На вкус и цвет…

На вкус и цвет…

На вкус и цвет…

О переменчивости во вкусах рыб пишут многие. И я вот тоже решил поделиться своими наблюдениями. Вкус у рыб меняется не только на протяжении года, но и месяца, недели, суток, а зависит это от весьма многих причин.

Все далеко не так просто, как повествуют некоторые статьи и книги. Разберем это на примерах некоторых всем знакомых рыб, как мирных, так и хищных.

Плотва — на мышь?!

что любит рыбаИтак, начнем, к примеру, с плотвы. Она, как известно, подразделяется не только по видам: обыкновенная, или европейская, плотва, сибирская — сорога, азовская — тарань, каспийская и аральская — вобла, вырезуб и кутум, но и по подвидам. Среди обыкновенной плотвы можно выделить два подвида — кряжевая (так чаще ее называли в старину), или ям-ная, плотва, и более мелкая камышовая, или просто — камышница. У сибирской сороги, азовской тарани, каспийской и аральской воблы также можно выделить такие подвиды. Они имеют основные промысловые стада с различными местами обитания, о которых хорошо знают ихтиологи и рыбаки-промысловики. Разделяется плотва и по формам — проходная, полупроходная и жилая. А если учесть тот факт, что существуют различные гибриды плотвы (ведь гибридизация в природе — это вполне закономерный процесс), становится очевидным, насколько широк диапазон вкусов у этой рыбы. И ловим-то мы поэтому плотву различными способами и на разнообразные насадки — как искусственные, так и естественные, — исходя из особенностей ее жизни и условий обитания.

Речная плотва порою больше "нажимает" на животный корм, и в этом ей "помогает" течение, принося массу всевозможной живности. Но и здесь существуют свои особенности, скрытые в самой природе рыбы. Какие? Известно, что плотва в реках больше жмется к их заливам, затонам, протокам, старицам, где течение слабое или его почти нет, зато много ключевых и родниковых источников. В таких местах собирается всякая живность (например, в сибирских водоемах — мормыш) — отличный корм для рыбы. На значительное течение плотва нередко выходит при массовом вылете насекомых — поденок, майских жуков, стрекоз, мотыльков, комаров и мошек. В таких случаях она часто охотится за насекомыми вместе с другими рыбами — голавлем, язем, ельцом, уклейкой, тугуном (это самый мелкий представитель сиговых, обитающий на Крайнем Севере). И ловить ее в это время лучше по верху воды, используя в качестве наживки этих же насекомых. На Иртыше, например, при ловле ельца нахлыстовым способом на муху, слепня, овода или искусственную "мушку" мне часто приходилось выводить на берег довольно крупную сорогу. На Новгородчине, в Окуловском районе, на озерах и речках, соединяющих сопредельные озера, я часто практиковал ловлю язя нахлыстом, наживляя на крючок стрекозу. И что удивительно, ее атаковывала крупная ямная плотва, но не отставала при этом и плотва-камышница. Любят полакомиться насекомыми тарань и вобла, об этом хорошо знают рыболовы Прикаспия, Дона и Кубани. С удовольствием поедают насекомых вырезуб и кутум. Но эти рыбы настолько осторожны (осторожнее голавля, хариуса и других), что от рыболова, если он хочет увидеть поклевку, требуется большое терпение и мастерство. Вырезуб, как правило, достается только самым опытным.

