Наблюдение как часть ловли в малых реках — Часть вторая

Наблюдение как часть ловли в малых реках — Часть вторая

Наблюдение как часть ловли в малых реках

часть 1 часть 2

Хитрости для знакомых мест

фото 1Ловля спиннингом в малых реках подчас напоминает ружейную охоту: многое из того, что мы делаем, подчинено желанию не вспугнуть находящуюся неподалеку осторожную рыбу. И когда ловля проходит в хорошо известных нам местах, а ее маршруты в течение сезона не единожды повторяются, мы можем заимствовать из охотничьей практики несложные хитрости, действие которых рассчитано на продолжительное время.

Например, охотники занимаются «сельскохозяйственным» обустройством какой-нибудь лесной поляны — там они распахивают землю и сажают овес. А у края поляны, на деревьях, сооружают засидку, оборудуя ее крышей, лестницей и упором для стрельбы (фото 1). А чтобы улучшить видимость и увеличить сектор обстрела — очищают края поляны от кустарника. В пору, когда овес достигает лакомой для крупных лесных животных степени спелости, охотники приходят на поляну заранее, с вечера — и потихоньку занимают места на засидке. Где и ждут зверя, уже привыкшего к лесному полю и ко всем произошедшим изменениям. Все это так и называется — «охота на овсах».

Вот и некоторые рыболовы проводят аналогичные работы на берегу и в воде, вносящие искусственные изменения в природу. Однако они значительно отличаются по манере исполнения и степени вмешательства в окружающую среду.

Обустройство на берегу

фото 2Если во время устройства постоянных мест для наблюдения за рыбой или для ее ловли приходится удалять части веток растущих у воды деревьев или кустов, обламывать их лучше руками, делая разной длины — наиболее естественным образом (фото 2). Но только не оставлять ножевые срезы, как явные следы деятельности человека — «подсказки», которые могут быть использованы, скажем, браконьерами.

Случается, что спиннингиста буквально подмывает радикально освободить траектории будущих забросов не только со своей стороны. Ведь тогда, как ему кажется, он обязательно поймает тех крупных голавлей, что стоят под нависающими ветками у противоположного берега. Или прогуливаются меж причудливо растущих водорослей, мешающих уже не забросам, а якобы «правильной» проводке. Ситуация, почти всегда заканчивающаяся неудачно, потому что рыба выбирает свои стоянки не случайно, а руководствуясь (как считается — инстинктивно) целым рядом причин. И возможно, что главные среди них — именно нависающие ветки и растущие «не на месте» водоросли. Так что, убрав «препятствия», можно получить места, где будет удобно забрасывать и проводить приманки, но невозможно поймать рыбу, которая покинет открытые и, следовательно, опасные для нее участки.

Иногда спиннингисту помогают временные укрытия, создаваемые на берегу с помощью воткнутых у воды свежесрезанных (наискось) веток, например, ивы. Они будут долго зеленеть и могут даже прижиться во влажной почве, если потом их не унесет высокая вода или ледоход. Но внезапно появившиеся «новые» кусты привлекут большее внимания, чем незначительно изменившиеся «старые». И, конечно, вызовут интерес у людей, хорошо знакомых с местностью.

фото 3В общем, наблюдать и ловить с заранее выбранных и подготовленных мест значительно интереснее, чем использовать вынужденные позиции (оправдывая это тем, что ограниченное время, мол, не позволяет заниматься чем-либо кроме ловли). Хотя и здесь даже при большом желании нельзя сделать все и сразу — по причине осторожности рыбы и постоянно меняющихся природных условий. К примеру, по осени рано желтеет, давая светлый фон и теряя листья, береза (фото 3). Или весной с появлением «зеленки» всех опережает черемуха и т.д. Поэтому достаточно начать с обдуманного, постепенного обустройства одного или двух «хороших» мест, не забывая о том, что они должны сохранять естественный вид.

Однако есть и другая точка зрения на природные препятствия и помехи для ловли. Особенно она актуальна для совсем маленьких речек и ручьев, где когда-то действительно не было «случайных посетителей», а «свои» придерживались традиционных правил. И находили время и терпенье, чтобы использовать нетронутость заповедных мест в своих интересах. Чему и сейчас можно научиться, только при этом вести себя придется совсем иначе, чем большинство нынешних рыболовов. Зато такое приобретенное умение даст возможность получать немалое удовольствие уже от двух «стихий» — от реки и леса. Для чего вначале нужно найти в себе силы оторвать взгляд от воды и обратить его вокруг себя. В чем, к слову, не будет ничего неправильного — хотя бы потому, что и при ловле с берега, и во время «заброски» и «быта» мы находимся на территории леса.

