Ход рыбы на реках Рыбинского водохранилища

Ход рыбы на реках Рыбинского водохранилища

Ход рыбы на реках Рыбинского водохранилища

Самое обширное волжское водохранилище давно пользуется заслуженным вниманием у рыболовов. Рыба здесь разнообразная. Главная задача — найти ту точку, в которой она концентрируется, что порой на бескрайних ледовых просторах сделать не так-то просто. Значительно легче рыболову искать места выхода рыбы, когда она с наступлением первых весенних оттепелей начинает активно передвигаться по водоему в поисках свежей струи. В это время плотные стаи «морской» плотвы, синца, подлещика, густеры подходят к устьям рек, небольших речушек и ручьев, к местам выхода родников.

Еще через некоторое время значительное количество рыбы устремляется вверх по притокам. Об этом процессе бывалые рыболовы говорят: рыба пошла промываться от густой слизи, накопившейся на ее теле за зиму, чтобы к нересту приобрести здоровый вид. Промывшись, рыба возвращается в водохранилище или в большие реки, такие как Молога, Волга, и после схода льда и с потеплением воды она уже здесь нерестится.

зимняя рыбалкаЕсли зима была с сильными морозами и слишком толстый лед препятствовал обогащению воды кислородом, то даже на таких крупных водоемах, как Рыбинское водохранилище, ближе к весне могут случаться заморы. Рыба тогда заходит в некоторые реки массово не как обычно — в марте-апреле, а уже в феврале. Например, в прошлом году заморная рыба густо шла в Ламь. И хотя приезжие рыболовы ловили ее в больших количествах, удовлетворения от такой рыбалки получено не было, поскольку мясо заморной рыбы невкусное и пахнет неприятно.

На притоках

Поднявшись вверх по течению насыщенной кислородом реки и затратив при этом немало сил, рыба начинает усиленно питаться. Она непрерывно передвигается в поисках кормных мест, обнаружив которые, может подолгу на них оставаться. Удачное для стоянки место почти всегда находится в стороне от быстрой струи. Рыба здесь отдыхает, при этом ждет сносимый течением корм. На Суховетке, Сити и других притоках я находил удачные места ловли:

  • ниже береговых сужений, где река становилась значительно шире;

  • ниже перекатов — на ямах, за береговыми выступами, за которыми находились тиховодья;

  • в районе прибрежного коряжника;

  • у впадения в речку ручейка;

  • там, где бьет береговой родник;

  • у берега на излучине реки, в стороне от отбойной струи.

Подлещики, плотва, синцы и другая белая рыба здесь нередко держатся вместе. Бывает, рыба стоит вплотную к берегу, и тогда глубина ловли может не превышать и 20 см. Часто в таких местах рыболовы ловят вприглядку. Я не раз был свидетелем, как они, лежа на льду с опущенными в воду снастями, заглядывали в лунку, прикрыв ее руками, чтобы лучше рассмотреть дно. Такое поведение рыболовов во многом оправдано, поскольку сразу ясно, на какие движения мормышки реагирует рыба. А видимость при этом бывает отличная, так как вода речек, впадающих в Рыбинское водохранилище в пору ледостава, — очень прозрачная. Главное, чтобы ярко светило солнце.

Имея опыт наблюдения за плотвой, подлещиком, синцом, окунем и другой рыбой, я сделал вывод, что самые крупные из них часто сторонятся даже не очень грубой снасти. Так, внушительный подъязок или плотва могут не реагировать на мормышку, привязанную даже к леске 0,13 мм, не говоря уже о более толстой. Они будут обходить ее, словно не замечая. А если ту же мормышку привязать к леске 0,08 мм и правильно играть приманкой, рыба сразу ею заинтересуется. Причем это в большей степени характерно для крупных особей плотвы, леща, окуня. И вот дилемма: либо сидеть без надежды на поклевку достойного трофея, либо рисковать. В настоящее время для ловли крупной рыбы на реках Рыбинского водохранилища я применяю японскую леску диаметром 0,08-0,1 мм, которая оправдала себя при ловле леща и плотвы весом до килограмма.

Другой момент — правильный подбор игры. Я не раз наблюдал, заглядывая в лунку, как плотва, подлещик, окунь провожали мормышку, поднимаясь за ней от дна, но не трогали. Однако стоило мормышку чуть пошевелить на дне, а затем остановить, едва касаясь грунта, тут же следовала поклевка.

При ловле на мормышку обычно сверлится очень много лунок. Но если глубина небольшая, а лед толстый, рыба может пугаться шума шнека и уходить, поэтому лучше использовать уже имеющиеся лунки, благо во время весеннего хода рыбы их бывает насверлено многочисленными рыболовами изрядное количество. Иногда на прибрежной отмели или русловом углублении с изрытым ямками дном я находил очень удачное место всего в метре от той лунки, на которой вообще долгое время поклевок не наблюдалось. Это связано с тем, что стайка рыб на мелких речушках всегда прячется за какое-либо укрытие. Кроме того, на любой реке в неровностях донного рельефа скапливаются иловые отложения, в которых рыба находит для себя корм: личинок, рачков и т.п. То же касается и коряжника — здесь донных отложений больше.

