Лучшие лососевые «мухи» сезона 2005 года

Лучшие лососевые "мухи" сезона 2005 года

Лучшие лососевые "мухи" сезона 2005 года

Весна 2005 года выдалась на редкость затяжной, и вода в реках Кольского полуострова долго не спадала. Я созванивался с мурманчанами, узнавая обстановку, клиенты со мной — и так до бесконечности. Терпение заканчивалось… Тем временем мои друзья успели прокатиться на Варзугу. То была последняя неделя мая. Уровень воды начал убывать, правда — медленно. Рыба ловилась слабо, но все же ловилась, и на спиннинг надежнее.

Обловил же всех, что приятно, мой товарищ Виктор Белов, ежегодно отмечающий в тех краях свой день рождения. Ловил он двуручным нахлыстом, шнур использовал фирмы RIO — Windcutter с тонущим концом "тип 8". Перед поездкой я снабдил его "мухами" подходящими, на мой взгляд, для начала сезона, т.е. для высокой холодной воды и достаточно активной серебристой семги.

Лучшие лососевые мухи

Основу подборки составляли "мухи" на полуторадюймовых медных трубочках, связанные "по-богатому", и все они были использованы. Вне конкуренции же оказалась Willey Gun с флуоресцентно-оранжевой головкой довольно крупного размера. Была она у Виктора в одном экземпляре, и когда "муха" пала смертью храбрых — результаты резко ухудшились.

Правильно связанная "муха" должна выдержать поимку одной-двух рыб (речь идет о семге). Я вяжу "мухи" неправильно — и они выдерживают 5-10 рыбин. Помню даже, когда на одну "муху" на Поное за пару дней удалось поймать 25 рыб, затем — еще одну на Лосевской протоке под Питером. А потом "муху" попросил мой товарищ, осваивающий нахлыст, и через пару забросов "муха" обрела покой где-то в камнях.

Вообще-то, начинающие нахлыстовики расходуют немало "мух". Многие из них "отстреливаются", повисают на прибрежных деревьях, плющатся о камни. И лишь по мере роста мастерства потери сводятся к минимуму.

Наконец, числа десятого июня, отправился в путь. По прибытии на Кольский выяснилось, что припозднился я примерно на неделю. Умываясь в реке возле рыбинспекторского вагончика, понял, что "мухи" на трубочках и тонущие концы мне не понадобятся — вода уже стала теплая. На следующее утро часов в 11 я спустился к реке. "Муху" выбрал Cosseboom Special на двойнике Kamasan четвертого номера. С этой "мухой", только шестого номера, у меня связаны волнительные прошлогодние воспоминания. Тогда на Коле рыба вымотала 150 м бэкинга, преодолевая сильнейшие сопротивления тормоза катушки, и оборвала поводок диаметром 0,4 мм.

Быстро прокидав два плеса, я подошел к третьему. Река ниже порога делала поворот таким образом, что струя проходила вдоль противоположного берега. Я встал в верхней части ямы на границе струи и стоячей воды и начал с короткого заброса — и вскоре испытал такое знакомое, но за долгую северную зиму почти забытое волнующее чувство. Рыба взяла "муху" уверенно, с разворотом по течению. Подняв после трехсекундной паузы удочку, я ощутил на крючке достойного противника. Семга, не долго думая, с приличной скоростью бросилась вниз по реке. Метрах в семидесяти по течению в середине реки находился здоровенный камень. В целях сохранения контроля над ситуацией, я побежал за рыбой, стараясь держать минимальную дистанцию. Само собой разумеется, семга предпочла обойти камень с дальней от меня стороны, и я с трудом сумел перевести шнур через него. Пробежав еще метров 100, я сумел "приземлить" уставшую рыбу. Но в ней оказалось всего 4,5 кг.

Undertaker

Через десяток забросов на удачном для меня месте все повторилось: пробежка, обводка камня, "приземление". Вот только добыча попалась еще меньше — 3,5 кг. Забавно, что накануне у костра мы с Сашкой Скорыниным пытались припомнить, когда в последний раз бегали за рыбой — и вот две пробежки подряд.

Жизнь пошла своим чередом. Вернувшись в лагерь, посидел с приятелями у костра под семгу во всех вариантах, гитара, сон, рыбалка. С ней мне откровенно везло. Ловилось от одной до четырех рыб в день. Правда, ничего выдающегося, самый крупный экземпляр — 5,7 кг.

Позвонили братья Беловы, сказали, что выезжают из Питера. К их приезду подготовил стоянку с прекрасным видом на реку и окрестные сопки. Подготовка в основном заключалась в уборке мусора, благо у меня всегда с собой огромные черные полиэтиленовые мешки — и на микроавтобусе мне не трудно вывезти отходы на свалку. Надо сказать, у большинства рыбаков вошло, наконец, в привычку убирать за собой, и в последние годы берега стали чище.

