Вдарим научными данными по злободневной рыболовной теме

Вдарим научными данными по злободневной рыболовной теме

Вдарим научными данными по злободневной рыболовной теме

В издательстве Кольского научного центра РАН вышла коллективная монография "Ихтиофауна малых рек и озер Восточного Мурманск биология, экология, биоресурсы". В ней обширно представлены материалы с анализом состояния рыболовного туризма, в частности — глава, написанная Б.Прищепой, Д.Баранцом и А.Лукиным "Спортивное и любительское рыболовство и перспективы его развития на Кольском полуострове".

Особо хочу обратить внимание на раздел, где приводятся данные по биологии лососевых рыб. Так, на с. 127 читаем: "После 1990 г. лицензионный лов семги начал проводиться практически на всех реках Кольского полуострова, и количество выловленной рыбы непрерывно возрастает, при этом доля вылова лосося иностранными туристами является преобладающей". И тут же на рис. 61 (с. 128) фактически дезавуируется динамика дискриминации отечественных семужатников за период 1991 — 1997 г.г. Однако это лишь цветочки, и аналогичные, но неавтор статьиафишируемые данные за 1998-2004 г.г. вообще могут повергнуть наших рыболовов в глубокий шок. Достаточно сказать, что налоговые поступления от рыболовной "интурвенции" Кольского полуострова выросли за последнее десятилетие многократно и достигли 10 млн. долларов в год (стр. 217)! Такого вы не увидите в других цивилизованных странах. Вон, к примеру, в Норвегии — там все приоритеты в любительском и спортивном рыболовстве принадлежат местному населению, а тем, что осталось, можно и с гостями поделиться, причем за нарушение общепринятых национальных правил залетного ковбоя штрафанут на полную катушку. Поэтому не очень-то стремятся в эту страну чужаки на семужью рыбалку. У нас же, если ты соотечественник и ловишь по госрасценкам "с изъятием", тебе для этого оставлен лишь кусочек заезженного и "убитого" браконьерами водоема. А на закрытых "интуристских" реках зарубежные гости с нашими рыбинспекторами на турбазовских вертолетах шаршатся — и рыбачат, где и как им вздумается, внаглую нарушая Правила лова рыбы по принципу "поймал-отпустил". Более того, "фирмачи" сами решают, какая ихтиофауна в "их" реках полезная, а какая вредная. Цитирую из монографии (стр. 118): "Значительное влияние на состояние популяции кумжи в р. Рында оказали бесконтрольный любительский браконьерский лов в 1980-1990-е годы и "агрессивное" отношение к ней со стороны туристических фирм, развивающих спортивный лов семги и рассматривающих кумжу как основного конкурента семги за нерестово-выростные угодья реки. Такая точка зрения привела к резкому сокращению ее численности и снижению ее морфометрических показателей. Если в начале 1980-х годов в реке даже зимой можно было легко поймать несколько экземпляров кумжи массой до 3 кг, то в настоящее время такие экземпляры большая редкость". А вот на р. Поной, по свидетельству гидов, "фирмачами" была дана установка на тотальную "выбраковку" мелкой летней семги — тинды (grills), представленной практически одними самцами — с целью увеличения частоты поимки уважаемыми иностранными рыболовами крупной трофейной рыбы. Не знаю уж как с правовой точки зрения, а вот с научной позиции эти "шаги" свидетельствуют лишь о примитивном мышлении и элементарной ихтиологической безграмотности рыболовных менеджеров и их хозяев. Ведь кумжа семге — по-любому не конкурент, а нарушение популяционной структуры атлантического лосося путем "вышибания" тинды ведет лишь к адекватному росту в потомстве численности карликовых самцов, которые являются ее пресноводной половозрелой формой (Л.Лысенко, Е.Берестовский: "Лососи реки Варзуга", 1999).