Порою можно наблюдать и парадоксы. Приведу пример. Пик лета, "глухая" пора, бесклевье. Рыболовы пользуются в основном опарышем и растительными насадками. Но вдруг плотва начинает с невероятной активностью брать обыкновенного земляного червя, но только порубленного на мелкие кусочки. Неужели причина скрывается в том, как мы подали рыбе эту насадку? Да, имеет значение и это, и многое другое. Однозначно на данный вопрос не ответишь, здесь много своих причин, больших и малых. Это и самочувствие рыбы в тот или иной момент, и время суток, когда рыболов удит, и состояние погоды (в похолодание, например, у рыбы обычно повышается аппетит, соответственно меняется и вкус), и подъем или спад воды. Случается, что при спаде воды клев заметно ослабевает, а при резком спаде, что чаще наблюдается в каналах, вовсе исчезает. Осенью, во время высыпки лягушат и других мелких животных, плотва хватает и их. В водоемах бассейнов рек Енисея и Оби мне довольно часто приходилось наблюдать, как крупная сорога сглатывала лягушонка или переплывающего водоем мелкого грызуна (!). Охотясь за тайменями специальной снастью с искусственной "мышью", я неоднократно выводил на берег крупную кряжевую плотву: хотя и мирная рыба, но не прочь "пошалить". Содержание кишечника некоторых экземпляров сибирской плотвы неоспоримо подтверждает мои выводы. "Уважает" крупная плотва и малька, гоняя порой мелюзгу, как заправский хищник. Отчего это происходит с сугубо "мирной" рыбой? Ответ скрывается в природе приспособляемости рыб, когда обстоятельства жизни заставляют их менять привычный режим питания. Допустим, рыба не нагуляла достаточно жира на предстоящую зимовку, и тогда ее организм перестраивается на любую пищу. В осенний период хищниками нередко становятся язь, голавль, красноперка, густера, лещ, синец, белоглазка, подуст, рыбец, сазан, карп, карась и даже самые мелкие рыбы — уклейка, быстрянка и верховка! Но удивительно и то, что многие карповые "лакомятся" мальком не только осенью, но и в другое время года. На Дону, например, в июле месяце, ранним утром, при ловле судака на "селедочного" малька мне часто "садились" на крючок крупная плотва, тарань или чехонь.

Большинство авторов в своих книгах напоминают рыболовам о том, что в хлебные насадки следует добавлять ваниль, сахар, мед, пахучие масла. Это известно давно. Но вот о том, что плотва интересуется слегка солоноватой насадкой, знают не многие. Во все растительные насадки, в том числе и в тесто, я всегда добавляю немного соли; крупы, зерна злаков и бобовых распариваю в подсоленном растворе. Именно из таких вот мелочей, на которые порой многие не обращают никакого внимания, и складывается постепенно нужный опыт. На протяжении всего года я, например, ловлю плотву на кусочки соленого сала, и при этом одного кусочка величиной с булавочную головку иногда хватает на всю рыбалку, особенно если сало волокнистое. Размокнув в воде и распустив волокна, такой кусочек сала привлекает не только плотву, на него идут многие виды карповых, включая и верховых рыб, но особенно охотно берут на сало подуст и рыбец. В хлебные насадки я довольно часто добавляю подсоленный творог или сыр, выдержанный в подсоленном молоке. Не секрет, что у каждого рыболова имеется своя любимая насадка. Есть такая и у меня. В хлебный мякиш я подмешиваю небольшое количество фарша из соленых частиковых рыб. Чаще это бывает соленая хамса, пропущенная через мясорубку. Берут такую насадку буквально все карповые, а для морских рыб, кефалей — лобана, сингиля, остроноса и пелингаса — это просто деликатес. Я использовал описанную выше насадку по всему черноморскому побережью, и никогда она меня не подводила. И что характерно, кефали берут ее как со дна, так и в полводы.