Если клев рыбы очень капризный, иногда полезно заменить мормышечную снасть на поплавочную. Тончайшие элементы оснастки, легчайшие поплавок, грузило, крошечный крючок вместо мормышки иногда делают чудеса — рыба вдруг начинает брать насадку безбоязненно. Но такую снасть хорошо использовать только на самых тихих омутках.

Однако на притоках Рыбинского водохранилища могут оказаться и вроде бы нетипичные для концентрации рыбы места. В связи с этим приведу один пример. Дело было на Суховетке. Возле берега из льда торчала коряга, возле которой были просверлены две лунки. Опускаю в одну мормышку с мотылем — поклевка. На крючке бьется мелкая плотвичка. Меняю мотыля на кусочек червя — та же история. Мелочь брала — только опускай. Я всех плотвичек выпустил назад в реку и тут увидел еще одну лунку — ближе к середине реки. «Должно быть, там сильное течение», — подумал я и на авось опустил в этом месте мелкую, легкую мормышку с парочкой мотылей. Вот она, похоже, коснулась дна, но течение все равно тащит ее, волоча по грунту. Вдруг — подъем кивка и на леске ходит сильная рыба. Вынимаю ее на лед: плотвичка граммов на двести пятьдесят. Новое волочение по дну — и еще одна хорошая поклевка. На этот раз мне попался увесистый елец. В этом месте ельцы и плотва брали уверенно. Очевидно, у них не было опасения относительно корма, который естественно скатывался по дну на течении. На другом перекате однажды таким же образом успешно ловил голавликов весом до 400 г. Однако заметил, что для этой рыбы в пору подледной ловли очень важно наличие рядом впадающего ручья или родника. То же касается и язей, но они, подобно форели, чаще держатся за укрытиями. Возвращаясь к ельцам, добавим только, что они выше другой рыбы поднимаются по притокам и могут облюбовывать перекаты и ямы даже там, где река уже превращается в ручеек. Для ловли ельца и другой рыбы на участках с быстрым течением более подойдет комбинированная оснастка: кивок, концевое грузило, а выше него — поводок с одним-двумя крючками или мормышка, плюс крючок. Крючок в данном случае № 2,5-3,5 с длинным или коротким цевьем, в зависимости от насадки; мормышки применяются минимальных размеров с крючками № 2-2,5.

Но все же большинство рыболовов используют для ловли на притоках классическую удочку с кивком и мормышкой. К сторонникам активной ловли на эту снасть отношусь и я. Хорошо работают мормышки «капелька», «дрейссена», «дробинка», «уралка», «чечевица», а из вертикальных — «чертик», «коза». Окраска мормышек — черная, серая, в некоторых случаях, при плохом освещении — комбинированная, т.е. когда на приманке имеется медная или латунная чешуйка-накладка. Неплохо показали себя и модели с контрастной расцветкой, например, когда на черном фоне имеется пятно в виде глаза либо нарисована одна красная или желтая чешуйка.

Что касается техники ловли, в большинстве случаев хорошо работает проводка на спуск с периодическими удержаниями мормышки на 1-2 секунды в толще воды. Вероятно, это связано с тем, что талые ручейки, бегущие по поверхности льда в оттепель, несут с собой интересующие рыбу частицы, в том числе оживших лесных насекомых (ведь большинство рек течет в лесу). Кроме того, многие водные организмы в конце зимы поднимаются к нижней кромке льда, откуда они могут сноситься течением. Соответственно, планирующая мормышка и здесь имитирует естественное движение пиявки, рачка или личинки, которые падают в толще воды.

В качестве насадок для мормышки я применяю мотыля, кусочек красного земляного червя, личинку репейной моли, мелкого опарыша. Характерно, что во время плохого клева крупная плотва берет не на целого опарыша, а лишь на его половинку, отрезанную острым ножом. Причем насадку нужно менять довольно часто, очевидно, рыба реагирует на запах, который издает разрезанный опарыш.

Червь выручает в местах, где мало рыболовов, а крупная рыба не пугана. В этом случае увесистая плотва, лещ, синец часто предпочитают более калорийного червя мелким личинкам мотыля. Это и оправдано: впереди нерест и нужно быстрее набираться сил.

Еще одна не совсем обычная для подледной ловли насадка, которая не раз выручала меня в самых безвыходных ситуациях, — личинка стрекозы. На зеленую козявочку хорошо реагируют любая белая рыба и окунь. Наживлять личинку нужно чулком, оставляя часть свободно висящего хвостика. Однако на притоках водохранилища найти эту насадку крайне сложно, нужно много времени, да и не везде есть водоросли, в которых она держится. Поэтому я заготавливаю экзотическую насадку заранее: выезжаю на одну рано вскрывающуюся подмосковную реку и набираю в прибрежных водорослях личинок.

