Время, место или оснастка?

Время, место или оснастка?

Время, место или оснастка?

"Никогда не должны уходить с места, не попробовав удить на удочки разной

величины и разной глубины и на все роды насадок, какие у вас есть…"

С. Т. Аксаков, "Записки об ужении рыбы"

Уже седьмой год я с сыном Андреем живу под Клином и вожу знакомство с местными водоемами. Но прилип к одному. Знакомство переросло в любовь, пруд стал своим, родным. Сюда хожу ежедневно, как на работу: появилась даже некоторая статистика, но интерес к пруду не пропадает. Уловы позволяют отказаться от огородничества и получать бартером многое не только к столу, но и за воротник, сбывая карасей рыболовам "выходного дня". Каждый год замечаешь что-то новое и задумываешься, было ли такое раньше или ты просто не обращал внимания. Поневоле начинаешь записывать увиденное, сравнивать, анализировать, а тем временем, пока ты бьешься над одной загадкой, твоя любовь подкидывает новую. И этому не видно конца и края. Природа щедра и неиссякаема на головоломки, что является, на наш взгляд, главной прелестью в рыбалке.

фото автораВот и в том, 2004-м году наш любимый пруд выкинул очередной номер. Поздно начавшийся клев (это объясняется затяжной весной) стал ослабевать день ото дня, превращаясь в локальный, т.е. в строго определенной точке. В этих точках ловили матчем, но это счастье длилось недолго. Дальше — хуже, почти два месяца никто не мог похвастаться хотя бы увиденной поклевкой, не говоря уже о сходе. Не могли помочь ни донки, ни фидер, ни матч, ни ловля в прибрежной зоне у травы — все почитатели этого водоема разом "разучились" ловить, берега опустели.

По нашим с Андреем наблюдениям, нечто похожее уже случалось, у нас есть свое предположение о причинах такого жуткого оскорбления рыболовов со стороны тамошней ихтиофауны. Но это большая отдельная тема, которой мы собираемся посвятить отдельную статью. Пока авторы могут лишь сказать, что в протекающей неподалеку реке Сестре Андрей неплохо ловил плотву и удивлялся, почему местные "карасятники" на нее не переключаются. Видимо, навыки ловли в прудах не помогают на реке с быстрым течением.

Я же долго надеялся, что карасевый гнев сменится на милость, с завистью слушал в рыболовной радиопередаче о хорошем клеве карася в Егорьевском районе Подмосковья, собирал неутешительные вести о бессрочной забастовке нашего привереды во всем Клинском районе. Тут и подоспели достоверные сведения о клеве небольшого карасика в прудочке за лесом, куда еще минут 10 хода от моего водоема. Жажда поклевки оказалась сильнее старой привязанности, погодные "чудеса" лета 2004-го года заставили обходить стороной бесклевый пруд, но продолжать собирать информацию о нем.

Долго на новом месте я не мог утолить рыболовного голода от длительного простоя, азарт от поклевок был сильнее меня. Теперь сюда, на "Лысый" (так называют этот прудочек аборигены), ежедневно пролегал мой путь. Меня ничуть не смущало, что ловился карасик не более 70-ти граммов, а иногда попадается и вдвое меньше: моих соседей по рыбалке (некоторых из них я знал как постоянных клиентов моего родного пруда) это обстоятельство тоже не угнетало: мы наслаждались многочисленными поклевками, радовались даже сходам. Эйфория от легких побед захлестнула всех, никто не хотел замечать ухудшающегося клева и все учащающихся провалов, вызванных антициклоном и сопутствующей ему жарой. Здесь кончается длинная присказка, за что авторы приносят свои извинения читателям, и начинается рыболовная сказка, которую впору бы поместить в рубрике "Рыболовные байки", если бы в дальнейшей истории не была соблюдена необходимая и достаточная чистота эксперимента. "Сказка — ложь", — как говорил А.С. Пушкин, — "да в ней намек, добрым молодцам урок".

