Сербские традиции — Часть третья

Сербские традиции — Часть третья

Сербские традиции

часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6часть 7 часть 8 часть 9

В городе Ужице (или Титово-Ужице) кроме фирмы Goldy изго¬товлением воблеров занимается несколько известных кустарей. Все работают только с деревом, различ¬ными его породами — в зависимос¬ти от предназначения приманок. Ка¬жется странным, что большая часть воблерных мастеров 8-миллионной (без Косово) страны сосредоточе¬на в одном небольшом городишке — меньше нашего Приозерска. Даже сами сербы толком не могут объяснить, как так вышло. Я же могу только догадываться, каков был процесс зарождения в Сербии воблеростроения.

В эпоху тотального дефицита во многих странах социализма — лет 30-40 назад — хоть в Югославии и было попроще, чем у нас, но все равно — достать хорошие приманки составляло целую проблему. А что удавалось каким-то образом приобрести, не всегда могло устроить югославских рыболовов по своим рабочим параметрам. И логично, что люди начинали исполнять домашние экзерсисы на тему «самый правильный воблер своими руками»-вспомните, к примеру, наших многочисленных советских Кулибиных.

Путь развития был, понятно, длительным. Поиск конструкций, материалов, определение оптимальных параметров «игры» приманок, выбор нужной цветовой гаммы, потом все это необходимо прокатать в полевых условиях, дабы убедиться в правильности своих изысканий — тут дело не недель и месяцев, а многих лет. Сначала воблеры могли делаться для себя, потом — для друзей-спиннингистов. И уж потом, когда вся округа и дальние уделы прослышат про чудеса — мастер начинал делать приманки серийно, уходя в это с головой и ставя производство воблеров главным делом своей жизни и способом заработка. Кто-то смотрел на таких людей — и решался сам заняться тем же, если чувствовал силы и имел свои идеи на этот счет. (К слову, все финские мастера проходили тот же путь, но начинали, правда, его не из-за дефицита приманок, а чтобы делать то, что нужно для условий именно той местности, где они жили и ловили рыбу, при этом порядочно экономили, не тратя немалые деньги в рыболовных магазинах.) Число мастеров постепенно росло. И все в итоге вылилось в то, что сегодня имеем. Наверное, где-то под десяток человек в Сербии на данный момент занимается производством деревянных воблеров ручной работы, и больше половины из них — из Ужице. Кстати, Миломир Старчевич — владелец Goldy, тоже из их числа, просто однажды он решился выйти на количественно другой уровень — из кустаря в промышленники, что потребовало фундаментального изменения технологий производства.

Разумеется, работая только ручками и в одиночку, большого числа приманок не сделать, хоть круглый год от заката до рассвета над этим бейся. Ведь кроме изготовления корпусов, вклейки лопастей и каркасов, каждый воблер требует ручной окраски, многократного покрытия лаком, полной просушки между процессами и точной настройки, причем не в тазике. Поэтому-то годовой выпуск воблеров у каждого мастера невелик — пара-тройка тысяч штук, больше просто не осилить. И заказы у них расписаны на несколько месяцев вперед, поскольку сербские мастеровые приманки пользуются высоким спросом не только во всей бывшей Югославии, но и в Европе. Особенно — у любителей ловли тайменя, что дунайского, что сибирского, отправляясь за которым, а заодно и за ленком, на наши Дальний Восток и в Сибирь или в Монголию, эти приманки и заказывают.

По уровню исполнения воблеры разных мастеров, конечно же, отличаются. От этого, естественно, зависит и их цена, и разница тут очень заметна. Тут уж у кого какие взгляды: кому Imakatsu, Smith или Deps подавай, а кому — и Salmo с Воmber’ом вполне достаточно. Но, как и в приведенном примере, не всегда уловистость приманки прямо пропорциональна ее цене. То же и с сербами. Дорогие воблеры — да, выглядят очень хорошо и ловят отлично. Но и дешевые, простенькие с виду — ловят не намного хуже, если вообще хуже.