А теперь вновь вернемся к активно лоббируемому в настоящее время принципу "поймал-отпустил". Когда в вышеупомянутой главе монографии под табл. 36 на с. 220 читателю радостно сообщают что: "Как свидетельствуют приведенные данные, популярность лова по принципу "поймал-отпустил" постоянно растет. Положительным фактором следует признать то, что запасы семги на реках, где ведется такой лов, значительно увеличиваются, одним из подтверждений чему являются показатели ее вылова. Организация лова по принципу "поймал-отпустил, безусловно, представляет собой наиболее рациональную, ресурсосберегающую и экономически выгодную форму эксплуатации рыбных запасов", то весь цинизм первой фразы осознаешь, возвращаясь к рис. 61 на с. 128, где тебе ясно дают понять — кто и сколько ловит семги на Кольских реках. А сомнения в правдивости второй фразы возникают, когда на с. 55 читаешь: "Спортивный лов по принципу "поймал-отпустил" на реках проводился в пределах выделенных квот, основанных на учете по покатной молоди. Однако эти квоты не были освоены даже на 50 %. В чем же причины такого расхождения фактических и расчетных цифр? В первые годы лицензионного лова семги серьезных расхождений в абсолютных величинах не отмечено. Однако в последнее время пресс сезонной нагрузки существенно вырос. Особенно это заметно на р. Сидоровка, где нагрузка в 1998 г. превысила таковую в 1997 г. почти в 4,5 раза. Но, несмотря на такое увеличение числа рыболовов на реке, прогнозируемое увеличение численности стада квота 1998 г. была использована всего лишь на 39 % (в 1997 г. на 50 %). Еще больше расхождение между расчетами и фактическими величинами отмечено на р. Дроздовка, на р. Варзина они также существенны. Вполне обосновано мнение, что расчеты численности стада не соответствуют действительности и сильно завышены. Вряд ли рыболовы не используют свои квоты на таких реках как Сидоровка, Варзина и Дроздовка, где нет больших плесов-озер, а имеющиеся небольшие плесы-ямы легко облавливаются туристами". Что касается третьей фразы, то стоит вспомнить о 10 млн. долларов прибыли в год (с. 217) — и дальше можно не комментировать.

свечаСовершенно очевидно, что только организация надежной охраны подконтрольных турфирмам рек обеспечивает пока существование эксплуатируемых популяций рыб, а вовсе не насаждаемый принцип "поймал-отпустил", лишающий рыболовов естественного желания и возможности полакомится деликатесным мясом трофеев в угоду процветания бизнеса. Для меня так очевидно, что это чисто коммерческое изобретение, изначально относящееся к американскому развлекательному бизнесу, а вовсе не к РЫБАЛКЕ в ее традиционном смысле. Извините за резкость, но такую ахинею не мог придумать психически здоровый любитель-рыболов, а только страдающий "жабой" предприимчивый делец с инородным менталитетом. Наши традиционные РЫБАЛКА и ОХОТА — это естественные формы слияния человека с Природой в стремлении реализовать свой древнейший инстинкт охотника и добытчика, что, кстати, воспевали все наши и не наши знаменитости, которые были заражены этой страстью. Для меня, например, в эти понятия входят и планы, и сборы, и дорога, когда забираешься к черту на куличики, чтобы насладиться единением с природой. А берешь от нее только то, что сможешь вкусить на месте, да в целости и сохранности донести до дома, где готовишь вкуснейшие яства, которые вызывают восхищение у милых, близких и родных. А вот мотивацией лова рыбы по принципу "замучил-выкинул" служат, если как следует вдуматься, низменные желания истязателя, и подпадают эти действия под статью УК о жестоком обращении с животными. Поэтому рекламируемый ныне тезис о том, что такая форма рыбной ловли является наиболее гуманной и щадящей — это тривиальная профанация в пользу рыболовного менеджмента. И ею восхищаются лишь те, кто на этом зарабатывает, или те, кто хочется просто развлечься, а на рыбу, как на живое существо и прекрасный продукт питания, дарованный природой, им глубоко наплевать. Если рыболовам-интуристам в соответствии с их менталитетом мила сердцу эта извращенная форма общения с Природой, то пусть практикуют ее у себя на Родине, а не в чужом доме, где следует не насаждать свои порядки, а уважать хозяев и придерживаться их национальных принципов любительского рыболовства.

