С комбикормом на плотву

С комбикормом на плотву

С комбикормом на плотву

Весна разлилась по Татарстану быстро и весело. Утром выглядываю в окно, а город наподобие русака освободился от своей зимней одежи, и на деревьях снегири. Те снегири, что прилетают из лесу, с моего восьмого этажа не видны — мелковаты. А вот грузные тетки в оранжевых жилетках взобрались на придорожные деревца с секаторами. Эти снегири работают древесными парикмахерами каждую весну.

Плотва… Под знаком этой замечательной рыбки проходит мое прощание с зимой. Как я люблю ее за интеллект, за веселый нрав и за то, что всегда отрываюсь от конкурентов именно на плотве. Мелкая первомайская плотва принесла, что смогла, и отдыхает. В Биюргане все серьезнее. Нельзя сказать, что крупняк гарантирован, но и откровенной мелочи нет. Места хорошо знакомы, но это не позволяет проехать мимо дома аборигена Славы. Слава копается на огороде и злые тетки не сразу отпускают его к нам. Слава — авторитет. Удивляет, как ему и положено, сразу. На "наши" места идти не надо, а выехав на берег, нужно сесть напротив деревни. Слава совсем с ума сошел — там я за 5 лет ни единого рыбака не видал. Мертвое место. Но даже если он сошел с ума, я ему верю. Таков кредит доверия к этому доброму чудаку.

фото автораВыходим на лед и делаем сотню шагов в направлении торчащей палки. Десяток лунок. Разве бывает лучше время для зимней рыбалки? Не нужны ни бур, ни черпак, ни даже палочка для протыкания шуги. Все открыто. Мы одни. Понимаю, что где-то в центральном регионе ребята вздохнули. А мы в 30 км от дома одни на готовых лунках.

У меня 0,08, на конце самая маленькая из попавшихся под руку мормышек и два крошечных крючка выше. "Самодурная" молодость не отпускает. По мотыльку на все три крючка и вперед. Пять минут недоумения. Кивок молчит, а у напарника уже четыре хвостика. Но в снасти я уверен. Перехожу на 20 метров в сторону и десяток неплохих плотвичек вытаскиваю за пару минут. Причем клюет на всех трех этажах. Клевать-то клюет, но приходится выкладываться. Все известные мне способы игры идут в ход и это самый приятный момент. Наловить бесхитростно — не интересно. А результаты "работы" сразу видны.

У меня уже два с половиной десятка, а у Володи все те же 4 рыбешки. Он начинает нервничать, а это уже совсем плохо. Так не далеко и до полного фиаско.

Надо выручать, вытаскивать товарища из пике. Смотрим снасть. У него 0,1. Еще на корюшке я убедился, что эти самые 0,02 на такой рыбке в период вялого клева очень даже сказываются. Да и мормышка, хоть и навороченная, но не для сегодняшнего дня. Нужна крошечная мормышка и ювелирная по амплитуде игра. Нужно опускать мормышку со скоростью 20 сантиметров в минуту. Нужно, уложив мормышку на дно, играть слабиной и на верхние крючки обязательно попадется плотва, причем наиболее крупная. Нужно так отрывать мормышку от дна, чтобы кивок слегка спружинил. Много чего нужно еще делать, чтобы поймать полсотни плотвиц. Попадаются и окуни, но их мы отпускаем. Разве что таких, что за сотню граммов, и то для взвешивания.

Чтобы нас не вычеркнули из разряда спортсменов, боремся за пиво. Самый крупный трофей — это литр хорошего пива.

И при всем этом я делюсь самыми сокровенными секретами. Если приехали вдвоем, нельзя допускать, чтобы ловил один. И мы помогаем друг другу. Володя начинает поправляться, но все равно я ухожу в отрыв.

И тут по сценарию должен был появиться Слава. Все те же кирзовые сапоги и холщевая сумка.

— Слава, возьми мотыля.

— Не, спасибо, у меня крючки не такие.

— Возьми крючки, выбери мормышки.

— Зачем? У меня все хорошо.

Слава охотно показывает две свои удочки. Рассказать про них трудно. Кивки — просто произведения искусства. За двадцатилетия рыбалок они скрутились в пружину, причем такую, как спираль в часах. При поклевке пружина разжимается. Это надо видеть.

Но разве зациклишься на кивке, если на посеревшей от старости леске 0,25 бесформенный кусок свинца, а выше — два крючка шестого советского размера из до неприличия толстой проволоки. И становится понятным, что мотыля на такой крючок не натянуть. И ведь все это Слава не приготовил для нас. Это он буднично вышел на лед с целью наловить рыбы. На что? На тесто.

Но это еще не все. Из холщевой сумки Слава извлек большой пакет и высыпал в лунку слоем сантиметра в три. И сказал:

— Вот теперь через 20 минут будет сорожка.

— Слава, а что это?

— Как что? Комбикорм. Свиней покормил и для прикормки сэкономил.

Мы с Володей на время потерялись, он только посматривал на часы, отсчитывая назначенные Славой 20 минут. Дело в том, что, встретившись пару раз со Славой, Володя убедился в том, что с такой же легкостью мог бы появиться у лунки и таймень, и змееголов.

Мы не знаем, как он все это делает, этот Слава, но сорожку свою он поймал близко к назначенному сроку. Правда, я поймал за это время десяток, но Володя-то не поймал.

В итоге на этом промежутке времени Слава со своими 0,25, тестом и комбикормом занял второе место.

А в промежутке он объяснил, что ветер самый плохой и удивительно, что я еще что-то ловлю. А он в такой ветер не ловит, только сбегает от старухи. Но на два часа. Потом по разным программам один за другим начинают показывать суды. А их в деревне смотрят все, даже магазин на время закрывают.

…Мы уехали, а Слава остался. То, что он наловит своей сорожки, мы уже не сомневались.

А мне плотва принесла большое удовлетворение от необходимости выложиться. А ведь и литр пива еще никому настроение не испортил.

П. Елизаров

"Российская Охотничья газета № 18 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*