На территории леса

фото 4На уже изученных речках наблюдение и ловля проводятся лишь на тех участках, где в данное время это наиболее перспективно. Однако переходить от одного такого места к другому лучше лесом. А используются для этого встречающиеся у рек старые дороги и тропы, оставленные людьми или проложенные зверем. И бывает, что по такой тропе приходится «забрасываться» или возвращаться уже в конце светового дня. Поэтому из соображений безопасности следует периодически чистить ее сложные участки — убирать из-под ног подъемные валежины и обрубать мешающие движению ветки с помощью, например, мачете (фото 4). А я вот давно обзавелся кинжалом, имеющим две рабочие стороны клинка и… небольшую «хитрость»: будучи в ножнах, он негромко постукивает о них при ходьбе, что сокращает количество встреч с осторожными лесными обитателями. Но приступать к чистке тропы лучше не с начала пути, частенько расположенного у «цивилизованных» мест, а несколько дальше, дабы доступные лесные тропы не привлекали и не вводили в соблазн кого попало.

Теперь — о диких животных, которых человек, особенно городской, все же опасается в лесу. Хотя часто он даже не подозревает об их присутствии, пугая зверя своим поведением. Да и тот предпочитает держаться подальше от утоптанных человеком троп. Но чем в большую глухомань забирается рыболов, тем выше у него шансы увидеть если и не самих «коренных обитателей», то оставленные ими следы (фото 5). Хотя оказавшись в местах, где такие ситуации вероятны, хорошо бы знать, что и следы могут «говорить». Поэтому прежде чем испуганно озираться в поисках жуткого медведя или злобного кабана, надо попробовать определить, насколько свеж его след или другие, скажем так, «автографы». К слову, у тех же медведя и кабана они, как и следы, с виду очень разные. Но за подробностями лучше обратиться к соответствующим источникам.

фото 5Справедливости ради добавлю, что даже люди опытные передвигаются в лесу с относительным шумом и… запахом. Да, от человека пахнет человеком, что некоторым рыболовам возможно и невдомек. Так что, по меньшей мере, странно, когда преодолевающий прибрежные заросли спиннингист трещит сухими ветками, спотыкается, потеет, даже курит — и при этом ждет неминуемых встреч с кровожадными дикими животными…

Несколько лет назад я провел более двух часов на одном из многочисленных поворотов обмелевшей лесной речки, наблюдая за поведением стаи голавлей. За это время метрах в пятидесяти, где был удобный спуск к воде, успел искупаться небольшой мишка, которому потом очень не хотелось уходить — и он еще долго топтался в прибрежной осоке. Да еще под дальним берегом проскользнула по воде молодая выдра, быстро поймала и с хрустом съела один из объектов наблюдения. А уже перед моим уходом, когда я, наконец, закурил, появилось семейство лосей. Минуты через три крупный бык, стоявший на страже на берегу, почувствовал дым и громко, недовольно зафыркал. Тогда я поднялся и, сказав, что уже ухожу, действительно, ушел, демонстративно перейдя речку ниже по течению, и оставив его полновластным хозяином водопоя. Июль, жара…

И о том, как обычно — но не всегда! — ведут себя лесные жители при встрече с человеком. Бывает, рассказывают истории о страшном медведе, который повстречался собирателям ягоды-малины, и чуть-чуть их не съел. И спаслись они от кровожадного зверя только благодаря своим быстрым ногам. Вот, оказывается, как случается… Хотя надо бы знать, что «неуклюжий мишка» передвигается с такой скоростью, что убегать от него бесполезно. А настоящая причина «чудесного спасения» в том, что медведь просто не собирался закусывать ягодниками. Потому, что люди не входят в его рацион — в отличие от малины, за которой они пришли. И потревожили его, хозяина, за трапезой, что все животные, даже домашние, очень не любят. Почему и получили ягодники урок, который запомнится надолго.

