Рыболовный вандализм и его сервисное обслуживание

Рыболовный вандализм и его сервисное обслуживание

Рыболовный вандализм и его сервисное обслуживание

Я рад, что мне наконец-то удалось выманить напоказ тех, от кого сейчас во многом зависит судьба семги на Кольском полуострове. И что они сами откровенно рассказали о "радужных" перспективах развития семужьей рыбалки на Кольском полуострове и ее "биоэкономических" основах, потому как лучше один раз увидеть этот замешанный на барышной иностранщине замысел по превращению нашего традиционного любительского рыболовства в коммерческую индустрию рекреационных развлечений, чем сто раз от меня об этой "цивилизованной" заразе услышать.

Тонстатьи С. Прусова в "СР" 2006/2 демонстрирует вполне объяснимое раздражение тем, что кто-то влез с нелицеприятной критикой в возделываемый по новомодной заморской "агротехнике" их семужий "огород". Однако с тех пор, как появилась статья "Для кого речка Золотая?" ("СР", 2005/5), вышла уже целая серия обличительных публикаций на тему иностранного рыболовного туризма и принципа "поймал-отпустил". Почувствовав реальную угрозу для собственного благополучия и научной репутации, в полемику включилась ударная группа оппонентов из лаборатории биоресурсов внутренних водоемов ПИНРО (А.Зубченко, С.Прусов, Д.Кузьмин), выступивших 22.12.2005 на сайте "Рыбные Ресурсы" (www.fishres.ru) и в одноименной газете с пафосной элегией "Поймал-отпустил: мифы и реальность". Я процитирую лишь некоторые откровения:

безопасные приманки"В последнее время в печатных изданиях, ориентированных на рыболовов и не только, появились статьи, в которых авторы называют лов лосося по принципу "поймал-отпустил" порочным и безнравственным по своей сути, обвиняя его приверженцев в садизме, а российские компании, работающие в сфере рыболовного туризма, в "экологическом терроризме". В своих "произведениях" авторы, ссылаясь на "достоверные конфиденциальные источники", нагнетают истерию о якобы катастрофическом снижении численности семги в реках Мурманской области, обвиняя в этом рыболовов-нахлыстовиков, российских туроператоров, чиновников и рыбохозяйственную науку. Так ли это на самом деле, мы и попытаемся разобраться, ответив на вопросы: что такое лов семги по принципу "поймал-отпустил", как он появился на Кольском полуострове, каковы последствия его применения и перспективы развития.

…У нас не было денег, опыта организации и управления подобным бизнесом, а главное — у нас не было рыболовов, готовых платить за "сомнительное удовольствие" поймать рыбину, сфотографироваться с ней и выпустить. Поэтому у истоков рекреационного рыболовства стояли иностранные компании, ориентированные на иностранных граждан. Однако необходимо отметить, что именно организация спортивного лова семги по принципу "поймал-отпустил" дала толчок успешному развитию любительского рыболовства на Кольском полуострове.

…Напомним, что атлантический лосось является федеральной собственностью и вылов его строго квотируется. В настоящее время любой рыболов, соблюдая установленные правила, может ловить семгу на законных основаниях практически на всех лососевых реках Кольского полуострова, что было невозможно еще каких-то полтора десятилетия назад.

…По нашим оценкам, смертность лосося от контакта с крючковыми снастями на реках Кольского полуострова при проведении лова по принципу "поймал-отпустил" не превышает 5-10%. Ив этом есть бесспорная заслуга грамотных действий рыболовных гидов — настоящих профессионалов.

…Вся пойманная рыба берется исключительно в сачок, ни о каком выволакивании семги на берег не может быть и речи. Такие манипуляции, как извлечение крючка и измерение длины, проводятся в воде, взвешивание только в сачке. Гид никогда не позволит рыболову взять рыбу в руки, если тот не наденет перчатки или не остудит в воде свои ладони. Фотографирование занимает не более 10-15 секунд.

