Когда «целует» хищник

Когда "целует" хищник

Когда "целует" хищник

В том, как рыба берет спиннинговую приманку, почти всегда таится загадка. Даже в тех случаях, когда все происходит у вас на глазах, уследить за самим моментом стремительного броска хищника не удается, и после поклевки с полной очевидностью можно лишь констатировать результат: либо рыба засеклась, либо нет. Почему в каких-то случаях происходит одно, а в остальных — другое? Дать исчерпывающий ответ на этот вопрос вряд ли удастся. Однако можно утверждать, что многое определяется характером поклевки. Иногда хищник берет приманку так, что безнаказанность его почти гарантирована, иногда, напротив, каждая хватка оборачивается добычей.

ловля хищникаНекоторым спиннингистам, чаще всего малоопытным, свойственно упрощенное представление о поклевке: главное — не прозевать! То есть успеть вовремя среагировать. Это, конечно, имеет большое значение, но все-таки важнее другое. Дело в том, что немалая часть поклевок остается незамеченной. Их или путают с задевами за дно и водоросли, или не ощущают и не видят вообще. Такие поклевки случаются у любого спиннингиста, но их количество тем меньше, чем выше класс рыболова и чем совершеннее его снасть.

Что же такое поклевка? Ответ на этот вопрос далеко не однозначен.

В классическом варианте хищник захватывает приманку в рот и какое-то время (десятые доли секунды, а иногда и более) держит ее. В этот момент должна следовать подсечка. Классическая поклевка почти всегда воспринимается рукой — чаще как удар, рывок той или иной силы.

Однако далеко не каждая поклевка укладывается в классические рамки. Кроме того, часто до поклевки, в узком понимании этого слова, дело вообще не доходит: хищник лишь сопровождает блесну до берега или лодки.

Хищная рыба выходит за блесной не из праздного любопытства, а следуя инстинкту питания, поэтому в таких случаях можно спровоцировать рыбу на хватку. Давайте понимать поклевку обобщенно, включая сюда и классическую поклевку, и все другие ее варианты, в том числе и выходы хищника за блесной, поскольку четкой границы между контактной и бесконтактной поклевкой нет.

В далеком уже 1980 году я ловил на Оке голавля. В одном месте вблизи берега была неглубокая яма с обратным течением. Голавль держался здесь около дна и атаковал идущую у поверхности блесну снизу. До рыбы было не более десяти метров, поэтому поклевка была хорошо видна.

Если бы я не наблюдал постоянно за блесной, то мог бы, наверное, утверждать, что поклевок у меня не было вообще. Лишь два или три раза рука ощущала небольшие изменения в движении приманки — так иногда бывает, когда медленно ведешь вращающуюся блесну, и лепесток на мгновение сбивается с ритма без внешних причин. В действительности же голавли атаковали блесну тринадцать раз (!) — сосчитать я не поленился. Все поклевки были внешне похожи одна на другую. Силуэт рыбы неожиданно возникал у самой блесны. Голавль как бы "обнюхивал" приманку и тут же исчезал в глубине.

Ни одна из поклевок не была классической, то есть рыба не держала блесну во рту, а в тех случаях, когда рука все-таки чувствовала какой-то легкий контакт, мне казалось, что голавль лишь касается блесны — "целует" ее. Еще пару раз я видел эти поклевки-"поцелуи" (блесна вздрагивала), но рукой ничего не воспринимал. По большей же части контакта рыбы с блесной не было: голавль приближался к ней почти вплотную, но не более. Таким образом, в тот день я потерпел сокрушительное поражение (0:13), которое заставило меня более внимательно относиться к поклевке и всему, что с ней связано.

Для чего это нужно? Дело в том, что, зная особенности поклевки в тех или иных условиях, можно вынудить рыбу брать приманку таким способом, при котором процент пустых поклевок минимален. Или хотя бы заранее знать и быть готовым к тому, в какой форме эти поклевки проявятся.

Итак, все разновидности поклевки хищника можно разделить на контактные и бесконтактные. Пусть вас не смущает словосочетание "бесконтактная поклевка" — под ней подразумевается выход рыбы за блесной, и по понятным причинам она почти всегда бывает пустой. Я сознательно употребил слово "почти", и вот почему.