Что еще интересно для нас — это отношение каждого рукодельника к своим творениям и к заказчику. Если заказывать воблеры мастеру лично, то в принципе любой из них сделает такую приманку, какую только захотите, поскольку в этом каждый из них понимает и умеет почти все. Просто, по правде говоря, у кого что лучше получается, тот на том и предпочитает сосредотачивать усилия. Благодаря чему и образуется личный базовый ассортимент. Но выполнить спецзадачу каждому из них тоже бывает интересно. Поэтому кроме размера, конструкции, плавучести и заглубления они узнают, в каких условиях и для какой рыбы вы собираетесь использовать данную приманку — и сделают такую, какая по их опыту будет оптимальна. А потом, спустя время, станут интересоваться, как их воблер показал себя в ваших условиях, довольны ли вы. Лично у меня была в прошедшем году такая история, когда один из мастеров, изготовив пару приманок по моему спецзаказу, очень хотел получить отзывы — и поскорее. Пока, правда, я не смог его порадовать, т.к. мне немного жалко сами приманки. Большие деньги, помноженные на качество да еще уникальность воблеров — рука не поднимается бросать в пасть заурядным щукам. Может, в этом году созрею, а так вот берегу их для какой-нибудь стоящей рыбы. Расцветки мастера, кстати, тоже сделают такие, какие им закажете, хоть в лазоревый цветочек.

У меня и моих друзей на данный момент имеются воблеры от четырех сербских мастеров, представляющие модельные ряды приманок каждого из них. И многие изделия — не без труда, конечно — можно достать в России. У нас они появляются под общей маркой SRV (или СРВ) — это аббревиатура словосочетания «Сербские приманки». Все мастеровые воблеры объединены в группу Serbian Lures Hand Maid, входящую в SRV. Кроме ручных приманок из дерева, под этой маркой продаются и некоторые пластиковые модели мелких производителей из Сербии. Объединение под общим названием сделано по простой причине: ввиду малых объемов производства, ни у кого нет собственной фирменной упаковки. То есть воблеры в принципе продаются «голыми» — например, со стендов или с планшетов, что широко принято в Финляндии, чтобы не делать приманки еще более дорогими, когда они и так недешевые сами по себе. Но там это традиция и никого не пугает. В наших же условиях это могут оценить только знатоки, которые доверяют своим рукам и глазам, а не агрессивной рекламе в СМИ.

Elez

Название этих воблеров — производная от фамилии человека, что их делает — Душко Елезовича (фото 1). Он занимается изготовлением приманок для ловли тайменя. В первую очередь, конечно, дунайского, ну и сибирского заодно — модели одни и те же. Для «сибиряка» только применяется немного другая цветовая гамма — сообразно с ихтиофауной азиатских рек.

фото 1

Все воблеры Elez — крупные приманки из довольно прочных пород дерева, и сам их вид говорит о том, что предназначены они для ловли трофейной рыбы в сложных для воблера условиях. Тут и каркасы из мощнейшей проволоки, и прочнейшие лопасти из толстенного поликарбоната, и фурнитура поставлена хоть и не высшего класса, но вполне применимая по прямому назначению приманок, и на защитное покрытие лака не пожалели. Естественно, применение Elez’ов возможно только на снастях очень серьезного класса — всякая «попсня» тут не пройдет. Те модели Elez, которые мастер делает серийно для свободной продажи, если можно так выразиться по отношению к таким редким приманкам, — исключительно составники. (Лишь по спецзаказу может сделать то, что захотите вы, но для этого нужно непосредственное общение.) Они — его визитная карточка. Именно в изготовлении особо крупных составников он достиг высшего мастерства. Причем не только двухчастных, но и трехчастных. Согласитесь, многочастники для ловли в быстрой реке — вещь очень необычная. Все ведь привыкли, что это приманки тиховодные, в основном — из разряда свимбейтов. А тут ярко выраженный трехчастный «струйник». Естественно, цена на такие изделия, да еще и в неспортивных размерах — мягко говоря, выбивается из понятия бюджетная. Начинается все, в пересчете на наши, примерно от тыщи рубликов, и то за самые маленькие. И доходит до 2500 целковых за самые большие. Воблеры делаются в размерах от 10 до 22 см с шагом примерно в 2 см.

Насколько я знаю, у Душко Елезовича в производстве — практически одни плавающие модели, тонущие он делает редко. В принципе — логично, если учитывать размер приманок и материал, далекий от бальзы по удельному весу. Массы им вполне достаточно, чтобы прекрасно летать и самим по себе, без дополнительной огрузки. К тому же и применяются они на достаточно неглубоких (до трех метров) участках быстрых тайменьих рек. Так что — тонущие свойства тем паче малоприменимы, ведь собственные заглубления перекрывают эти глубины. Все воблеры Elez, что мне известны, делаются со звуковыми капсулами.

Расцветки — естественные окрасы представителей европейской речной ихтиофауны, провокаторы лососевой направленности (с красненьким) и, что особенно интересно нашим рыболовам — сибирские варианты рыб (сибирский хариус, ленок). При этом окраска делается мастером полностью вручную, аэрограф применяется только для ровных тонов базы расцветки и для покрытия лаком, а в остальном — это работа простой кисточкой. Поэтому двух одинаковых приманок не бывает. Полный хэнд-мейд!

