Рыбы и окуни

Рыбы и окуни

Рыбы и окуни

Хэви-джиг изучает мир рыб…

…и мир окуней

Вы слыхали? На Москва-реке вдруг ни с того ни с сего завелся окунь. Я, признаться, не верил в это, хотя сам давно не был на Москва-реке. Друзья мои ездили, знакомые, но окуня никто из них не видел. В действительности, когда-то, много лет назад, окунь был, но недолго: я его всего выловил. И поначалу эта история меня нисколько не заинтересовала. Даже если окунь действительно появился, и что с того?

фото автораНо меня замучили окунем, просто-таки пытали им ежедневно. Задавали кучу дурацких вопросов: где ловить этого окуня, как его ловить и даже зачем. Зачем ловить окуня, я не знал. Тогда, много лет назад, я выловил окуней, потому что они мешали мне ловить другую рыбу. Но сейчас окунь едва ли мог кому-нибудь помешать. Напротив, все буквально молятся на окуня. Молодое поколение — то в первую очередь. И старые спиннингисты, из тех, у кого в голове каша из воблеров и базз-бэйтов. Да, сейчас очень популярны блесенки с полногтя и воблеры с треть мизинца. Фотографии с окунем в золоченой раме на рабочем столе и на страницах рыболовного журнала. Проводятся даже соревнования: "Московский окунь" — весьма прискорбное зрелище. "Чемпионат России" — наипечальнейшее событие в истории мирового спиннинга.

Зарабатывают на окуне? Естественно, о продаже с целью наживы, здесь и речи быть не может. Если вы так думаете, вы просто никогда не продавали окуня. Глаза женщин в слезах, их лица печальны. Даже в качестве бонуса к какому-нибудь сазану окунь редко прокатывает. Чаще всего покупатель избавляется от этого бонуса у первого же мусорного бачка.

Окунь всегда приходил с мелководий, подогретых сточными водами, городскими или промышленными. Почувствовали "обратную связь"? Мусорный бачок, помойка, сточные воды, окунь. Стайки окуней жили и плодились на мелководьях не один год, пока не набирали достаточный вес. Затем наступал "Час X", и окуни оккупировали всю реку.

Окунь в резервациях меня не беспокоил. Если ему там покоя спиннингисты не дадут, будут тормошить и полавливать, тогда на большую воду ему в ближайшее время путь заказан. Но чем больше я размышлял на эту тему, тем больше опасался того, что окунь мог уже прорваться в реку. И такая возможность у него была. Одна только Пехорка чего стоила! Даже незначительная миграция нечаянно размножившихся в ее злачных водах окуня, уклейки или карася в Москва-реку, и та уже стонала от подводного передела бровок, ямок и пучков съедобных водорослей. То есть вчера еще мы ловили берша, а сегодня все, на несколько лет о берше забудьте — окунечек переселился.

Проблему Пехорки я решал не один год, и наиболее заметный эффект принесло ее зарыбление сомом. Я запустил два десятка сомов (смешных таких, маленьких) весом 1,5-2 кг в самом нижнем течении реки. Сомы прижились и почти что навели порядок. К несчастью, на Пехорке очень много рыболовов, которые всех моих сомов выловили.

Тогда я пошел другим путем. На Курьяновском, Заозерьинском, Жуковском и Бронницком дерьмосливах за некоторую мзду удалось понизить градус сточных вод. Успех оказался грандиозным — окунь практически исчез из Москва-реки. Лишь редкие стайки тощих окунечков конвульсировали на перекатах, на самых мелких местах, каменистых, где другая рыба не смогла бы выжить.

Зимой я не смог выбраться на Москва-реку, оценить обстановку и навести порядок, если потребуется. Очень болела спина, даже лежа на диване, чувствовал себя так плохо, что об окуне и думать было грешно. Собирался, было, несколько раз, да все откладывал. Только в последних числах апреля большое авто доставило меня на реку.

Сперва я улегся на берегу и около получаса следил за тем, что происходило вокруг, то есть на воде и под водой. Наблюдал внимательно, но визуально никаких признаков присутствия окуня не обнаружил, а я редко когда ошибаюсь в таких случаях. Предполагая, что спина не позволит мне ловить более двух-трех часов, рассчитывал отлежаться часиков до шести вечера и отловиться в то время, когда на берегу не останется уже других спиннингистов.