В сентябре 1983 года я и мой знакомый К. ловили щук в заливе Можайского водохранилища. Я не очень удивился, поймав первую щуку не по правилам: она оказалась забагренной у спинного плавника. Но когда то же повторилось и во второй, и в третий раз, было над чем задуматься. В тот день мы объяснили случившееся тем, что полусонные щуки в большом количестве стояли вблизи уступа дна, вдоль которого мы вели блесны, и занимали такое положение, что тройник легко входил в их спину. Всего мы тогда поймали девять "хвостов", из них шесть были забагрены.

Какое отношение имеет этот случай к "бесконтактным поклевкам"? А вот какое. Спустя год мне удалось зацепить щуку тем же способом — за середину спины, но в этот раз все произошло у меня перед глазами, что внесло полную ясность.

На Бисеровом озере щуки выходили за блесной раза три-четыре. Последний из таких выходов завершился для рыбы печально: у самого берега щука, изогнувшись змеей, намеревалась повернуть обратно, но этот маневр был выполнен в опасной близости от блесны, а потому она зацепилась за один из крючков тройника. Таким образом, контакт хищника с приманкой был, но этот контакт не был контактной поклевкой. Это и есть тот редкий пример, когда "бесконтактная поклевка" заканчивается поимкой рыбы.

Я уверен, что в большинстве случаев забагривания хищной рыбы причина обусловлена ее интересом к приманке, то есть "бесконтактной поклевкой". По моим оценкам, забагривается 4-5 % всей ловимой спиннингом рыбы. Речь здесь, конечно, идет о нормальном спиннинге, а не о всевозможных браконьерских снастях. Кроме того, если рыба зацеплена за голову (глаза, жаберные крышки), то это уже, как правило, результат нормальной поклевки, а не забагривания.

Большая часть "бесконтактных поклевок", вероятно, остается за кадром. Если хищник выходит за блесной на глубине и не сопровождает ее до конца, то об этом можно только догадываться. Однако часто рыба идет за приманкой до самого берега, иногда решаясь на полноценную контактную поклевку в последний момент. Произойдет хватка или нет, во многом зависит от рыболова. Обычно рекомендуют, увидев идущего за блесной хищника, резко ускорить подмотку. У рыбы от этого должно возникать желание схватить спасающуюся бегством жертву. На самом деле реакция хищника в такой ситуации не всегда однозначна.

В июне 1992 года я ловил в мелководных торфяных карьерах. Щука стояла вдали от берега — метрах в пятидесяти и дальше. После заброса приходилось вести блесну над травой в максимальном темпе. Блесна шла в каких-нибудь 10-20 см от поверхности. Примерно на том же уровне шла за блесной щука — в безветренную погоду была видна килевая волна, а ближе к берегу и сама рыба.

Метрах в десяти от берега угол между леской и поверхностью воды был уже достаточно велик, и я, приподняв вершинку спиннинга, замедлял темп проводки, не опасаясь зацепить траву. Именно в этот момент следовала хватка. Из более чем десяти поклевок лишь одна или две случились вдалеке от берега, когда скорость движения блесны была высока. Стало быть, поклевку провоцировало не ускорение подмотки, а замедление. Поэтому едва ли можно рекомендовать какой-то один универсальный прием, побуждающий хищную рыбу к хватке.

При ловле с лодки или взабродку бывает, что выходящая за блесной хищная рыба, в частности щука и судак, не сразу покидает место действия, задерживаясь на секунду-другую. У рыболова появляется дополнительный шанс. …Я стоял по колено в воде, когда за блесной вышла щука. Ускорить подмотку уже не было возможности, так как в воде оставалось лишь около метра лески. Тогда я решил подергать блесну на месте, как это делают при отвесном блеснении. Щука не выдержала и схватила приманку. Такое мне впоследствии удавалось неоднократно, причем пару раз рыба попадалась на вращающуюся блесну, которая уж никак не подходила на роль приманки для отвесного блеснения.