…Мы, авторы этой статьи, в силу своей профессиональной деятельности и не только, видим своей целью сохранение и приумножение запасов дикого атлантического лосося и отчетливо знаем, каким образом можно ее реализовать. Как ученые и как рыболовы, в вопросе: убить или выпустить, мы свой выбор уже сделали, и искренне верим в то, что когда-нибудь, ваша рука, сжимающая серебряный хвост благородного лосося, разожмется, как когда-то разжалась наша. И, может быть, тогда сердце того парня, которого вы приведете за руку на вашу любимую реку, — может, это будет ваш сын или внук, — на мгновение замрет, как замерло однажды ваше, когда вы впервые почувствовали уверенную и мощную потяжку этой сильной и красивой рыбы…".

Для начала, дабы охладить очень уж патетический пыл оппонентов, приведу выдержки из выступления руководителя Департамента продовольствия, рыбного и сельского хозяйства Мурманской области В.Зиланова на сайте fishres.ru (09.12.2005) срезкой критикой рыбохозяйственной науки, основательно подсевшей на биоресурсную "иглу" и требующей все больших дармовых "доз" на научно-исследовательские работы (НИР) — даже при снижении общего допустимого улова (ОДУ), а эта мера практикуется обычно при неутешительном прогнозе численности промыслового объекта:

"…Представители субъектов Российской Федерации Северного бассейна — Мурманской области, Архангельской области и Республики Карелия согласовывают протокол от 11.11. 2005 со следующими разногласиями:

…2. При снижении ОДУ атлантического лосося (семги) Баренцева моря, в 2006 г. на НИР и контрольный лов проектом предусмотрено 10,09 т вместо 6,89 т. к уровню прошлого года. Предлагаем установить объем квот атлантического лосося (семги) для проведения НИР и контрольного лова на уровне 6,89 т, оставшийся объем в количестве 3,2 т перевести в объем квот для организации спортивного и любительского рыболовства в Баренцевом море на 2006год…".

Думаю, комментарии тут излишни — если, конечно, знать, на решение каких прикладных задач и в чью пользу планируется израсходовать тонны семги. А вот чтобы самому достойно ответить оппонентам, приведу выдержки из авторского оригинала своей статьи "Гордиев узел семужьих проблем" (журнал "Рыбные ресурсы" 2006/1).

"Чужие" свои и "Свои" чужие

Долгие годы в СССР промысел атлантического лосося, считавшегося представительской рыбой, являлся монополией государства, а любительский его лов разрешался только советской "богеме", поэтому простой люд в отсутствие какой-либо альтернативы пробавлялся рыболовной "партизанщиной". Первый "пробный шар" лицензионного лова семги был брошен Мурманрыбводом на реке Титовка в 1972 г., а к 1991 г. для спортивного ее лова были открыты почти все семужьи водоемы Кольского полуострова. Принимая во внимание удаленность рек и крайне ограниченные возможности добираться до них морским или воздушным путем, Мурманрыбвод одно время выдавал лицензии с открытой датой, что, несомненно, было оптимальным решением многих проблем для множества законопослушных и честных рыболовов. И коль скоро появилась возможность законного любительского лова семги, количество "диких" семужатников сразу пошло на убыль — исключая, конечно, когорту браконьеров-профессионалов. То было золотое времечко для отечественных семужатников, которым разрешалось рыбачить там, куда позовет рыбацкая душа.

Однако вскоре эта либеральная практика под разными благовидными предлогами была прекращена, а в ознаменование нового тысячелетия Мурманрыбвод начал отдавать все квоты на лов семги в "подконтрольных" интурфирмам реках в распоряжение рыболовных менеджеров, которые, не мешкая, объявили отечественных рыболовов персонами "нон грата". И причина тут банальна — деньги.

Зарубежные менеджеры давно и активно лоббируют в нашем Отечестве дискриминационную идею об "избранности" респектабельных и щедрых интуристов — мол, только им, апологетам гуманного принципа "поймал-отпустил", может быть дозволена элитарная трофейная ловля благородного атлантического лосося. А вот местному рыболовному контингенту, с его дремучим потребительским отношением к семге, вход на высокопродуктивные семужьи водоемы следует, по их мнению, перекрыть до тех пор, пока невежественные аборигены не станут такими же "цивилизованными", а главное — богатыми, как залетные рыболовы-спортсмены.

