит, поэтому рыбалку на своих реках регламентируют, по большому счету, он и его команда. Золотая его любимая речка, и он сюда привозит только своих близких друзей. А моя основная задача — охранять реки от браконьеров и посторонних, чтобы клиентов никто не тревожил, и они могли спокойно ловить рыбу. И вообще, чего вы в такую даль суетесь? Езжайте на свои Колу, Титовку, Белоусиху и Оленку!".

На мое письмо об этих случаях тогдашний заместитель начальника "Мурманрыбвода" Красовский (теперь и. о. начальника "Россельхознадзора") уверял в официальном письме, что именные разовые разрешения на лов семги во всех реках Североморского района я смогу свободно купить в Североморской государственной инспекции рыбоохраны. Факты говорят о том, что он, мягко говоря, блефовал, так как было очевидно, что по негласной договоренности между руководством "Мурманрыбвода" и турфирм все лимиты на вылов лососей в "их" реках были изначально переданы в распоряжение "фирмачей", которые распорядились ими по собственному усмотрению. В 2004 году был разыгран тот же сценарий, причем занятые бизнесменами реки вообще выпали из списка водоемов, где разрешено ловить лососевых по госрасценкам.

Не рыбалка, а развлекуха

— Но самое главное, с моей профессиональной точки зрения, то, что активная пропаганда принципа "поймал-отпустил" ведется вовсе не в пользу бережного отношения к рыбным ресурсам, а лишь в угоду рыболовному бизнесу, — возмущается Евгений Берестовский. — Выпускать измученную борьбой трофейную рыбину только для того, чтобы тут же начинать охоту за другой, потом за следующей и так до услады насыщения… По моему мнению, это не рыбалка получается, а какое-то бездушное шоу, развлекуха! Именно эта порочная идея и является основой принципа "поймал — отпустил". От того, например, что выпускают пойманную семгу, пользы для природы практически нет, потому что 85-95 процентов зашедшей в реки для размножения рыбы гибнет.

Компании получают "нужное" биологическое обоснование и положительное экспертное заключение на лов рыбы по принципу "поймал-отпустил" с приемлемым коэффициентом смертности выпущенной рыбы — примерно 5-15 процентов (между прочим, компетентные в лососевой проблематике специалисты ПИНРО берут отсчет с 50 процентов, как при обычной промысловой путине). Но в реальности гибнет рыбы намного больше, и все реже в мурманских реках можно встретить крупную рыбу более 10 кг.

Почему турфирмы используют именно принцип "поймал — отпустил", а не принцип "поймал — изъял"? Дело совсем не в том, что так сохраняется больше рыбы. Если квота на вылов в конкретном водоеме составляет, допустим, 100 рыбин, то, соблюдая принцип "поймал — изъял", ее (при хорошей рыбалке) можно выбрать довольно быстро, после чего лов должен быть по закону прекращен. А вот если вести дело по принципу "поймал — отпустил", то в соответствии с приобретенным биологическим обоснованием получаешь в несколько раз больший лимит — например, 300-500 рыбин. Тут уж есть смысл полностью завладеть водоемом чтобы заранее планировать рыбалку на весь сезон и рас считывать на прибыльный бизнес, ориентируясь на обеспеченных иностранных рыболовов, стремящихся раскупить заманчивые рыболовные туры задолго до открытия сезона. Это устраивает и "фирмачей", и органы рыбоохраны, которым бизнесмены всячески помогают оберегать рыбные богатства "своих" высокорентабельных водоемов от посягательств разного рода конкурентов. А ведь стрессированная и местами побитая при вываживании в порогах семга уже не даст на свободе полноценного потомства, если вообще примет участие в нересте. В конечном счете это ведет к деградации популяции. Но организаторам и соучастникам на это, видимо, наплевать, поскольку главное для них — иметь максимальный доход на период закрепления за ними водоема.

— В Германии во многих землях запретили лов рыбы по принципу "поймал-отпустил", недавно в Казахстане приостановили действие этого принципа. Как оказалось, отменено отпущение выловленной рыбы в некоторых регионах России, например в Подмосковье. Я считаю, что подобное нужно сделать и у нас, — говорит Берестовский.

Исключение из правил?

Действительно ли такое нелицеприятное положение складывается на Кольских реках? Насколько верно утверждение, что наши реки приватизируют иностранцы, а губительный принцип "поймал — отпустил" выдается за гуманное отношение к природе?

— Некоторые рыболовецкие компании действительно принадлежат иностранцам, -утверждает Илона Затонская — Это компании "Северные реки" (владелец — англичанин Питер Пауэл), "Река Поной", где присутствует американский капитал, и "Варзина", созданная финнами. Ничего плохого в этом нет: они платят налоги в наш бюджет, привлекают инвестиции, трудоустраивают местное население. Компания "Северные реки" за прошлогодний сезон смогла привлечь в четыре раза больше туристов. На территории устья реки Харловка эта компания своими силами очищает территорию от топливных отходов, которые оставила в 2001 году войсковая часть. Многие туристические фирмы тратят средства на благотворительность: они перечисляли деньги для программы "Спаси ребенка", для мурманских омоновцев, служивших в Чечне.