Чаще всего вышедшая за блесной рыба так и не отваживается на контактную поклевку и на прощание показывает нам хвост. Бывает, что рыболов видит не самого хищника, а его след в виде характерного буруна или завихрения на поверхности воды. Бурун проще увидеть в безветренную погоду, но и при ряби или волнении его тоже можно заметить опытным глазом. Порой это происходит на пределе восприятия: нельзя с уверенностью сказать, была ли какая-то аномалия на поверхности воды или нет. Но если на следующем забросе рыба берет приманку, факт ее выхода за блесной уже не вызывает сомнений. Это явление можно назвать "эффектом второго заброса".

Хищник-засадчик после выхода за блесной возвращается в свое укрытие, причем обычно тем же маршрутом, каким пришел. Если в этот момент ему правильно подбросить приманку, то, скорее всего, последует хватка. Возможно, это происходит потому, что хищник на всякий случай "пробует" идущую прямо на него встречным курсом блесну, иначе она в считанные мгновения может оказаться сзади от него. Этот прием очень результативен, поэтому советую не пренебрегать им. Важно только не мешкать со следующим забросом после того, как вы заметите выход рыбы за блесной. Этот второй заброс должен быть коротким — до 10-15 метров.

Теперь, я думаю, понятно, почему важно с большим вниманием относиться к бесконтактным поклевкам. Имеет смысл наблюдать за блесной, как только она приблизится к вам, а при проводке вблизи поверхности воды — с самого начала.

Выход хищника за блесной может сопровождаться несколькими бросками на приманку — это хорошо видно, когда ее ведут поверху. Вот за блесной возникает бурун, через несколько метров проводки — еще один… Таких бросков бывает до четырех-пяти на одном забросе. Поклевки этого типа обычно относятся к категории "бесконтактных" — все, кроме, быть может, последней. После того как рыба попробует блесну "на зуб", она чаще всего уже не реагирует на приманку, даже если эта проба не принесет ей неприятностей. Однако случаются исключения, поэтому и после пустой контактной поклевки нужно быть готовым к повторной хватке.

Интересно наблюдать за сопровождающим блесну жерехом. Лучше делать это вдвоем: один ловит, а другой располагается сзади на крутояре — оттуда хорошо видно все, что происходит у поверхности воды в радиусе нескольких десятков метров. Вот позади блесны мелькнул серебристый бок, спустя несколько секунд жерех заходит с фланга и идет рядом с блесной "ноздря в ноздрю, затем он чуть отстает, но вскоре пристраивается уже с другой стороны. Жерех скрупулезно "изучает" блесну, но идти с нею на контакт так и не отваживается. В редких случаях помогает изменение темпа проводки — ускорение или остановка.

Мелкий стайный жерех, бывает, сопровождает блесну не поодиночке, а "почетным эскортом". Однажды на Ланьшинском карьере я почти час пытался спровоцировать на полноценную поклевку хотя бы одного из нескольких десятков жерешков, которые ходили кругами в неглубоком заливе. После заброса за блесной выстраивалось от трех до пяти рыб — за каждой была видна килевая волна. Никакие ухищрения (смена приманок, изменение скорости подмотки и т.п.) не давали результата, пока наконец самый решительный (или самый глупый?) 300-граммовый жерешок не отважился "куснуть" воблер…

В июле 1991 года двое — М. и Е.- ловили судака на Оке. Оба были новичками в ловле спиннингом, поэтому предварительно навели справки у своих более опытных товарищей. Выяснилось, что судак в том месте хватает приманку исключительно у самого берега — метрах в пяти-шести от кромки воды. Поэтому Е. счел дальние забросы нерациональными и ловил, бросая блесну метров на пятнадцать. Для М. такая дальность заброса показалась неприлично малой, и он забрасывал в два раза дальше. К концу рыбалки у М. было три судака, у Е. — ни одного. По пустым поклевкам счет также был явно в пользу М. Судак, действительно брал только накоротке. Наверное, Е. увеличил бы дальность заброса, если бы хоть одна поклевка у его товарища случилась вдали от берега. А ведь именно более дальние забросы, как ни удивительно, были залогом успеха М.! Хищник стоял не там, где он хватал приманку, а несколько дальше, выходя за блесной ближе к берегу. Поэтому возникала лишь иллюзия того, что судак не только берет, но и стоит у берега, а Е. своими короткими забросами его просто не доставал.