фото 2

Elez двухчастный, 18 см. Берешь в руки и понимаешь — от, це ж вещь! Правда, у тех, кто впервые видит эту приманку, да еще в таком цвете, поначалу немного округляются глаза. И это еще не самый большой, а так — средненький (фото 2). И одно из самых максимальных соотношений передней и задней частей из всех знакомых мне двухсоставных воблеров.

Что касается конкретно этой приманки, то конечно обращает на себя внимание качество имитации, что вообще свойственно изделиям рук Елезовича. Такое впечатление, что мастер положил перед собой форель граммов этак на 150-и делал с нее копию, вернее — скульптурный портрет.

Если опустить воблер в реку, мы увидим, что «игра» его происходит в довольно узком секторе — и он не создает того серьезного сопротивления, которого при первом взгляде можно было бы от него ожидать, и не сильно дополнительно напрягает и без того нагруженную потоком воды и массой и объемом приманки снасть. Это происходит благодаря тому, что все колебания — только относительно продольной оси, за счет приличной валкости передней части. При этом частота достаточно высока для воблера такого размера. Задок же, благодаря небольшому изгибу передней части приманки, а также собственному маленькому размеру и, соответственно, массе, прилично кидает из стороны в сторону. Как и положено рыбьему хвосту. Получаем в итоге очень натурально выглядящий воблер с очень реалистичной «игрой».

Масса этой модели — где-то в районе 40 — 45 г. Максимальное заглубление определено мастером в 2,5 м. «Погремушка» — сильная, далеко слышимая, с очень четким низким звуком. Фурнитура — вполне достойная для трофеев.

фото 3

Elez трехмастный, 14 см. Очень интересная модель (фото 3). В первую очередь — по своей «игре». Этакий свимбейт, держащий любую струю, но сохраняющий при этом натуральность движения рыбы. «Игра» приманки состоит из двух вполне самостоятельных составляющих. Если передняя часть производит колебания, аналогичные таковым же у двухчастников мастера, т.е. в очень узком секторе (из-за того, что все движение — только вокруг продольной оси), то задние две секции живут собственной жизнью. Они совершают амплитудные синусоидальные колебания — на манер движений хвоста лососевых рыб в момент резкого ускорения такой рыбы. При проводке с короткими протяжками воблер выглядит чрезвычайно натурально. Видно, что Елезович долго и вдумчиво работал над этой своей приманкой, чтобы получить в итоге то, что есть. Естественно, цена на трехчастник той же длины, что и его обычный составник, заметно отличается в большую сторону. Масса конкретно этой приманки примерно 30 г. Заявленное заглубление — 2 м. «Погремушка» тоже присутствует, но значительно менее громкая и четкая. В плане качества — то же самое: такое же все мощное и надежное. Ну и расцветки отличные. Например, на фото 3 — это ленок, а вот эта (фото 4) — таймень.

фото 4

Многие рыболовы из Европы заказывают у Елезовича приманки, отправляясь за трофейным «речным динозавром». Но думается, что вполне вероятно не менее успешное использование их и по любому обычному европейскому хищнику. Почему бы не половить на них действительно крупных щуку и судака? И сома, естественно… Но лично мне кажется перспективным еще и применение подобных имитаторов в ловле лосося, когда в рыбе уже просыпается инстинкт защиты территории. Именно с дальней целью проверить эту идею я и завел себе представленные вам приманки.

Fles

Воблеры под маркой Fles (фото 5) делает еще один прекрасный мастер из Ужице. Зовут его Бранислав Вуксан. Его приманки среди мастеровых сербских воблеров имеют наилучшее соотношение «цена-качество».

фото 5

Его изделиям свойственна очень высокая культура изготовления, заключающаяся и в аккуратности, свойственной настоящему перфекционисту, и в отлаженности и устойчивости «игры» каждого воблера — вне зависимости даже от самых сложных условий применения приманки. В больших количествах Вуксан, как и Елезович, делает практически одни составники, но только двухчастные. Самые маленькие имеют длину 4 см.

Самые большие — 20 см (фото 6). Есть и плавающие, и тонущие. Именно jointed наименьших размеров и принесли ему известность, а приманкам под его именем — заметную популярность на Балканах и за их пределами. Но если захотите, он изготовит что вашей душе угодно — от сантиметрового мухоподобного воблерка на базе одиночного крючка до 30-сантиметрового составника (а хотите — не составника). Все это он может — и занимается периодически по мере спроса.

