Студеными осенними ночами

Студеными осенними ночами

Студеными осенними ночами

Темны и студены ночи в октябре. Да и что тут удивляться, Покров на дворе, а от него до зимы настоящей — рукой подать. Опустели берега рек, лишь изредка, то тут то там среди голых, облетевших кустов, да пожухлой, прихваченной морозцем травы сидят до самых глаз закутанные в длинные плащи фигуры. Это самые упорные, не желающие мириться с погодой, караулят на свалах в ямы жирных, отъевшихся за лето окуней. Другой, глядишь, сидит с донками, ожидая, не польстится ли на лягушонка или крупного червя голавль или язь, тоже с похолоданием воды покинувшие излюбленные места летнего обитания под крутоярами, у наклонившихся к воде кустов и переместившиеся поближе к зимовальным ямам с жестким песчаным или галечным дном.

фото С. ГуляеваЗначительно поредели ряды спиннингистов, хотя те, кого не пугает пронизывающий холодный ветер, моросящий дождь, а то и налетающие периодически снежные заряды, возвращаются с очень впечатляющими уловами. И щука, и крупный окунь отъедаются, готовясь к зимовке. Потому и клев в середине октября не такой бойкий, как летом, но уж если берет, то берет неторопливо, обстоятельно и надежно, глубоко заглатывая насадку. А хватка на блесну в эту пору мало напоминает знакомый каждому спиннингисту удар, скорее это похоже на прочный зацеп, который после подсечки вдруг оживает…

Но подходит к концу короткий осенний день, последние солнечные лучи, пробившись сквозь тяжелые тучи, вспыхивают золотом и багрянцем в трепещущих озябших листьях и спустя короткие мгновения наваливается такая непроглядная тьма, хоть глаз выколи. Только изредка бледным, расплывчатым пятном проглянет сквозь тучи серебристая лодочка месяца и снова тяжелый жутковатый мрак. Под ногами похрустывает поседевшая от инея трава, а над черной маслянистой гладью воды поднимается холодный туман. Замерла река, замер лес на берегу. Но вот сквозь тьму ночи и холодную пелену тумана на соседнем берегу словно звездочка золотая зажглась, а дальше, едва заметная, вторая, третья. Начался сезон у любителей налимьей ловли. Этот единственный из представителей тресковых среди пресноводных рыб с похолоданием воды выходит из полусонного состояния, в которое он впадает с наступлением теплой погоды, и начинает активно охотиться. Причем чем более мерзкая, с человеческой, разумеется, точки зрения, погода, тем успешнее ловля. Вот и загораются ночами, в которые хороший хозяин и собаку не выгонит, на берегах рек и речек рыбацкие костры. Мечутся под студеными порывами ветра языки пламени, шипят угли костра, холодные капли дождя стучат по капюшону плаща. Мерзнут на ветру руки, стынут ноги в резиновых сапогах. Какая уж тут романтика! А только стоит чуть улучшиться погоде, стихнуть ветру и выглянуть луне из-за расступившихся туч, разом портится настроение у собравшихся у ночного костра. И утром, разговаривая со знакомыми, с досадой вспоминает рыбак такую ночь и клянет отвратительную погоду…

Среди многих рыболовов бытует совершенно неоправданное мнение, что ловля налима неинтересна, пассивна и примитивна. Налим, мол, дурак. Сожрет любое, что ни подсунь. Не раз приходилось рыбачить в компании с такими "знатоками" и не было случая, чтобы хоть кто-то из них мог похвастаться более или менее приличным уловом.

Бесспорно, по сравнению с такими утонченными видами ловли, как нахлыст или спиннинг, ловля налима очень проста, но за кажущейся простотой этой стоит отличное знание водоемов, понимание повадок налима, ну и, конечно же, как и в любом деле, надо чуточку везения.

Малые притоки нашей Тезы, такие как Тюнех, Матня, Сальня и многие другие, вряд ли способны вызвать интерес у взыскательного рыбака. Журчит потихоньку среди зарослей ольхи да черемухи ручей не ручей, речка, не речка, так себе, непонятно что. Позванивает водой прозрачной да холодной, песчинки на дне крутит. То совсем в коряжник нырнет, а то бежит такая, что и воробью по колено. Зарастают берега речушек этих летом непролазными кущами крапивы выше роста человеческого и сколько ни всматривайся, над бочажком склонившись, никакой рыбы не увидишь. Разве что мелькнет шустрый пескаришка. И все-таки именно на них, на эти малые речки приходим мы с отцом холодными и дождливыми октябрьскими ночами ловить налимов. Мать и жена провожают нас сочувствующими взглядами, а мы торопимся на свои места. Торопимся засветло натаскать сушняка ольхового побольше, чтобы до рассвета хватило, торопимся расставить по бочажкам да ямкам наши нехитрые закидушки-донки. Ведь хоть и проста снасть и речка невелика, а припозднишься — плохо дело. Даже с фонариком среди переплетения сучьев да в коряжнике полузатопленном добрую половину закидушек перепутаешь да пообрываешь.