Выход рыбы за блесной иногда можно заметить по косвенным признакам. Наверное. вы обращали внимание на то, как реагирует на не очень быстро идущую блесну мелкая рыбешка: обычно спокойно, без каких бы то ни было признаков паники, разве что малек может шарахнуться от крупной блесны, принимая ее за потенциального хищника. Но вот от блесны вдруг веером рассыпается плотва и крупная уклейка — можно не сомневаться: панику вызвала не блесна, а идущая вслед за ней хищная рыба. Теперь хватки можно ожидать в любой момент. Если же она сразу не состоится, попробуйте соблазнить хищника повторным забросом.

Некоторые спиннингисты рекомендуют реагировать на холостой выход хищника заменой блесны на воблер или хотя бы на блесну другого цвета. Ни в коем случае нельзя этого делать по горячим следам, то есть сразу же после того заброса, когда была "бесконтактная поклевка". Замена приманки требует некоторого времени, а оно в этой ситуации очень дорого. Поэтому лучше послать ту же приманку как минимум еще один раз, в расчете на "эффект второго заброса", о котором я уже говорил, и лишь потом (в случае неудачи) можно попробовать ее заменить.

После "бесконтактной" или легкой контактной поклевки бывает полезно дать рыбе некоторое время (от часа до суток) "отдохнуть", а потом, вернувшись на это место, снова предложить ей приманку. Таким образом мне удалось взять четырехкилограммовую щуку на реке Нерской.

В первый день она дважды выходила за блесной из-под полузатопленного куста. Я запомнил это место и вернулся туда следующим утром. Щука схватила блесну на первом же забросе, но, увы, не засеклась. А вот вечером того же дня для ее поимки хватило одного заброса.

щукаНа фото: двухкилограммовую щуку сгубила жадность: хотя из ее глотки торчит хвост 400-граммовой плотвы, это не помешало ей "укусить" проплывающий мимо воблер.

Во время активного жора рыба берет приманку очень жадно — чуть ли не взаглот, и на "бесконтактные поклевки" многие просто не обращают внимания. Столь же пренебрежительно относятся и к тем изощренным контактным поклевкам, которые оказываются чаще всего безрезультатными. Но как только жор стихает, с такими поклевками уже приходится считаться всерьез, поскольку более надежных может и не быть. Когда хищник сыт и пассивен, порой создается впечатление, что им движет не столько желудок, сколько какое-то игривое настроение. Как сытая кошка, прежде чем съесть мышь, сначала с ней вдоволь наиграется, так и хищная рыба не набрасывается сразу же на приманку с широко разинутой пастью.

Любителям подледного блеснения хорошо известно, как часто берет окунь: нормальной поклевке предшествует "стук". Рука чувствует как бы легкий щелчок. По поводу механизма "стука" единого мнения нет. Вероятнее всего, рыба стучит по блесне носом, не раскрывая рта, примерно так же, как голавль в приведенном уже примере. А зимний "стук" окуня — это лишь частный случай поклевки-"поцелуя".

Кроме окуня и голавля "поцелуй" практикуют и другие хищники, особенно щука. Щучьих поклевок такого типа может быть очень много, но даже если на десяток "поцелуев" вы возьмете трех-четырех щук, то можете быть вполне довольны результатом. Во-первых, среагировать на такую поклевку почти невозможно, а во-вторых, если щука все-таки засеклась, бывает много сходов. так как крючки располагаются снаружи пасти хищника и держат его ненадежно.

При обилии пустых поклевок мы часто ссылаемся на недостаточно острые крючки. На самом деле это не имеет такого уж решающего значения. Мне случалось ловить судака на каменистом перекате, когда блесна то и дело задевала за песок и камни, поэтому даже идеально острые крючки тупились уже через несколько проводок. Тем не менее почти каждая поклевка завершалась поимкой рыбы.