фото 6Обитатели леса нередко любопытны, их поведение не лишено логики (иногда похожей на нашу), но в их жизнь лучше не вмешиваться. Если же такое случилось, сперва последует предупреждение: гадюка зашипит, кабан начнет «ругаться», лось станет вести себя как рассерженный бык. И тогда нельзя без оглядки убегать, теряя достоинство и провоцируя зверя, но не надо и лезть на рожон.

Работы в русле

У рыболовов вмешательство в естественное устройство русла имеет, как правило, две тенденции. Первая — это безвозвратное изъятие препятствий, за которые цепляются приманки — в основном, небольших коряг и т.п., к слову, являющихся для рыбы хорошими укрытиями и объектами скопления корма. Иногда настолько известными тем, кто здесь ловит, что увидев их в необычном положении или на берегу, к ним хочется прикрепить записку «Положи откуда взял!»

Гораздо полезнее просто изучить «крепкое» место, где цепляются приманки. Тем более что за ними все равно приходится заходить в воду, где это возможно. После чего там же, в воде, попытаться найти лучший вариант заброса — и, вернувшись на берег выполнить его несколько раз, чтобы запомнить на будущее. Для этого может быть выбрана и какая-то другая позиция. Тогда «хорошее место» сохранится без изменений, на нем по-прежнему будет держаться рыба, а наработанный вариант заброса позволит ее позже поймать.

Дополнительно хочется посоветовать специально и подробно изучать места, где держится рыба, заходя в русло и не жалея для этого времени и сил. Это позволит в дальнейшем находить подобные места по ставшим понятными признакам, имеющим, как и все в природе, цикличный характер.

фото 7Изменения, внесенные в русло по хозяйственным причинам, могут привлечь рыбу или вынудить ее уйти. Например, редко посещаемые человеком мостки из досок и углубление в дне, сделанные чтобы черпать воду, привлекают ее, скажем, ранним утром как место засады, где есть тень, небольшой перепад глубины с темным дном и находящиеся поблизости, у струи, мальки (фото 6). А вот удаление со дна камней там, где они кому-то «мешают», способно превратить рыбное место в обычное.

Второй тенденцией является добавление в русло новых «артефактов» (например, нескольких веток елового лапника, связанных корой ракиты), постепенно становящихся частью донного ландшафта и местом питания рыбы, поскольку там хорошо накапливается корм. Участки, где размещаются такие кормушки (у заводей, на слабом течении, в «обратках») запоминаются или отмечаются, например, надломленной веткой на берегу. И после нескольких проверок их эффективности по привлечению рыбы, они обустраиваются или, наоборот, изымаются. Но так действуют, увы, в основном поплавочники.

Движение, дистанция и камуфляж

Сложнее всего скрывать собственное движение. И рыбе и нам. Но нам, современным людям, это дается труднее. Что особенно ощутимо во время подхода к месту ловли и самой ловли, когда даже аккуратные забросы требуют строго выверенных движений. И здесь помогает наиболее реалистичное представление о том, как мы выглядим со стороны. И, конечно, имеющаяся теперь возможность изменять свой внешний вид в зависимости от окружающих условий. Что действительно важно, потому как не только мы ведем наблюдение, но и за нами внимательно наблюдают. Каким образом? А вот это мы представляем довольно приблизительно.

фото 8Например, традиционное мнение, что рыба стоит головой против течения, а значит — туда и смотрит, вроде бы «убедительно» аргументировано тем, что она ожидает приносимый рекой корм. Но неужели она следит за опасностью лишь со стороны течения, не проявляя интереса к другим направлениям? Думаю, вряд ли. И спиннингисты, двигающиеся «снизу», тоже не остаются без ее внимания. Рыба все ж оглядывается по сторонам, а мы иногда слишком по-своему представляем ее поведение.

Наблюдая вокруг, рыба инстинктивно контролирует и собственное положение. Например, старается быстрее миновать открытые участки и оказаться вблизи каких-либо укрытий или под ними. Возьмите, к примеру, поведение живцов на крючке, настойчиво стремящихся к любым укрытиям — к лодке, веслу или просто ко дну.