Willey Gun

Братья приехали 25 июня, развернули лагерь. Мы сели за стол, отпраздновали день рождения Николая и их приезд. В разгар застолья Виктор вышел из-за стола, собрался и ушел на реку. Холостых походов у него обычно не было — каждый раз доставал из воды от одной до пяти рыбин. Вот и сейчас одна из них потянула на 6,7 кг. Ловил он на небольшие летние "мухи" Willey Gun и Undertaker.

Удивил Сашка Скорынин. Он упражнялся на одном из пулов, меняя традиционные мокрые "мухи", затем, видимо от безысходности, поставил бороздящую, связанную на пластиковой трубке, и когда после заброса начал подтягивать шнур рывками, хватка была необычайно агрессивной, рыба даже вылетела из воды. В итоге трофей потянул на 8 кг. На следующей рыбалке все повторилось, только рыба была помельче.

Вообще говоря, поимка крупной семги больше зависит от везения, хотя и мастерство не помешает. Вот как-то возле реки я встретил парня с девушкой, споривших, где лучше порыбачить, и я показал место. И тут же, несколько минут спустя, барышня "завалила" семгу на 9,5 кг. Таких примеров рыбаки знают множество.

Golden Ponoy

В начале июля мы решили перебраться на Титовку. Я никогда прежде не бывал там, а река — красивейшая и необычайно комфортная для нахлыста.

Приехали, разбили лагерь. Напротив стоянки рыбачили четыре человека. Я наблюдал за рекой, некрупной серебристой семги прыгало множество, а рыболовам не везло. Через некоторое время они ушли, и поскольку место освободилось, мне ничего другого не оставалось, кроме как взять удочку в руки. Минут через 20, сменив пяток "мух", я зацепил рыбку и успешно вынул — потянула на 2,7 кг. Соблазнилась она "гробовщиком", связанным в стиле Low water на Kamasan’e № 6. Чуть позже мы с Виктором отправились вверх по реке. Перейдя ее выше разрушенного моста, в течение 15-20 минут поймали по рыбке — и на этом рыбалка закончилась. Практически вся рыба, что мы ловили и видели, была в пределах 2-3 кг. Отличился лишь Алексей, военный пенсионер из Питера — один из его трофеев потянул на 4,5 кг.

Ниже нас метрах в ста расположились с десяток финнов. Они оккупировали так называемую "Мульду". Это местечко, где можно ловить, сидя на камне, просто распустив шнур по течению. Когда у одного из них присасывалась рыба, следующий занимал его место. И так круглосуточно в продолжении недели. "Скирдовали" они всю рыбу в здоровенный пенопластовый сундук. Ни одну не отпустили. Выглядело это довольно дико.

Comet

Отведя душу на Титовке, мои товарищи покатили в Питер, и я отправился вслед за ними. Долго, правда, мы с Виктором дома не усидели — и поехали в Карелию ловить крупного озерного лосося. Дело было в начале августа. Вода — как парное молоко, и рыбы в реке немного. Меня это, естественно, не возбудило, но Виктор "уперся" — и был вознагражден парой рыбок стандартного размера. Еще одну поймал Иван Ермолин из Питера, а остальные — по нулям. Сделав двухнедельный перерыв, мы с братьями Беловыми снова посетили это же место. Приехав, встретили друзей из Питера. Они "порадовали" нас известием, что рыба не ловится вообще. Но ничего не поделаешь, раз приехали — надо ловить. Беловы пошли чуть ниже лагеря, я же — вверх, на осенние места.

Результат похода — микроскопический хариус и с десяток "пестряков" (молодь лосося). По пути в стойбище встретил питерских. Они взбодрили меня сообщением, что у Виктора села рыбина и, попрыгав, убежала. Подойдя к нему, я поинтересовался успехами. Виктор сказал, что у него сошло уже четыре, а Николай поймал одну. Я встал чуть выше, и через пяток забросов подсек и аккуратно вывел трехкилограммового лосося. На следующий день не ловил, лишь перед отъездом вылез минут на 40, зацепил рыбу, которая почти сразу и сошла. Виктор за рыбалку "держал" 7 лососей, но все они успешно избежали более близкого знакомства с ним. Причин тому несколько. Главная — низкая активность рыбы, а также то, что ловили мы на крючки 6 и 8 номера. На более крупные — рыба не реагировала вовсе. Остальные рыбаки уехали без поклевки, поскольку в их арсенале мелких "мух" не оказалось. Виктор же ловил на куцый Willey Gun № 8, а мы с Николаем — на "гробовщика" № 6.