Такие разные щуки

Анализ вкусов хищников не менее интересен. Возьмем, к примеру, щуку. Далеко не все знают, что в природе существует два подвида щук — плесовая (так ее чаще называли в старину), или ямная, и щука-травянка. Первая вырастает до громадных размеров, несомненно, именно об этом подвиде щук ходят легенды. Вторая значительно уступает в размерах первой, зато это поистине "золотая рыбка". Известно давно, что щука-травянка обладает лечебными свойствами, и многие страны закупают ее в больших количествах. Плесовая щука "брусковатее", шире по высоте тела и короче травянки. Она занимает, как правило, ямы на открытых плесах. Травянка жмется к берегам и чаще гостит рядом с растительностью или среди нее. У нее более удлиненное рыло, а темные полосы и пятна ярче выражены, чем у плесовой щуки. Плесовая щука, например, хватает довольно крупных рыб, а с поверхности воды — грызунов, переплывающих водоем, утят, гусят и другую живность. Со мной произошел однажды интересный случай. Мы рыбачили с местным дедом-щукарем на плесе одного из озер Новгородской области близ деревни Горнешно Окуловского района. В то время, когда я подводил к борту лодки севшую на блесну шестикилограммовую щуку (дома я взвесил хищницу), ее атаковала гигантская соплеменница. Все произошло мгновенно: хищница так рванула спиннинг, что я еле удержал его в руках. Нападавшая ушла в родную стихию, а у нас с дедом застыл ужас в глазах. После осмотра пойманной щуки я обнаружил на ее теле следы от клыков нападавшей хищницы, в которые свободно входил кончик мизинца. Удивительного, впрочем, ничего не было, ведь на счету деда значились хищницы весом более 30 килограммов, пойманные им в разное время. Подобный случай в моей практике не единичен. Такое бывало и на озерах в с. Михайловское, близ г. Семипалатинска, и на озере Зайсан (Казахстан), и на озерах Украины, а еще чаще — на безымянных озерах Таймыра. Любопытно, что щука зачастую может атаковать свою соплеменницу и в тех водоемах, где разной другой мелочи предостаточно!

Щуки-травянки поистине всеядны. Мне приходилось ловить их на всевозможную живность — различных червей, пиявок, личинок насекомых, самих насекомых и даже на искусственные "обманки". Пользуясь случаем, опишу одну, из своих "обманок". Берется крепкий крючок — двойник. На его изгибе темной ниткой крепится отрезок толстой красной шерстяной нитки. Концы ниток подрезаются, при этом в разные стороны торчат "усики". Получается какое-то экзотическое "насекомое". Такая "обманка" весьма привлекает травянку в период смены зубов, обычно это бывает в июле. Хорошо показала себя эта снасть и по перволедью, но несколько в другом варианте. Зимняя "обманка" (я описал ее в заметке "На "кормака" зимой и летом", №1 за 1994 г.) делается на крючке с поводком, а поводок длиной 10-12 сантиметров крепится выше блесны — окуневой или щучьей. Как правило, окунь или щука "садятся" не на блесну, а на "обманку".

Во время массового вылета майских жуков, саранчи, стрекоз все виды щук охотятся за ними, не отстает при этом и окунь. При массовой высыпке лягушат (чаще осенью) за ними охотятся многие хищные рыбы, а для голавля, сома, канального, или американского, сомика лягушонок осенью — лучшая наживка.

Давно устоявшееся мнение о том, что щуки подходят к берегу и стоят для того, чтобы погреться, не верно и не имеет под собой достоверных доказательств. Почему? Да потому, что щука — одна из холодолюбивых рыб. Ареал ее уходит далеко за 69-ю параллель, и нерестует она одной из первых рыб, обычно в марте — начале апреля, когда вода еще холодна. Вероятнее всего, кто-то когда-то в своих работах сделал необдуманный вывод, основанный на догадках, а другие авторы в дальнейшем не задумываясь повторяют его. Я внимательно наблюдал за щукой в тех ситуациях, когда она подходила к берегу, и окончательно пришел к выводу: щука в основном гостит у берега не для того, чтобы погреться, а для того, чтобы "прощупать" берег, атаковать появившегося в поле зрения и зазевавшегося малька, лягушонка, наплывший косяк молоди — основной ее корм. Именно у берега щука таится в траве или у травы, поджидая свою жертву. Ведь не секрет, что молодь рыб, лягушки и другая живность в основном снуют у берега.

В. Копылов

"Аква-Хобби № 3 — 1994 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*