Итак, зачем люди холят на рыбалку? Одни хотят поймать как можно больше, другие — поймать и отдохнуть с друзьями у воды, досаждая удильщикам воплями и добавлением громкости своей музыки после каждой стопки. Третьи, самые бескорыстные, не умея поймать рыбу, наслаждаются Природой, жадно вбирая в себя все увиденное и забывая следить за поплавком. Но есть еще одна категория рыболовов, для которых понять порой важнее, чем поймать. "Иметь или уметь?" они решают в пользу умения, не жалея драгоценного на рыбалке времени на нестандартные попытки что-то сделать вопреки общепризнанным канонам.

Эти чудаки не только украшают рыболовный мир, но и движут его вперед. Самым убедительным примером тому служит изобретение "болтушки" безымянными Творцами Нового. Жаль только, что так и не узнать нам, какими путями шли наши естествоиспытатели, какие тернии преодолевали и как. А могла бы получиться очень поучительная глава в книге "Из истории рыболовства". Сейчас идет процесс модернизации "болтушки" и, к счастью, "РОГ" часто помещает материалы об усовершенствовании этой уловистой насадки.

Не зря народная мудрость гласит, что лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Беспрестанный клев, когда рыба прет дуром, часто развращает рыболовов, отучает наблюдать и анализировать. "Недумающий", — говорил в подобных ситуациях мой давний знакомый, рыболов с 70-летним стажем Василий Михайлович, ныне покойный. Его оценку я часто вспоминал на новом водоеме, когда из-за жары перестали работать еще неделю назад безотказные 6-метровки, даже на местах, ежедневно удобряемых щедрой прикормкой. Прикормка почти не задерживала там карася, он начал упорно жаться к прибрежной траве (ее ширина составляла от 3-х до 4-х метров). Логичного перехода на короткие удилища "недумающие" просто не заметили, из-за чего вскоре были вынуждены отказаться от рыбалки.

Обловившись за пару недель на мелководье, где спуск был меньше метра, я почувствовал тоску от ежедневного ритуала добычи 1 — 1,5 кг. Надо было что-то делать, и тут вваливается хороший карась на 300 граммов и заставляет новыми глазами взглянуть на этот водоем. Что, если поискать место поглубже? Глядишь, и рыба окажется там покрупнее. Безо всякого сожаления покидаю насиженное место в поисках новых рыболовных приключений. А вот и искомое, где спуск у маховой 4-метровки приличный, за 1,5 метра, но завсегдатаи "Лысого" почему-то не жалуют этот берег.

Изо дня в день приваживаю новое место — и результаты растут. Но жара сбивает все планы: уже в 9 часов утра карась подходит к траве и чавкает, чавкает, чавкает. Единственным "лекарством" для достижения успеха рыболовный люд стихийно выбирает раннее утро, когда и дурак поймает, как любят иронизировать рыболовы-спортсмены. Не относя себя к числу таких профессионалов, авторы по многолетней привычке приходят на водоем обычно не раньше 9-10 часов утра, отдавая предпочтение сну, а не перспективе обильного улова. Может быть, количество пойманной за жизнь рыбы переросло в новое качество, где число хвостов не является определяющим, главным? Но погода заставляет корректировать привычки и являться на берег к 8-ми утра.

Осваивать новое место помогают две маховых 4-метровки, чьи поплавки разделяет дистанция в полметра. Мы не советуем, особенно начинающим рыболовам, ловить на две удочки одновременно. Такая ловля требует большого опыта, чрезмерно утомляет и грозит самыми непредсказуемыми последствиями, если ведется у травы, а карась упористый. Поклевки следуют, как правило, в то время, когда ты занят другим удилищем (насаживанием, забросом или еще чем-то). У нас с Андреем были дни, когда мы вдвоем ловили на одном удилище, попеременно сменяясь у "руля", чтобы уточнить наши предположения.

В тот день карасик исправно поклевывал с утра, потом опять стал забиваться в траву, поклевки становились все реже и реже. Впору было раскинуть пасьянс и из 5-ти удочек: столь редки стали танцы поплавков, а если рыба и находила насадку, то, потеребив ее, брала не всегда. Поневоле начинаешь проверять насадку: не сбилась ли болтушка, не торчит ли жало. КПД хоть и низок, но позволяет заметить, что активнее работает правое удилище: на нем больше поклевок.