Удочки у нас с Виктором были G.LoomisGLX "Distance" 10-11 класса, длиной 14 футов 6 дюймов. В комбинации со шнуром Windcutter 10-11-12 (впрочем, и не только с ним) — это ныне бесспорно лучшая удочка в мире. Самая быстрая, самая легкая, посылистая и надежная. Остальные модели пока отстали безнадежно. Это не только мое мнение, то же утверждают и мои друзья, профессиональные гиды, а также такие высококлассные нахлыстовики, как Александр Кучер и Вадим Кондрашов из Санкт-Петербурга, и список можно продолжить.

Правда, удочка предъявляет высокие требования к технике заброса. Людям, не считающим этот компонент нахлыста существенным, лучше использовать стреляющие головки. Вариант хоть на мой взгляд и тупиковый, но зато гораздо более простой в освоении.

Так вот, эта удочка дает значительное преимущество на серьезных реках, где возможна поимка крупной семги, особенно — на высокой воде. А вот в середине и конце лета, на "камерных" речках, где не требуется заброс на 35-40 м и неизбежно применение мелких "мух" с подлеском 0,25-0,3 мм, я бы предпочел удочку поделикатней.

Мой товарищ, варзинский гид и специалист по изготовлению муляжей рыб из дерева — Саша Остапенко, уже 5 лет в это время переходит на G.Loomis 11 футов 6 дюймов 8-9 класса, в сочетании с Windcutter 9-10-11 без компенсатора (средней части), или 8-9-10 плавающий. Удочка эта необычайно легкая и посылистая, усилий при забросе совершенно не требует — и в тоже время "обработать" даже крупную рыбу с ее помощью очень даже возможно. В двухтысячном году на Коле я был свидетелем тому, как Остапенко легко разобрался с самкой на 11,5 кг.

В первых числах октября мы отправились на Варгузу закрывать сезон. Лицензии были только "спортивные", т.е. "поймал — отпусти". Вода стояла высокая, и мы были первые, кому удалось выбраться на островок в самом низу лицензионного участка.

В первый день Виктор Белов поймал пару серебристых рыбок обычного для Варзуги размера, остальные — ноль. Я промучился с тонущим кончиком, постоянно цепляя дно. Получил пару невразумительных потяжек. На следующий день поставил плавающий шнур — и дело пошло: особо не напрягаясь, ловил уже по 2-3 рыбы, плюс выходы на "муху" и потяжки. Клевало на Comet на полуторадюймовой медяшке, но лучше всего — на дюймовый Ponoy Gold. В последний день река меня удивила, выдав "на гора" 6-килограммовый экземпляр, что для Варзуги — не характерно. В общем, поездка удалась, особенно повезло с погодой, даже пособирали грибы. Контроль со стороны рыбинспекции при поддержке милиции был достаточно строгим. Это приятно, тем более что мы правил не нарушали, бородки на крючках зажимали, рыбу отпускали.

К слову, вызывает отвращение варварское обращение некоторых рыболовов с рыбой, особенно — использование багорика. Вот вспомнился сюжет московской рыболовной программы: некто тащит тайменя, запустив руку под жаберные крышки. В рыбине килограммов 10. Жабры вывернуты, позвонки, у рыбы наверняка трещат, она бьется головой о камни. А после этого с гордостью сообщается, что все пойманные таймени были отпущены. И цинично выглядят рассуждения ведущего о неоспоримой целесообразности принципа "поймал — отпусти" — ведь если с рыбой обращаться подобным образом, шансов выжить у нее немного.

Вызывают уважение сазанятники-карпятники, использующие надувные маты, чтобы меньше травмировать рыбу. В силу специфики, нахлыстовики и спиннингисты матрасы использовать не могут, но, тем не менее, к отпускаемой рыбе надо относиться максимально бережно. А телевизионным москвичам не помешает ликбез, благо у западных ученых давно все сосчитано. К примеру, нет смысла выпускать рыбу, пойманную за глаз или закровившую, т.е. с поврежденными в жабрах сосудами, но наши правила рыболовства запрещают ее изымать по спортивной лицензии.

Завершив северную эпопею, мы несколько раз съездили на Лосевскую протоку, но никого не поймали, а вот некоторым повезло — Алексей Душатин взял самку килограммов на 5. Сумели отличиться и некоторые другие нахлыстовики.

…Вода остывала, приближаясь к температуре нереста, и мы решили оставить рыбу в покое до следующего сезона.

С. Соколов

"Спортивное рыболовство № 1 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*