Когда читаешь иноземные рекомендации о том, как надо обращаться с семгой, чтоб она дожила хотя бы до следующего "клиента", создается впечатление, что эту дребедень составляли люди, вообще не имеющие понятия о сути и смысле РЫБАЛКИ. Нет у меня цензурного определения для того писаки, который в первом пункте Требований (пресловутые "Десять заповедей") по обращению с рыбой при ловле по принципу "поймал-отпустил" учит: "Когда рыба "сядет" на крючок, вываживайте ее быстро и решительно. Это позволит снизить стресс, испытываемый рыбой и физическое истощение от длительного вытаскивания". Хотел бы я посмотреть на автора этой рекомендации в ситуации, когда ему на крючок сядет рыбина хотя бы килограмма на 3-4. Да любой рыболов, имевший дело с семгой, подтвердит, что сочиненная этим господином дурь тут же улетучится из его бестолковой головы. В конце восьмого пункта резюмируется, что "Время изъятия рыбы из воды не может превышать более одной минуты". Ну конечно, откуда же невежественному автору знать, что смертность анадромных мигрантов лососей от пребывания на воздухе за период от полминуты до минуты увеличивается примерно от 40 до 70% (Ferguson and Tuffs, 1993). Шедевром является и последний, десятый пункт: "Убедитесь, что рыба не легла на дно ниже по течению". А если легла, то что? Про это инструкция умалчивает. Нырнуть за ценной добычей можно, конечно, но вот откачивать утопленницу вряд ли кто-нибудь будет. И что дальше? А дальше, как я понимаю, нужно действовать по ситуации. Занавес!

Совершенно очевидно, что для предприимчивых дельцов от рыбалки принцип "поймал-отпустил" является той "священной коровой", которая обеспечивает им высокодоходный бизнес со щедро финансируемым научным и административным прикрытием. Выделяемые сейчас под этот пресловутый принцип беспрецедентные квоты на лов семги в оккупированных интуристами реках Кольского полуострова превышают все разумные пределы, а иногда даже расчетную численность популяций. Все потому, что в стремлении "срубить деньгу" биологические аспекты не имеют .значения, ведь теперь самое главное — это обеспечить возрастающий поток состоятельный иноземцев, заранее оплативших свое заполярное сафари, необходимым для их удовлетворения количеством лосося. В результате на семужьих реках процветает высокооплачиваемый беспредел с грядущими бедами — почище нашего допотопного отечественного браконьерства. И принцип "поймал-отпустил" является той самой палочкой-выручалочкой, которая помогает спрятать концы в воду. А слишком глазастые местные рыболовы, желавшие половить семгу по госрасценкам на оккупированных интурфирмами водоемах, были, разумеется, объявлены персонами "нон грата".