Федор Шаейцер, президент ассоциации "Баренц-туризм", объединяющей мурманские рыболовные компании, считает, что имели место случаи, когда рыболовам-любителям, несмотря на наличие лицензии, не разрешали ловить рыбу в реках турфирм. Но это единичные случаи, исключение, а не правило. Компании не сами берут участки, а заключают договоры с "Мурманрыбводом", с 2005 года — с Россельхознадзором, каждый год устанавливается режим лова.

— Противостояние по поводу вылова рыбы между рыбаками и турфирмами имеет место, особенно ярко это проявилось с середины 90-х годов. Местные жители писали жалобы о том, что их вытесняют, не дают рыбачить на реке Поной. Но все было намного проще: туристические компании противодействовали браконьерам. Привлекались правоохранительные органы, на деньги фирм охрану вели работники рыбинспекции, милиции. Совхоз "Всходы коммунизма" даже приглашал ОМОН для охраны рек. У браконьеров изымали орудия лова, штрафовали. Сейчас на реках, где работают фирмы, нет браконьерства, там наведен порядок. В этом году в связи с переходом полномочий от "Мурманрыбвода" к Россельхознадзору был снова отмечен всплеск браконьерства. Именно браконьерство, а не принцип "изъял — отпустил" наносит больший вред рыбе. Данные ПИНРО, "Мурманрыбвода" свидетельствуют: там, где находятся лагеря туркомпаний, происходит увеличение стада семги. Вообще, чтобы определить, какую пользу или вред приносит принцип "поймал — отпустил", надо провести независимую экспертизу, научные исследования. По имеющимся данным, даже 50 процентов гибели семги приводит к его росту. Но глубоких исследований пока никто не проводил.

Главный специалист областного отдела развития прибрежного рыболовства, рыбопереработки и аквакультуры Олег Заболотский соглашается с тем, что на принцип "поймал — отпустил" в науке существуют разные мнения. Но также нередки случаи, когда рыба с крючка попадается неоднократно и по прошествии нескольких лет.

Ученые ПИНРО настроены еще более оптимистично и отмечают: с 1990 года ведется рыбалка по принципу "поймал — отпустил", и ведется весьма успешно, никаких негативных явлений не было выявлено.

Главные враги — браконьеры

Глава компании "Мурмансктурист" Борис Темкин считает обвинения в адрес туристических рыболовных компаний необоснованными: — Уже 12 лет мы работаем на реке Йоканьга. Рыбалку проводим только на основе научных рекомендаций ПИН-РО. Лов по принципу "поймал — отпустил" регулируется научными изысканиями, а увеличение стада семги на нашей реке свидетельствует, что мы находимся на правильном пути. Я долго работаю в этой сфере, и не было фактов, говорящих об особом вреде. В 1993 году нам разрешали ловить на Йоканьге до 1200 голов рыбы, теперь на основе научных изысканий эта квота увеличена до 6 тысяч. Конечно, в каждом деле есть свои плюсы и минусы, но пока от использования принципа "поймал — отпустил" больше плюсов,, по крайней мере, если судить по реке Йоканьга. Мельчает рыба, но из-за того, что изымают крупные экземпляры. Если бы справились с браконьерством, размеры рыбы были бы больше. Но на реках все же попадаются и достаточно крупные экземпляры. На Варзуге в прошлом году ловилась семга до 18 килограммов, на реке Кочковка (восток Кольского полуострова) попадалась рыба до 20 кг. В советское время на реках существовал промышленный лов и рыбы изымали до 50 процентов, но при этом стадо увеличивалось.

По моему мнению, намного больший вред приносит браконьерство. Там где работают фирмы, пресс браконьерства удалось ослабить. Мы в своей работе привлекали и ОМОН, и СОБР. Их работа оканчивалась плачевно для местных жителей, ловящих неучтенную рыбу. Рыбаки-любители должны иметь право реализовать свое желание порыбачить, но, чтобы сохранить семгу, нужны ограничения на вылов, жесткий контроль. Местные жители (а рядом с нашими лагерями находится ЗАТО Островной) имеют доступ к реке, но существуют принятые ограничения. Один год было так, что все разрешения выдали турфирмам, но это было сделано, чтобы не разрушить стадо лосося. Если более 30 человек рыбачит на реке, то это ведет к уменьшению стада. Какие могут быть претензии к турфирмам, держащим в порядке реки, на которых они работают?! В Мурманской области около 80 рек, где ловится лосось, фирмы работают только на 17.