фото 6

Форма у всех Ftes примерно одинаковая — горбатенький, упитанный в боках составной крэнк с прямой линией живота и примерно одним, если брать пропорцию, размером лопасти и ее положением. Меняется только размер и, естественно, назначение приманки, «Игра» совсем не такая, как у воблеров Elez. Здесь колебания корпуса происходят уже относительно обеих осей — и продольной, что выражается в умеренном покачивании передней части, и вертикальной. Все это с большой частотой и заметной амплитудой. Но при этом сопротивление даже на очень быстрой струе не сильно беспокоит снасть. Хвостик, хоть и бросает из стороны в сторону, но поскольку он очень маленький по сравнению с передком, а также из-за синусоидального рисунка траектории приманки в воде, в итоге все выглядит очень красиво — по крайней мере, для рыболова.

Качество приманок Fles таково, что я не нашел ни единого изъяна у всех, что прошли через мои руки. Нив форме корпуса, нив заделке петель каркаса, ни в исполнении расцветки, ни в лакировке. Все — прямо как пасхальные яйца Фаберже. При этом очень прочные — тут и каркас хороший, и лопасть серьезная, толстая и надежнейшим образом вклеенная, и лак отличный, и даже заводные кольца мастер ставит лососевого класса — ничего без спец-инструмента с ними не сделаешь.

фото 7

Расцветки у Бранислава своеобразные — необычные по гамме и исполнению. Он не так сильно орудует кисточкой, как другие мастера, но зато классно умеет работать с трафаретами. По фотографиям сами можете увидеть.

Мне известны четыре размера, в которых Вуксан серийно делает воблеры: как я уже и упоминал, это 4 и 20 см, а также 5 и 9 см. У меня и друзей сейчас Fles-ы есть в трех, о которых я и расскажу.

Fles 4 см. Составник таких габаритов — очень редкий зверь. Из-за такого размера делается, в основном, в тонущей версии (фото 7). Но подобная версия у воблеров Fles — это что-то типа сильно перегруженного суспендера. Поэтому область применения оказывается расширенной.

Благодаря размеру, ловит почти все, что водится в реке. Легко управляется. Особенно интересны его периодические задержки в несильной струе, когда он, сохраняя заложенную «игру», медленно опускается в глубину. Так очень успешно можно облавливать компактные приямки, в которых любит прятаться всякая правильная рыба. То же самое можно проделывать с мини-дрейфом, благодаря чему удается сунуть приманку под передний край завала, под низко нависающий куст и в прочие сложные для облова, но очень любимые рыбой закутки.

фото 8

Создана эта приманочка, естественно, под мелких лососевых, и с этим своим назначением, надо сказать, в наших условиях отлично справляется. Сделана она из бальзы. Заглубление — до метра, но это при ловле апстрим или в зонах ослабленного течения. При стандартной же ловле вниз по течению в быстрой речке или ручье горизонт проводки повышается до 40 — 50 см. Хорошо забрасывается. Держит любую струю. Выполняется в большом количестве отменных расцветок (фото 8-10). Форель уж точно не устоит…

Fles 5 см. Уже гораздо более крупный составничок, хоть и всего-то на сантиметр длиннее. Сделан тоже из бальзы. Пропорции приманки — такие же (фото 11), и «игра» имеет тот же базовый рисунок, что и у меньшего Fles. Но амплитуда более размашистая, с естественной поправкой на размер.

фото 9-10

Делает эти приманки Бранислав в равной степени в тонущем и плавающем исполнении. Но плавающий воблер Fles, в любой длине — это категория «очень-очень slow floating». Когда воблер просто лежит на поверхности воды, то у него торчит лишь небольшой кусочек спинки, буквально — пятнышко. Если использовать поводок, даже самый легкий, ну, может, за исключением титанового — приманка перестает быть плавающей. Максимально возможная масса, таким образом, делает воблер очень хорошо летающим. Если взять конкретно 5-сантиметровый Fles, то разница в массе между двумя версиями составляет всего-то 0,5 г: 5 г- плавающий и 5,5 г- тонущий. И разница в дальности полета практически неощутима. Но плавающая версия позволяет осуществлять важную составляющую ловли в водотоках в сложных условиях — сплав приманки.

фото 11

Область применения «пятерки» очень широка. Не говоря уж про речную ловлю, где она способна держать просто сумасшедшую струю, весьма интересно ее использование и по тихой воде воблерок прекрасно анимируется всеми возможными способами — и «равномерка», и Stop-n-Go, и протяжки, и мягкий твичинг. Отличные полетные качества. Рабочее заглубление — где-то в районе метра. Такие же прекрасные расцветки (фото 12).