Если все-таки затачивать крючки, то лучше делать это с помощью алмазного надфиля. Крючок может выдержать не более двух-трех полноценных заточек, потом у него слишком укорачивается жало. Качественный крючок должен быть врожденно острым — обращайте на это внимание при покупке тройников и блесен.

Очень большое число пустых поклевок иногда является следствием неверного расположения крючков. Мягкие приманки лучше работают при смещенном вперед положении крючка, поэтому я рекомендую пользоваться джиг-головками с коротким цевьем даже при длинных твистерах, а поролоновую рыбку монтировать так, чтобы крючок был расположен в трети от ее переднего конца или даже непосредственно в головной части рыбки.

Щука и судак довольно часто атакуют жертву с упреждением: хищник бросается не прямо на нее, а в ту точку, где их пути должны пересечься. Неравномерное ведение приманки (ступенчатая проводка) часто приводит к промахам рыбы. Щука бросается с упреждением на поролоновую рыбку, и если в этот самый момент вы перестаете подматывать, она промахивается, но при этом своей разинутой зубастой пастью "наезжает" на леску. Результат — срезанная, как бритвой, поролоновая приманка остается на дне, а вы выматываете пустой конец лески. В момент такой поклевки в лучшем случае ощущается слабенький толчок, чаще вы не чувствуете ничего, кроме внезапного ослабления лески…

Иногда впечатление промаха возникает и при равномерном движении приманки: виден явный бросок хищника (именно бросок, а не просто выход), а хватки нет. Возможно, рыба промахивается вполне "осознанно", меняя свои намерения в самый последний момент.

Судак как никто другой любит хватать приманку во время паузы, то есть при ее погружении. То, что леска в момент поклевки не подматывается, имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, когда вы не подтягиваете приманку, то можете с наибольшей вероятностью определить, что любой удар или толчок — не что иное как поклевка. С другой — некоторые хватки остаются незамеченными, причем это не те молниеносные поклевки-"поцелуи", при которых рыбу почти невозможно взять, более характерные для щуки, голавля и жереха.

При ловле на поролоновую рыбку случается вдруг обнаружить, что она распорота, как это обычно делает судак. Приманка явно побывала в судачьей пасти, но кроме ее внешнего вида ничто больше не наводит вас на подозрение, что поклевка все же была.

Резко уменьшить количество "слепых" поклевок помогают легкое и очень чувствительное удилище и особенно — многоволоконная леска.

Несколько необычно проявляется иногда поклевка, когда ловля ведется на вращающуюся блесну. Блесна со значительным лобовым сопротивлением "упирается" при проводке, но вдруг сопротивление исчезает — вращение лепестка останавливается. Это происходит, когда лепесток натыкается на какое-то препятствие, а им, помимо всего прочего, может быть и челюсть хищной рыбы. Эта поклевка в отличие от остальных воспринимается не как усиление натяжения лески, а как ослабление, что само по себе может ввести в заблуждение. Я не замечал многих таких поклевок, пока одна из них не произошла у меня перед глазами.

Щука атаковала крупную вращающуюся блесну сзади, взяла ее и продолжала двигаться в том же направлении. Рука моя ощутила лишь, что слегка ослабло натяжение лески, что бывает как из-за остановки вращения лепестка, так и из-за характера движения рыбы. Если почувствуете что-нибудь подобное, немедленно подсекайте! Так берет не только щука, но и окунь, жерех и сом.

Поклевка, выраженная как ослабление лески, — не редкость и при ловле с джиг-головками. Вместо ожидаемого легкого толчка во время паузы леска вдруг провисает. Вы подсекаете — и только в самом конце размашистого движения удилищем на леске обнаруживается тяжесть. Или, увы, ничего не обнаруживается. Здесь очевидно преимущество более длинного спиннинга: судак или щука в момент поклевки с ослаблением лески успевают проскочить 2-2,5 метра, и коротким удилищем просто не успеваешь выбрать эту слабину.

К. Кузьмин

"Рыболов-Elite № 1 — 1998 г."




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*