На водохранилище

После того как прибрежные зоны водохранилища освежатся талой водой и рыба начнет активно передвигаться вдоль берега в поисках пищи, рыбалка становится намного результативнее. Рыба в этот период часто держится на мелководье, там, куда притоки или талая вода выносят корм. На подпруженных реках, где скорость водного потока очень слабая, но глубины большие, плотва, синец, подлещик, глотнув обогащенной кислородом воды, могут возвращаться кормиться на глубинные бровки, на которых есть колонии ракушки-дрейссены. Такие места характерны для нижнего течения больших притоков, таких как Ильдь, Сутка, Сить, Пошехонь и др.

Морская плотва, синец, подлещик, окунь, язь очень любят посещать малые заливы. Правда, на многих из них засилие мелкого окуня и плотвы, когда мелочовка не дает приличной рыбе клюнуть. В подобных условиях, чтобы с большей вероятностью ловить крупную плотву, нужно выбирать наиболее глубокие места в средней части залива и на выходе из него, например ямы вблизи обрывистого берега. Иногда все же, продвигаясь в верховья залива по руслу впадающего притока, удается наткнуться на стаю крупной рыбы и там. Плотва и окунь при этом предпочитают держаться в обособленно стоящем коряжнике. Бывает, в некоторых местах зона облюбованного рыбой коряжника достаточно обширная. Однако густого коряжника плотва и окунь избегают, лучше, если на прирусловых поливах широко разбросаны отдельные коряжины. Крупная плотва предпочитает держаться подальше от окуня. Но это не значит, что вместе с окуньками не клюнет плотва. Просто клев будет не такой стабильный, как там, где плотва держится обособленно. Иногда, попав на уловистый участок, можно из одной лунки натаскать два-три десятка плотвиц, некоторые из которых бывают весьма внушительных размеров. Если коряжины на прирусловом столе разбросаны широко, то и зона клева плотвы нередко обширная. Тогда рекомендуется просверлить по всей площади коряжника с интервалом в 5-10 м сразу несколько лунок и потом, методично облавливая их, не забывать давать отдохнуть им при ослаблении клева. Это обусловлено тем, что при постоянном сверлении лунок крупная рыба нередко уходит из облюбованного места, плюс ее настораживают движения вываживаемой рыбы.

Чем активнее передвигается под весенним льдом рыба, тем труднее удержать ее на месте прикормкой. И чтобы добиться успеха, приходится комбинировать способы прикармливания. Так, на тиховодьях я вначале опускаю одну-две кормушки с кормовым мотылем или смесь последнего с комбикормом, а потом привлекаю внимание стаи распыленным в толще воды мотылем, который бросаю сверху в лунку щепотками.

В каналах

В водной системе Рыбинского водохранилища существует ряд искусственных каналов, куда по последнему льду любит заходить рыба. Наиболее удобен подъезд к каналу в районе поселка Борок. С середины марта сюда подходят плотные косяки морской плотвы. По берегам канала растет много камыша, дно — иловато-песчано-галечное, канал соединен с расположенными рядом реками — Ильдью и Суткой, где рыба перед заходом успевает «промыться». Все это привлекательно для весенней рыбы. В то же время, заканчиваясь тупиком в районе поселка, канал как бы является ловушкой для рыбы — она сюда заходит, но выход обратно находит не сразу.

Самое главное в ловле на канале — угадать время захода в него рыбы, а стаи сюда подходят разные: идет синец, морская плотва, крупный окунь, уклейка, лещ, подлещик, язь, иногда попадается голавль. Перечисленные рыбы предпочитают держаться на глубинах от 1 до 3 м. Хорошие места я не раз находил у бровки с глубиной в 1-1,5 м, которая расположена за неширокой береговой отмелью, начинающейся от камышей. Нередко пересечение рыбьих троп там, где от канала отходят протоки. Иногда крупная плотва выходит на мелководье с отдельными коряжинами.

Особенность рыбалки в доступных местах Рыбинского водохранилища в том, что они слишком людные, поэтому выбирать мелководные участки для ловли нужно вдали от групп рыболовов, иначе рыба быстро уходит от шума. Снасти для ловли на каналах и водохранилище те же, что и для рек — удочка с кивком и мормышкой. Ассортимент насадок и мормышек тот же. В периоды, когда рыбы подо льдом много, но она не берет, выручает безнасадочная мормышка. Технику игры каждый подбирает индивидуально. Иногда работает быстрая проводка, а иногда медленная с частотой колебаний, характерной для ловли той или иной рыбы.

А. Горяйнов

"Охота и Рыбалка XXI век № 4 — 2008 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*