Я решил поступить так: ловить буду с одного места, совершая максимально дальние забросы во все стороны, и за два-три часа выловлю всю рыбу, оказавшуюся в этой зоне. Осуществить это было нетрудно. Ширина реки в этом месте не превышала 125 метров. Течение средней силы, прозрачность воды более полуметра. От противоположного берега следовал достаточно крутой — 47-48 градусов — свал. Дно из заиленного песка, без малейшего намека на укрытие для рыбы, без камней, травы и подводного мусора. Травы на реке еще не было вовсе, вода недостаточно прогрелась — 10,5 градусов. Химический экспресс-анализ воды показал превышение по стронцию, другие показатели оставались относительно безобидными. Свал заканчивался на глубине 5,5 метров в 80 метрах от моего спиннинга, далее следовал резкий подъем, до 2,8 метра (64-65 градусов): дно в этом месте жесткое, из речной глины, колонии ракушечника и 42-метрового обрывка плетеной лески "Power Pro" — 0,15 мм. На следующих 35 метрах проводки: плавное понижение глубины до 3,5 метров; дно — речная глина с не глубокими канавами. Канав всего две, а на них три пучка речного мусора и небольшая, почти заиленная коряжка. Между резким подъемом и первой канавой небольшое скопление средних камней в количестве 11 штук и россыпь более мелких, которые едва нащупывались. У берега ямка глубиной 3,9 метров, дно песчаное. У самого берега в воде — две глыбы земли, только что отвалившиеся от обрывистого берега у меня под ногами.

Ровно в шесть часов вечера приступил к ловле. В первую очередь убедился в отсутствии всякой жизни под противоположным берегом и далее 80 метров от моего спиннинга. Вырвал со дна обрывок шнура "Power Pro" 0,15 мм. Из зоны берегового свала в направление кустов у меня за спиной переместил трех раков и одну ондатру, подбагрив ее за мягкую шкурку. Что касается рыбы:

  • карасей в количестве трех штук, притаившихся в "мертвой зоне" перед резким подъемом, удалил с помощью заброса "парашют";

  • с резкого подъема удалил судака и двух бершей;

  • с верхней точки резкого подъема удалил трех судаков и синца;

  • с участка от резкого свала до первой канавы удалил трех подлещиков;

  • из первой канавы удалил судака и стерлядь;

  • из второй канавы удалил щуку.

Ни одного окуня на этом участке реки не было. Я разложил всю рыбу на берегу и каждой вспорол живот, чтоб убедиться в том, что окуня нет ни в одном рыбьем брюхе. Окуней не было. Вот, например, в полуторакилограммовом подлещике мог быть окунь или хотя бы его икра. Но нет, брюхо подлещика оказалось набито какой-то зеленой жижей. Или вот карасик — кило двести, запросто в таком карасике можно разместить с десяток окунечков. Но и в брюхе у карася были лишь кишки самого карася. В брюхе стерляди — ее собственная икра, и т. д. Конечно, теперь можно предположить, что окунь скрывался на соседнем участке реки или на соседнем соседнему участке. Но в любом случае, это осталось бы лишь предположением, а мне нужны были факты.

фото автораЯ оставался в замешательстве некоторое время и не знал, что предпринять. Хотя я был уверен в том, что все прочувствовал за это время (один час сорок семь минут) и удалил из воды всю рыбу, но что-то заставляло меня сомневаться. На всякий случай я решил прибегнуть к крайности. Дело в том, что в зрачке каждой рыбы в момент поклевки отражается картинка подводного мира и остается такой на протяжении двух часов. Я внимательно пересмотрел все рыбьи зрачки и… Вот тут я, конечно, испытал шок. Испытывал шок минуты две. В зрачке одного из судаков, удаленного с верхней точки резкого подъема, запечатлелось скопление среднего размера камней, тех самых, которые я успел пересчитать. Между третьим и четвертым камнями выглядывала морда окуня!

"Окуня", конечно, сильно сказано — этакая мерзкая, зачуханная рыбка граммов на пятьдесят. Но, в принципе, если отбросить неприязнь — то реальный окунь. Окунь, спрятавшийся между камней!

Долго я не раздумывал, вернулся на берег и сделал заброс. Груз почти сразу застрял между камней. Обрыва не было, я применяю толстую плетенку, но и проводки тоже не получилось. На следующем забросе все повторилось. Крупногабаритная приманка застревала между камней, сводя на нет все мои усилия, а окунь, мерзавец, свое укрытие не покидал. В принципе, я знал, что делать, ибо сталкивался уже со схожей ситуацией. Нет, конечно, на малюсенький джиг ловить было бесполезно — 70 метров от берега, да и прогибаться перед окунем я не собирался.

Поставил тройник 5/0 из морской серии, покрепче, и начал потихонечку, раз за разом, все камни со дна вытаскивать. Таким образом удалил со дна: три пучка речного мусора, заиленную коряжку, все одиннадцать камней среднего размера и большую часть мелких камней.

Что в итоге. В итоге вышло, что между камнями пряталось семь окуней, их я удалил в последнюю очередь. Никчемные они оказались, маленькие. Я их сложил в кучку и завалил камнями. Небольшой курганчик получился прямо на берегу. Его с воды хорошо теперь видно, пусть знают окуни, от меня не спрятаться!

Савин HG

"Российская Охотничья газета № 27 — 2005 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта:

"Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*