У компаний легальный бизнес, очень ответственный и затратный. Вся инфраструктура создавалась с нуля, транспорт, связь, подготовка кадров. До многих рек сложно добраться, один час аренды вертолета стоит до 1500 долларов. По своему сервису наши компании сейчас не уступают западным странам. Хотя этот бизнес очень медленно отдает вложенные инвестиции: от 5 до 12 лет.

По словам представителей туристических компаний, нельзя говорить и о приватизации рек иностранцами. Проблема состоит в том, что клиентская база в основном зарубежная. Выход на другие страны мурманские фирмы осуществляют через западных посредников, которым остается львиная доля дохода. В Шотландии доход от спортивного и любительского лова составляет около 50 миллионов долларов. В Мурманской области, где гораздо больше рыболовных рек и озер, больше рыбы — примерно 6 миллионов долларов. Соответственно десятки миллионов оседают на Западе. Решить эту проблему можно только через повышение доверия к российским туроператорам.

* * *

Споры о спортивном рыболовстве по принципу "поймал — отпустил" ведутся не один год. Окончательную точку в споре должны поставить обоснованные научные исследования, которых пока не было. Губернатор (который сам является заядлым рыболовом) и другие представители органов власти ратуют за развитие рыболовного туризма в Мурманской области. С охватом новых рек, с новыми проектами, с организацией туров не только летом, но и круглогодично.

По новому закону "О рыболовстве" лов рыбы на промысловом участке будет осуществляться только с разрешения пользователя, то есть турфирм. По словам Евгения Берестовского, только в 17 реках, где работают туркомпании, сосредоточено около 90 процентов всех запасов семги Кольского полуострова.

И как при этом добиться того, чтобы интересы туристических компаний, обслуживающих состоятельных клиентов, не ущемляли права обычных мурманских рыбаков? Ответа на это вопрос пока никто не предложил.

По словам представителей туристических компаний, нельзя говорить и о приватизации рек иностранцами. Проблема состоит в том, что клиентская база в основном зарубежная. Выход на другие страны мурманские фирмы осуществляют через западных посредников, которым остается львиная доля дохода. В Шотландии доход от спортивного и любительского лова составляет около 50 миллионов долларов. В Мурманской области, где гораздо больше рыболовных рек и озер, больше рыбы — примерно 6 миллионов долларов. Соответственно десятки миллионов оседают на Западе.

В редакции "Нашей Версии" имеется копия письма одного ученого из КНЦ РАН г. Апатиты в адрес председателя комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды Мурманской области Николая Бичука. Приводим его в сокращении.

"Обращаюсь к Вам с частной конфиденциальной запиской по поводу катастрофической ситуации со стадом семги на Кольском полуострове.

В результате многолетних собственных любительских наблюдений, свидетельств браконьеров, работников рыбацких турфирм и прочего гуляющего по Кольскому полуострову народа можно говорить о катастрофе по следующим причинам.

Происходит бесконтрольный лов семги во всех реках на всем их протяжении (т. е. на нерестилищах). По сравнению с советскими временами вылов на нерестовых участках возрос на порядок. Это уже можно назвать экологическим терроризмом. Косвенным свидетельством процесса резкого уменьшения численности стад являются "контрольные" отловы "экспертами" на одних и тех же участках в течение большого промежутка времени. Наблюдается снижение в десятки раз, кроме того, все реже попадаются крупные, более 10 кг, экземпляры.

Так называемый рыболовный туризм, когда в руках турфирмы оказывается целая река или несколько небольших рек, по системе "поймал — отпустил" выглядит следующим образом (на примере одного из притоков р. Поной): клиент зацепил и не спеша, до получаса вываживает ее до полного изнеможения, вынимает из реки, отцепляет, фотографируется и отпускает. Для отдельно взятой рыбины за сезон эта процедура может повторяться десятки раз! Кто ж такое выдержит! ПИНРО и прочая наука утверждает (за деньги интуррыбаков), что ничего страшного не происходит. Что-то не верится. В рыбацких лагерях, как правило, ведется учет количества пойманных рыб. Допустим, на лагерь на сезон дается 500 штук по системе "поймал — отпустил". Учет ведет представитель рыбнадзора по ежедневным отчетам гидов, сопровождающих клиентов. Как правило, количество всегда занижается!.. Иначе лимит будет исчерпан в середине сезона и лагерь нужно закрывать или выпрашивать за деньги дополнительные лимиты. Или клиент должен к середине смены прекратить ловлю или еще какие-либо ограничения…

В итоге в ближайшие годы семга на Кольском может стать реликтовой рыбой, не представляющей коммерческого интереса. А это будет не только экономический удар, но и удар по престижу и привлекательности нашего края".

К. Сомов

"Наша версия на Мурмане № 36 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*