В результате, завербованные этими рыболовными эмиссарами чиновники, маскируя свои корыстные цели соблазнительными перспективами организации лицензионного лова семги в целях активного отдыха соотечественников, сперва отобрали семужий промысел у поморов и жителей Поноя, порушив их многовековой уклад жизни. А затем сдали под проценты самые продуктивные семужьи реки в руки частного бизнеса с иностранными менеджерами, которым нет дела до рационального природопользования на Кольском полуострове, и никакой юридической и материальной ответственности они за свои "художества" не несут — я специально интересовался этим вопросом. Причем в случае опасности все рассчитывают вовремя "соскочить" — как, впрочем, уже сделали несколько иностранных менеджеров, снявших за 5-7-летний популяционный цикл трофейные "сливки" с семужьих рек. Хотя один фирмач в приватной беседе не удержался и цинично заявил мне: "Кончится рыба — мы в накладе не останемся, и за те же деньги будем простых туристов возить". То есть они прекрасно ведают, что творят.

А вот откровения при свидетелях одного из ответственных работников ЗАО "Северные реки": "Это на Поное и Варзине всю рыбу загубили от жадности, а у Питера не забалуешь, и за каждую пойманную для себя рыбину заплатишь сотню баксов из своего кармана, поэтому семга у нас пока еще есть". Оставлю этот пассаж без комментариев, хотя слово "пока" никакого оптимизма не вселяет, и поэтому процитирую предупреждение независимого эксперта Р.С.Хутона (Hooton, 2001): "Коммерческие предприятия, занятые ловом стальноголового лосося в пресных водах, работают в беспрецедентном масштабе, создавая иллюзию численности". И еще поясню, что английский бизнесмен Питер Пауэл является фактическим боссом этой турфирмы и совершенно открыто заявляет, что с лихвой заплатил всем чиновникам, чтобы чувствовать себя полновластным хозяином подконтрольных рек.

С чем же связано возникновение проблемы "свой-чужой"? А с тем, что в начале эпохи рыболовного интуризма в каждый маленький лагерь, за которым закреплялся участок реки длиной около 6 км, на тур приезжало всего по 5-6 клиентов. Но вскоре, благодаря рекламе в рыболовных и туристических изданиях, на различных сайтах в Интернете и на ТВ-канале Discovery, в наш семужий рай налетело столько иностранных рыбаков, что рыбы на всех стало катастрофически не хватать, а некоторые клиенты заговорили даже об оплате неустойки.

И Мурманрыбвод, финансовое благополучие которого напрямую зависело от успеха коммерческой деятельности рыболовных турфирм, без зазрения совести отдал им на откуп реки по всей длине вместе с запретными прежде для рыбалки нерестилищами и ямами, где перед нерестом накапливается и отстаивается зашедшая с моря семга. Более того. В бассейновом управлении решили "чисто по-дружески" помочь фирмачам избавиться от самых нежелательных для них конкурентов — российских рыболовов, претендующих на право лова семги не по коммерческим, а по государственным расценкам, да еще и с изъятием.

Для наглядности приведу график из вышедшей в 2005 г. в Кольском научном центре РАН монографии "Ихтиофауна малых рек и озер Восточного Мурмана: биология, экология, биоресурсы", демонстрирующий уровень дискриминации отечественных семужатников за период 1991 — 1997 гг. и показывающий, кто у нас ловит по принципу "поймал-отпустил" и сколько. А аналогичные, но не афишируемые данные за 1998-2004 г.г. вообще могут повергнуть наших рыболовов в глубокий шок — разница в десятки раз не в нашу пользу.

Такого вы не встретите в цивилизованных странах. Например, в соседней Норвегии все приоритеты в любительском и спортивном рыболовстве принадлежат местному населению, и про принцип "поймал-отпустил" тут никто не заикается, а все — согласно здравому смыслу и рыболовному самосознанию (статья Андрея Великанова в "СР" 2005/11). В Мурманской же области сегодня, если ты соотечественник и ловишь по госрасценкам по принципу "поймал-изъял", то на всех — лишь кусочки заезженных и "убитых" браконьерами водоемов. А на просторах 17 закрытых "интуристских" рек, где, между прочим, сосредоточено около 90% запасов семги Кольского полуострова, зарубежные гости в сопровождении гидов и под охраной рыбинспекторов, декларируя принцип "поймал-отпустил" с "филькиной грамотой" из десяти мертворожденных заповедей, на деле рыбачат, как душа пожелает — все зависит от размера чаевых.

