Амнистия через утопление

Амнистия через утопление

Жертва обстоятельств

Каждый год что-то происходит на реке, изменяется ее подводное устройство. Передел реки между рыбами — явление обычное. Меняется образ жизни судаков, щук, сазанов и прочих карасей, поэтому и ловить их с каждым годом, несмотря на приобретенный рыбацкий опыт, не проще, наоборот, труднее — голова запрограммирована на одно, а мир-то, оказывается, изменился…

Вспомним, где десять лет назад, в сезонах 1995-96 и 96-97 ловились крупные судаки на Москве-реке, в каких местах. Это были преимущественно глубокие ямы, точнее, места с контрастными глубинами — например, резкие бровки с 6-8 до 2,5-3 метров. Ловили так: стоял спиннингист на выходе из ямы и забрасывал раз за разом в эту пограничную зону.

фото автораНо в один прекрасный момент рыба отлюбила ямы. Жратвы в реке поубавилось — леща стало меньше и судакам пришлось разбавить меню плотвичками и прочими мелководными рыбками.

Ранней весной 1999 года крупные, шести-восьмикилограммовые судаки теперь все время проводили на глубинах от 3 до 4,5 метров. Поредевшие стаи лещей бок о бок обитали поблизости в неглубоких канавках на участках реки с изощренным рельефом дна и на тех же глубинах, само собою.

В сезоне 2001-02 года судак поднялся на новые, незнакомые ему доселе на Москве-реке высоты. В ту зиму немногие из догадавшихся спиннингистов ловили его на глубине 2-3 метра, причем в местах с невнятным рельефом дна и без привычного лещового сопровождения. Не так важно, что заставило судака изменить традициям — как говорится, "жить захочешь — еще не так раскорячишься". Важно было вовремя прочувствовать это пришествие. Причем легкие приманки отнюдь не делали погоду в ту зиму. Я не раз становился свидетелем, как клыкастые чудовища вламывались именно на сорокаграммовые и тому подобные оснастки. Спиннингист буквально забрасывал приманку на мель, затем она куда-то слегка проваливалась — и проворный судачина вдруг сжирал ее.

Зима сезона 2002-03 прошла под знаком возвращения судаков к ранее оставленным позициям на глубине от 3 до 4,5 метров. Процесс этот, правда, проходил не дружно, то есть не повсеместно. Где-то судак еще крючился на неудоболовимом мелководье, а вот в других местах процесс пошел. Это происходило и в следующем сезоне, 2003-04. Бровки на мелководье активно обживали те самые карликовые заготовки для будущих рыб. Там, где еще в прошлую зиму на двухметровой глубине было поймано несколько внушительных судаков, поклевывали окуньки-упырьки, а реальные судаки держались уже метрах в ста в сторонке. Если же в сторонке не было подходящих засад, стаи крупного судака меняли места глобально. То где-нибудь в Софьино заседали, а то к Жуковскому подавались, глубже там.

Зимой сезона 2004-05 жизнь судаков в определенной степени наладилась. По крайней мере, попадались они часто. Иногда тем, кто ловил на тяжелый джиг, нужно было только один раз приехать на рыбалку и воздержаться от распития спиртных напитков. 3,8-4,2 — хит в диапазоне судаковых глубин того года.

Завершившейся только что зимой сезона 2005-06 крупного судака редко удавалось уговорить выйти на берег для взвешивания с последующим засовыванием в мешок. Не судачий вышел сезон. Снова кто-то дал команду к отступлению, и судаки сделали очередной шаг в глубину. Наверное, как и много лет назад, захотели мякушки лещей отведать. Однако времена совсем не лещовые нынче. Мир, как вы помните, изменился…

Савин HG

"Российская Охотничья газета № 14 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*