Убаюкивающая монотонность происходящего озаряется вопросом, появляются мысли, и назойливей всего та, что справа более удачное место. По каким-то своим соображениям, о которых никому ничего достоверно не известно, рыба выбирает определенное место и там скапливается. Вполне возможно, что там всего-навсего выемка на дне глубиной всего-то в несколько сантиметров, но это может явиться решающим фактором. Во всяком случае. Андрей Яншевский в дискуссии с авторами о клеве на двух удилищах настаивал на таком варианте. Я же, соглашаясь с этим, добавлял, что есть еще какие-то неведомые нам причины, заставляющие рыбу предпочитать одну из двух рядом находящихся одинаковых насадок.

Такое предпочтение было бы понятно, если одна из лесок потолще другой или слишком разнились бы крючки. Только здесь все было одинаково, вплоть до грузоподъемности поплавков, не говоря уже о болтушке из одной банки, длине удилищ и спусков. А так как зуд поимки был уже сбит двумя десятками хвостов, подоспела пора для экспериментов.

Наиболее логичным шагом было бы перемещение в клевую зону оснастки — неудачницы. Но! Это "но" почему-то заставляет поступить наоборот и послать к неподвижному поплавку слева его счастливого собрата: интересно узнать, как он поведет себя на новом месте. Для пущей убедительности поплавки будут расположены на максимально близком расстоянии в 5-10 см. что чревато перехлестом или запутыванием лесок. (Здесь стоит уточнить, что ловля шла со дна, когда не только насадка, но и подпасок находились на иле.)

Как-то не так встает поплавок, будто подпасок лег не траву. А может быть, здесь помельче? Нужно проверить насадку и перебросить. Болтушка оказалась девственно чистой, будто и не касалась дна. Странно. Теперь поплавок в той же точке стоит обычно, можно поудобнее переставить удилище, но поклевка прерывает завершение комфорта. Быстро же клюет на новом месте! Опять новый заброс — и поплавок плохо встает, наверное здесь много отмершей растительности. А не забросить ли с другой стороны от неподвижного поплавка?

Вскоре следует осторожная поклевка — есть! Но подпасок и на этом месте не может удобно устроиться. Мелькнувшая в воздухе болтушка опять была чиста, но что-то заставляет вместо переброса внимательно осмотреть ее — на мягкой манке остался слабый характерный отпечаток губ карася. "Стоп, игра!"

Пора задуматься, что происходит. Пока что ясно одно: это место не хуже соседнего, клев есть (статистика это подтвердила). Но почему не работает другое удилище? Мистика!

Добычливый поплавок встает и, не простояв десяти секунд, начинает валиться набок. Этот карась помог разобраться в круговерти предполуденной рыбалки, помог расставить все точки над "i". Дело в том, что на дне и у дна рыбы сейчас нет.

Счастливая снасть оставлена отдыхать на берегу, а в дело запущена неудачница, запущена очень аккуратно, с руки в "хорошее" место. Простояв секунд 15, снасть перебрасывается — и тут опять поклевка, как и ожидалось. Постоянно перебрасывая снасть через 10-15 секунд, удалось поймать около десятка карасиков, причем в обоих местах. Реабилитация места и удилища была полная. Тем временем солнце подошло к зениту, жара стала нестерпимой, а караси перестали реагировать на насадку, забившись в прибрежную траву. Чавканье и чмоканье жирующих карасей, становясь все громче и противнее, прогоняло с берегов пруда последних удильщиков.

Что же показала сегодняшняя рыбалка? С утра карась активно искал корм на дне, поэтому исправно ловился на неподвижно лежащую насадку. Но повышение температуры воды заставило рыбу оторваться ото дна, подняться на более высокий горизонт. Поэтому насадка, лежащая на дне, перестала работать.

Причины смены рыбой горизонтов пребывания не совсем ясны, ведь чем выше, тем вода теплее и в ней меньше растворенного кислорода, что затрудняет дыхание. (Это не относиться к дням с сильным ветром). Возможно, что туда мигрируют циклопы, дафнии и другой корм, а рыба только следует за пищей, как ласточки и стрижи за насекомыми. Как бы там ни было, многие рыбы в жару перемещаются вверх, особенно караси, чьи стаи выглядят темными пятнами на полуденной воде. А сколько раз доводилось видеть косяки плотвы, лежащей чуть ли не плашмя и принимающей солнечные ванны почти что в воздухе.