"Священная корова" рыболовного бизнеса

По моему глубокому убеждению, лов рыбы по принципу "поймал-отпустил", заимствованный у Запада и активно насаждаемый нам некоторыми государственными и коммерческими структурами, — совершенно аморальная и бесстыжая форма отношения к Природе и глумление над плодами ее труда. И я абсолютно согласен с научным консультантом телепередачи "Диалоги о рыбалке", кандидатом биологических наук, ихтиологом А.Цессарским, что принцип этот превращает рыбалку "в пошлый и исполненный лицемерия фарс, в еще одну забаву в ряду многих других забав" (его статья "Рыбалка — вещь жестокая").

Наши традиционные охота и рыбалка — естественные формы слияния человека с Природой в стремлении реализовать свой древнейший инстинкт охотника и добытчика, воспетые классиками этих страстей — и нашими, и зарубежными. Для любого охотника аксиома, что добор подранков является непременной обязанностью и его самого, и егерей на любой охоте. А здесь рыболовам — тем же, по сути, охотникам, только с удочкой — предлагается сначала поизмываться в свое удовольствие над добычей, а затем выбросить ее в стрессированном и травмированном состоянии обратно в родную стихию, нимало не печалясь о том, что с ней потом будет. И тут же начинать охоту за новой жертвой. Достаточно просмотреть по несколько рыболовных телешоу в отечественном и зарубежном исполнении, чтобы наглядно убедиться в циничной показушности такого "гуманизма".

За рубежом принцип "поймал-отпустил" практикуют там, где рыбы мало, а поймать ее хочется многим, и ловят одну и ту же по несколько раз, строго соблюдая при этом все правила. На Кольском же полуострове для иностранцев — шальная вольница. И туда приезжает мало истинных ценителей нахлыста, для которых "поднять" на крошечную "мушку" с легальным одинарным крючком без бородки рыбину на 10-15 кг — дело чести и демонстрация высшего мастерства. А основная масса интуристов — это раскошелившиеся любители и дилетанты, и у них очень часто возникают проблемы с вываживанием и менее весомых трофеев, да еще на обманки с противозаконным "вооружением", включая стримеры на металлических трубочках, куда обычно вставляются очень зацепистые тройники.

Глупо и наивно верить в "гуманность" щедро заплативших за тур иностранцев. В ожидании крупной рыбины они зачастую "перелопачивают" столько семги, что ее просто некуда девать, и проще и выгоднее выпустить многочисленную мелюзгу — не велика радость! — обратно в реку, а трофейные экземпляры им оформят по квоте "поймал-изъял". Но в итоге если лет 10-15 назад иностранные рыболовы стремились поймать семгу свыше 20 кг, чтобы быть принятыми в престижнейший клуб семужатников-рекордсменов, то сейчас о таких и мечтать не приходится — даже рыбина в 5 кг уже приводит "клиентов" в восторг.

В подтверждение этого снова обратимся к цитируемой монографии, стр. 127-128: "Следует отметить у рекреационного рыболовства и негативные стороны. Так, рыболовами преимущественно изымаются самки семги крупного размера, а мелкорослая рыба обычно выпускается обратно в реку, что приводит к уменьшению размерно-весового показателя популяции лосося". Фактически то же самое констатировали сотрудники Мурманрыбвода А.Лоенко, Н.Емельянов и С.Крылова еще в 1993 г. в статье "Предварительные исследования влияния лицензионного лова семги на нерестовое стадо". Цитирую: "В результате неадекватного вылова рыбы, по сравнению с пропущенными на нерест, в нерестовом стаде наблюдается увеличение количества самцов, растущих медленнее, увеличение доли тинды и снижение количества самок. Приведенные данные показывают отрицательное влияние лицензионного лова на нерестовое стадо реки. Так, увеличение доли медленнее растущих производителей и увеличение доли тинды будут наследоваться потомством. Изъятие большего количества самок снижает популяционную плодовитость и соответственно уменьшает возврат". Кстати, на Дальнем Востоке уже практиковали вылов крупной нерки и выпуск каюрок — это аналог нашей тинды, что привело к обмельчанию стада, увеличению количества самцов, спаду численности и изменению генофонда. А теперь снова на те же грабли?