В настоящее время даже у зарубежных ихтиологов, поздновато спохватившихся по поводу деградации перепорченного от безудержной жадности рыбьего племени в собственных водоемах, нет ясности в том, сколько, в конце концов, гибнет лососей при садистском лове "замучил-выкинул". Смертность проходных лососей от увечий сразу после вылова по их расчетам доходит до 50-60% — в зависимости от применяемой спортивной снасти, различных физиологических факторов и температуры воды. Однако доказано, что "отложенная смерть" (delayed mortality или sublethal effects) из-за необратимых стрессовых и травматических патологий настигает лососей еще в течение нескольких недель. И сколько на самом деле рыб с учетом неоднократной поимки остается в живых и полноценно принимает участие в нересте — пока достоверно неизвестно никому. Но ситуация, оцениваемая независимыми экспертами, складывается очень тревожная, а американцы, которые первые нарвались на последствия лова по принципу "поймал-отпустил", уже расстались с "иллюзиями изобилия рыбы в своих водоемах" (Hoofon, 2001) — и потому предпочитают "душить" семгу в других странах. Тем более что пока совершенно не изучены популяционно-генетические последствия таких противоестественных экспериментов, которые теперь, как на подопытных кроликах, активно проводятся и на наших реках. Но даже физиологи, работающие по заказу менеджеров, признают, что количество и качество потомства пойманных на крючок, а затем выпущенных рыб, значительно ухудшается (Cooke ef а/., 2002). Однако требовать объективных и независимых от интурфирм исследований при сложившейся ныне коммерческой коньюктуре на реках Кольского полуострова — в данном контексте вообще бессмысленно. Поэтому, как мне представляется, нет никакого резона дожидаться, пока начнут загибаться ценнейшие популяции семги на Кольском полуострове, а надо принять к сведению чужой негативный опыт. И развенчать миф о гуманности лова рыбы по принципу "поймал-отпустил", и запретить этот коммерческий вандализм на нашей национальной территории, как это уже сделано в ряде стран, пекущихся о благополучии своей ихтиофауны (Cooke ef а/., 2002). И превентивно ограничить рыболовную "интурвенцию" до разумных пределов, и вернуть приоритеты в лицензионной рыбалке отечественным рыболовам. Вот тогда все встанет на свои места — как по контролю над нормами изъятия, так и по моральным ценностям. А тем, кто слишком сильно печется об экономической эффективности рекреационного рыболовства для своего кармана, нелишним будет напомнить, что "жадность фраера погубит".

В заключение приведу некоторые выдержки из упоминавшейся статьи американских ученых С.Кука и др. "Возникновение разногласий в связи с ловом рыбы по принципу "поймал-выпустил" (Emerging issues in catch-and-release angling/ Cooke Steven J., SiepkerMichael, Ostrand Kenneth, Philipp David, Wahl David // III. Natur. Hist. Surv. Repts.-2002. № 372. — P. 4).

Многие годы рыболовы-любители пойманную на удочку или спиннинг рыбу отпускают обратно, что считается логическим средством поддержания лова на неизменном уровне. Но сейчас появляется все больше публикаций, выявляющих негативные последствия рыбалки по принципу "поймал-выпустил". Более того, ныне в некоторых странах по закону вообще нельзя отпускать изловленную на удочку рыбу, т.к. поимка губительно влияет на состояние последней.

Ученые в Центре водной экологии проводят большой объем исследований, направленных на понимание негативного воздействия ловли по принципу "поймал-выпустил" на рыбу. Кроме того, мы концентрируем сейчас внимание на том, как минимизировать сублетальные (могущие привести к гибели) факторы для рыбы и сделать ее выживаемость максимальной.

Выявлено, что сублетальные физиологические последствия, связанные с поимкой рыбы на удочку и ее последующим выпуском, могут определяться количественно и использоваться для оценки влияния разной практики ловли на рыбу.

В одном из исследований мы проводили мониторинг сердечной деятельности большеротого американского окуня, которого ловили на удочку в широком диапазоне температур воды. Так вот, рыбе, пойманной и отпущенной в воду более высокой температуры, требовалось и больше времени для восстановления жизнедеятельности. И мы показали, что даже краткосрочное пребывание на воздухе может резко замедлить восстановление рыбы.

Питание — основной вид активности рыбы. Имеются доказательства, указывающие, что даже небольшие перерывы в процессе поглощении пищи могут оказывать негативное влияние на рост рыбы и иметь другие отрицательные последствия.

Применяя полученные нами эмпирические данные, мы можем провести биоэнергетическое моделирование для определения долговременных (месяц, год, вся жизнь) последствий на рост рыбы стрессов в результате ловли ее на удочку.

Наши лаборатории проводили подводные исследования в озерах Иллинойса и Онтарио во время нереста большеротого американского окуня и определили, что у самцов и самок, экспонированных на смоделированные опыты по поимке на удочку до нереста, наблюдалась задержка самого нереста, продуцирование более мелких мальков и продуцирование меньшего числа особей. Сейчас мы проводим продолжение таких исследований для изучения механизмов, лежащих в основе этих отрицательных последствий.

Е. Берестовский, кандидат биологических наук

"Спортивное рыболовство № 9 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*