фото 12

Хорош и для крупной форели, что радужки, что пеструхи, и для голавля. Жерех тоже, думается, не побрезгует. Ну а окунь и некрупная щука его, естественно, мимо не пропустят.

Fles 9 см. Замечательный воблер от Вуксана. Делается такой размер в плавающей версии. Но плавучесть, как я и говорил, минимальна. Так что при желании — поводок с тяжелой фурнитурой — и воблер станет тонущим. Но нужно ли? Масса 9-сантиметрового Fles’a и так 20 г. и заглубление — порядка двух метров.

Основное предназначение его — ловля дунайского тайменя. Особенно в то время, когда тот не любит крупные приманки. Поэтому сделан воблер на совесть (фото 13). И, естественно, не из бальзы, а из более прочной древесины. Даже заводные кольца Бранислав ставит такие, что завести тройник в них без инструмента даже и думать не стоит. Но при этом сохранена вся красота и идеальность изготовления меньших приманок мастера.

фото 13

«Игра» та же, что и у маленьких Fles’oв — такая же красивая и естественная. Но к «игре» добавлено еще и звуковое сопровождение. В приманку заряжена «погремушка» низкого тона. Лобовое сопротивление при проводке незначительное.

Полетные качества и способность держать любое течение — на самом высоком уровне. При каком-нибудь варианте неравномерной проводки, которую совсем не лишним будет использовать, еще более расширяются горизонты применения этого воблера, т.к. ведет он себя при этом очень привлекательно.

фото 14

Воблер такого плана, кроме основной своей роли, естественно будет хорош в ловле лососей. Можно половить и сома. Да и любого другого крупного хищника. Но вот лично мне жалко использовать его там, где много щуки. И хоть у меня сейчас аж три этих приманок в разных цветах (фото 14), но ставлю я их очень редко. Предпочитаю приберечь для особых случаев, которые непременно представятся. А для зубастой пользую менее дорогие и редкие воблеры.

Zvonko

Имя мастера — Звонко Кокич — фигурирует в названии этих воблеров (фото 15). Кое-какая информация о его приманках просачивалась в Рунет еще несколько лет назад, когда его составники кто-то только начал завозить в наши края. Сейчас же их можно достаточно свободно приобрести в России без особого напряжения.

Этот мастер — самый простой, если можно так выразиться, из всех сербских рукодельников. Работает он в категории дешевых приманок. У таковых нет уже той отточенности форм и богатства исполнения расцветок, что свойственны остальным «сербам». Но кому-то как раз и нужны простые воблеры за небольшие деньги, однако работающие при этом немногим хуже дорогих. Вот Кокич своими приманками и закрывает эту нишу. А его изделия, далекие от гламура, ловят исправно, в том числе — и у меня.

фото 4

Мастер подходит к процессу изготовления максимально практично, не обращая большого внимания на косметические красоты. Многие ведь прекрасно понимают, что базовой у приманки является ее «игра» и общее цветовое восприятие рыбой, а остальное — больше для покупателя. Сколько уже полностью обгрызенных, изначально шикарно выглядевших «японцев» являются любимцами рыболовов, с которыми они не расстанутся. Потому что те ловят и ловят. Кокич хоть и тачает воблеры, что называется, на коленке, не утруждаясь идеальной шлифовкой тела и лопастей и раскрашивая корпуса с применением не самых тонких кисточек, но зато это получаются редкие по «игре» приманки. И при этом уровень цен вдвое меньший, нежели у изделий других сербских мастеров.

Воблеры мастер делает и монокорпусные, и составные. Составники — это более крупные модельки. И честно говоря, они мне нравятся гораздо больше — ничего подобного ни у кого я не знаю. Соответственно, целиковые — мелкие. По своей базовой «игре» большая часть моделей отличается тем, что амплитуда колебаний у них очень незначительная, обусловленная тем, что все происходит вокруг продольной оси приманки. При этом конструктивно у этих воблеров наблюдается наличие острого гребня в лобовой части корпуса. Не знаю уж, влияет ли такая геометрия на параметры «игры», но не заметить это невозможно. А одна приманка Кокича принципиально отличается от остальных и по построению тела, и по работе — это вообще нечто! Но подробно о воблерах Звонко — в майском номере журнала.

М. Нежданов

"Спортивное рыболовство № 4 — 2011г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта:

"Калининградский рыболовный клуб"

 




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*