Будучи замеченными, мы идентифицируемся рыбой как прямая опасность, исходящая извне, сверху. А потому во время подхода и ловли нам лучше перемещаться в тени, имея за собой достаточно плотный основной фон. Используя прикрытия (траву, кусты), держась ближе к земле и не ленясь сгибать спину и суставы (фото 7). Двигаться при этом надо плавно, ступать мягко, делая паузы и избегая всяческой суеты и торопливости. Что же касается способности рыбы устанавливать связь между нами или признаками нашего присутствия и приманкой, то еще в древнем Китае было замечено, если много дней звонить в колокольчик и одновременно бросать в воду корм, золотые рыбки приплывут и на звук колокольчика…

Нередко рыба скрывается от течения за каким-либо препятствием и вместе с тем под струящейся поверхностью воды, служащей прикрытием и не позволяющей увидеть ее сверху. Как говорится, стоит за камнями на глубине, на фоне темного дна. Тогда ее прикрывает толща воды, а темная спина позволяет ей сливаться с дном. Согласитесь, такое положение похоже на то, что стремимся занять и мы. К чему остается добавить, что на фоне темного дна рыба и ее движения практически незаметны. А также напомнить о ее нелюбви к его светлым и ярко освещенным участкам. И о том, куда рыба скрывается от опасности, что, наверное, всем приходилось наблюдать: прячется под водоросли, на глубину к темному дну, под коряги, под нависающие берега и т.д. Например, стая голавлей, греющихся на солнце у поверхности, при малейшей опасности приходит в движение и рассредоточивается. Часть рыб исчезает среди водорослей, другая начинает безостановочно двигаться, игнорируя приманки и пытаясь разглядеть причину тревоги. Если же в это время выйти из укрытия, все рыбы скроются в имеющихся поблизости упомянутых местах.

фото 9О максимальной дистанции, начиная с которой мы попадаем под наблюдение, можно сказать, что она зависит от нашего поведения и внешнего вида, характера водоема и времени года. То есть от состояния береговой растительности, уровня и прозрачности воды, погоды и т.д. Скажем, во время моросящего дождя, падающего с неба, затянутого низкими, густыми облаками, она будет меньше, чем в ясный день. Но остановимся на ее среднем значении — около тридцати метров, что наиболее реально для лесных речек.

Эта дистанция определяет целесообразный камуфляж и, прежде всего, размер его цветовых пятен. Они могут быть некрупными, средними и мелкими, создающими уместный по общему тону рисунок, дробящий силуэт рыболова. На такой дистанции они будут работать лучше, чем крупные цветовые пятна с резкими переходами тонов, предназначенные более для значительных расстояний, на которых мелкий рисунок выглядит грязным пятном. Некрупный, без резких цветовых переходов рисунок лучше скрывает и движение — самую видимую составляющую часть ловли, помогая рыболову смешаться с окружающей его неброской в наших местах береговой растительностью, несущей в себе сдержанные цветовые оттенки, световые полосы, пятна и пятнышки.

Как удачный пример подобного камуфляжа можно назвать американский «Тигр» (фото 8) или относительно новый «цифровой» камуфляж (фото 9), выпускаемый в нескольких цветовых решениях, пригодных у нас летом и осенью. Немаловажную роль выполняет и фактура его материала, особенно на коротких дистанциях ловли. Лучше, если она матовая, в идеале как бы вязаная, негладкая, что более свойственно натуральной ткани. И желательно в меру «застиранная» (фото 10). Тогда она правильно отражает свет и не выглядит инородной, что может быть даже с уместным, но слишком еще новым и «красивым» камуфляжем.

фото 10И напоследок: полный камуфляж — самое естественное явление в дикой Природе, и кроме хорошего ничего своим обладателям не приносит. Например, зверю и рыбе. Зато неполный — наверное, может доставить хозяину неприятности или лишить добычи. Представьте линяющего раньше времени зайца или скрывающуюся в засаде щуку с бледным, выделяющимся на общем фоне «лицом»… Однако здесь нас ждут проблемы: например, фабричный комплект одежды и снаряжения из камуфляжа одинакового рисунка — моя старая, но, похоже, несбыточная мечта. И главный вопрос в том, что для его воплощения в повседневную реальность необходимы разные по составу и фактуре материалы одного рисунка. Для одежды, сапог, рюкзака, перчаток и т.д. На что способно разве что государство, и в государственных же, не рыболовных интересах.

И все же будем надеяться, что когда-нибудь и у нас появится своя доступная материальная база для лесной ловли и наблюдения с короткой дистанции. Тогда большее количество рыболовов сможет получить возможность вновь ощутить себя ближе к Природе.

М. Устинов

"Спортивное рыболовство № 8 — 2010г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*