Количество выловленного атлантического лососяИ ведь эти крайне негативные для популяционного здоровья семги факты были известны еще на заре рыболовного интуризма, но поманили звонкой монетой — и Мурманрыбвод живо подключился к международным коммерческим игрищам, продолжающимся до сих пор. Например, если в 1991 г. из 1,1-1,2 тыс. пропущенных на нерест через РУЗ (рыбоучетное заграждение) реки Йоканьга анадромных мигрантов семги разрешено было выловить с изъятием 150 экз., а заявили только о 115 пойманных рыбинах, то в 1993 г. Мурманрыбвод — под звездным флагом ПИНРО — дал добро на лов семги по принципу "поймал-отпустил" уже в количестве 1,2 тыс. экз., а в последние годы — и 6 тыс. экз. Это притом, что даже в лучшие промысловые годы прошлого века вылов анадромных мигрантов на этой реке составлял 1- 3,5 тыс. экз. (Азбелев, 1966). Соответственно, средняя масса вылавливаемой здесь семги за это время снизилась с 6 кг почти вдвое, и глупо винить в этом браконьеров (гребущих все подряд), как это пытаются делать представители некоторых турфирм, поскольку данный негативный факт есть прямой результат именно их коммерческой деятельности. Аналогичная форма "цивилизованной" рыбалки практикуется на всех интуристских реках, причем это — лишь официальная ее часть, а ведь есть еще и скрытая "самодеятельность", включая обслуживание "левых" рыболовных групп и негласное продление рыболовного сезона вплоть до самого нереста. В результате, при стабильно выделяемой квоте на спортивный лов семги в Мурманской области в пределах 60-70 т (а в 2006 г. она снижена до пределов 45-50 т), в реальности эта цифра, путем "биоэкономически" обоснованного приумножения под прикрытием принципа "поймал-отпустил" становится в несколько раз больше.

Как-то на ТВ-канале Discovery крутили рекламный фильм об иностранном рыболовном туризме на реках Рында и Харловка, где заграничный инструктор без зазрения совести демонстрировал ловлю семги нахлыстом на "бомберы" и "мушки" с запрещенными их же Правилами двойниками и одинарными крючками с нагло торчащими бородками, а ведущий, хитро подмигивая, вещал, что здесь рыбалка только для своих. А потом хватал рыбу голыми руками и пару минут позировал с ней перед телекамерой. Один из высокопоставленных сотрудников Мурманрыбвода, внимательно посмотрев этот ролик, вынужден был признать, что почти по каждому сюжету можно составлять протокол о нарушениях. Я могу продемонстрировать десятки фотографий, в том числе из Интернета, где фирмачи из тщеславия и бахвальства подставляются, как глухари на токовище. А многочасовые киноматериалы, заснятые на различных реках Кольского полуострова и частично транслировавшиеся по ТВ-каналу Discovery — они напрочь опровергают одурманивающие мифы идеологов принципа "поймал-отпустил", наглядно демонстрируя реалии этой "цивилизованной" рыбалки, сходной с бессмысленным варварством. По мнению известнейшего дальневосточного ученого-ихтиолога и знатока тихоокеанских лососей Р.Викторовского, нахлыст — это очень красивый и эстетичный спорт, но создан он для того, чтобы рыбу ловить, а не выпускать. И доведенной длительным вываживанием почти до клинической смерти рыбине уже совершенно безразлично, в каком месте застрял у нее крючок, с бородкой тот или без, и мокрыми или сухими руками хватают ее вконец обессилевшее тело. Поэтому лов на "муху" проходных лососей с целью последующего их "гуманного" выпуска — есть смесь лицемерия, ханжества и некомпетентности (статья "Поймал-отпусти?", "СР" 2004/10).

Может, все-таки прислушаемся к голосу разума и неангажированных ученых? Ведь идеология принципа "поймал-отпустил" — такая же псевдонаучная галиматья, как пресловутые "психотерапевты" Кашпировский и Чумак. Хочется верить, что здравый смысл восторжествует, и эта безнравственная концепция будет с позором изгнана из обихода отечественного спортивного и любительского рыболовства. И чем раньше, тем лучше для нашего традиционно демократичного рыболовного менталитета и спаситель-нее для ихтиофауны.

Е. Берестовский, кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории ихтиологии Мурманского морского биологического института Кольского научного центра РАН

"Спортивное рыболовство № 3 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*