На "Лысом" пруду увидеть "загорающих" карасей ни разу не удалось, хотя поверхность воды осматривалась регулярно. Заметить такое перемещение иногда удается при помощи легкой оснастки, когда поплавок как бы застревает на воде, медленно принимает вертикальное положение. Только опытные рыболовы могут расшифровать такой сигнал как поклевку. Правда, летом дней с таким клевом бывает мало, чаще карась сопровождает насадку до дна, слегка прихватывая ее губами. Подсекать на прихватывании очень сложно и малорезультативно: шалун почти всегда успевает разомкнуть губы и подарить вам на прощанье только след от них на насадке. Когда же приманка достигнет дна, медленно подходит к ней и затевает свои хитроумные игры, если у него сохранилось настроение.

Именно так вела себя рыба в описываемый день. Если насадка не заинтересовала или не была замечена за время падения в воде, на дне она могла оставаться бесконечно долго: соблазнять там было некого. Потому-то пришлось перейти на заброс с руки и распределить грузила подальше от подпаска, чтобы хоть немного продлить время падения оснастки в воде. Как говорят продвинутые рыболовы, ситуация заставила изменить манеру подачи насадки.

Авторы предвидят скептические улыбки части опытных рыболовов. Дескать, нечего наводить тень на плетень, надо было ловить в полводы или найти предпочитаемый рыбой горизонт. Но беда была в том, что карась никак не желал ловиться таким образом не только сегодня, но и в другие дни. Мы много раз убеждались в этой особенности карасевого клева на окрестных водоемах, вот один такой пример.

Три года назад, в конце августа, мы с Андреем ловили на любимом месте любимого пруда. К полудню карась поднялся и не хотел брать болтушку, червя, перловку и прочее, игнорировал все ухищрения по изменению длины спуска. Тогда Андрей, мой верный соавтор, вспомнив наши совместные рыбалки на реке Воре почти три десятка лет назад, решил поискать новую насадку в ближайшем репье. (У нас давнее разделение труда сохранилось и в соавторстве). По каким-то своим приметам, которые я так до конца и не усвоил, несколько крохотных личинок Андрей скоро обнаружил. Но карась не хотел их замечать в толще воды, хоть ловили спортивным поплавком в 0,3 грамма.

Как только был выставлен спуск до дна, мы получили ошеломляющий результат. Едва поплавок успевал встать, как тут же следовала уверенная поклевка с утапливанием поплавка. Карась не смущался даже обглоданным репейником, которого мы в целях экономии ставили не больше 2-х штук и постоянно подправляли на крючке после поимки рыбы, редко добавляя свежую личинку. (Тот год не был урожайным на личинки репейной моли, да и сезон для них только начинался). Ловля шла по принципу "кинул — вынул", после каждых трех пойманных карасей передавали удилище друг другу и сбились со счета где-то на 15-й штуке. Не было ни сходов, ни пустых поклевок! Забросил с руки — поплавок медленно встал — утоп — подсечка. Считанные секунды проходили от заброса до приема рыбы в руку. Позже мы не раз жалели, что не взяли с собой видеокамеру: интересный мог получиться сюжет.

Возвращаясь к заголовку, стоит сказать, что лучшей оказалась все же левая зона. Выяснить это обстоятельство помогла ловля 5-метровым штекером после вышеописанного эксперимента. Штекер позволил точно прощупать дно и установить левую границу, за пределами которой при ловле махом случилось несколько мертвых зацепов с обрывом не только поводка, но и распределенных грузил. Там оказались неизвестно как попавшие на дно ветки, облепленные отмершими растениями, они притягивают рыбу, туда же она стремится после подсечки. Так что Андрей Яншевский оказался прав, говоря о решающем значении места, только вместо ямки может оказаться что-то другое, например, пучок водорослей на пустынном дне.

Андрей и Евгений Сидоровы

"Российская Охотничья газета № 23 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*