Но вот расставлены снасти, жарко горит костер, побулькивает над огнем чайник. Впереди часа полтора-два до первой проверки. Здесь, наверное, надо рассказать о налимьей снасти, которую мы используем при ловле на малых речках. Она достаточно проста. Полутора-двухметровый кусок прочной лески, грузило-оливка, зафиксированное с двух сторон дробинками так, чтобы ход его по леске был не больше 10-12 сантиметров, вертлюжок и прочный, но не грубый поводок длиной 15-20 сантиметров. Размер крючка — на усмотрение рыболова. Необходимо только, чтобы он позволял насадить или крупного червя-выползка, или кисточку из мелких навозных червей. На мелкого и среднего налима, какие в основном и ловятся по малым речкам, червяк очень хорош, но у него есть серьезный недостаток. И крупного червя, а в особенности кисточку из мелких, общипывают пескари, ерши и прочая рыбья мелочь. Естественно, такой, объеденной кем-то насадкой налим не интересуется. Поэтому по осени мы используем в качестве насадки или лягушонка, или живца. И здесь тоже есть свои особенности. Далеко не каждый живец вызывает аппетит у ночного разбойника. Глубоко ошибочным является мнение не только многих рыболовов-любителей, но и некоторых авторов весьма известных публикаций на рыболовные темы, что налим всеяден. Это случается среди зимы, при ловле из-подо льда, да и то крайне редко. Обычно же налим уверенно клюет лишь на ту рыбу, которая является привычной добычей его в этом водоеме. Лучшим живцом для ловли на малых реках и речках служит, конечно же, пескарь, и если вы, собираясь за налимами, сумели наловить пескарей, половина успеха гарантирована. Неравнодушен налим к ершу, неплохо берет на уклейку, плотвичку, мелкого голавлика. А вот с карасиками, вопреки довольно распространенному мнению, что они — лучший живец практически на любую хищную рыбу, скорее всего случится конфуз. Дело в том, что карась и налим живут абсолютно в разных условиях и в естественной среде никогда не встречаются вместе.

В качестве удилища мы используем прочный таловый прут. Комель его заостряется и на расстоянии от комля 20-25 сантиметров прочным узлом крепится леска. Комель такого удилища втыкается в дно речки недалеко от свала в бочажок, а очищенная от коры, белая вершинка слегка втыкается в берег. Она является своего рода сторожком, сигнализирующим о поклевке, и еще очень помогает отыскать в непроглядной тьме расставленные в самых укромных местах закидушки.

Но подошло время первой проверки, и сразу понимаешь, что все разговоры о пассивности такой ловли не больше чем вымысел. Чего стоит отыскать снасти, хотя, казалось бы, все места хорошенько запомнил, все они давно известны. Наконец найдена первая закидушка. В свете фонаря хорошо видно, как подергивается белая вершинка прута, и сразу же обнаруживается первая ошибка. Запаса лески оказалось вполне достаточно, чтобы попавшийся налим намертво запутал ее в донных корягах. После нескольких бесплодных попыток распутать или отцепить снасть, оставляем ее до утра и идем к следующей. Туго натянутая леска уходит куда-то под берег, и первое впечатление, что и здесь глухой зацеп, но неожиданно зацеп оживает и невидимая в темноте рыба начинает буйствовать в маленьком омутке, обдавая нас брызгами. По силе сопротивления налим не уступит щуке и борется на крючке до последней возможности. Добавьте к этому непроглядную темноту октябрьской ночи со всеми прелестями осенней погоды, и можно не сомневаться, что впечатлений и удовольствия от такой ловли будет не меньше, чем от любой другой, признанной высокоспортивной. Обычная добыча наша — некрупный, до полу-килограмма налим-веретешка, как их называют рыбаки. Но нередки и более солидные экземпляры, и тогда приходится немало повозиться, прежде чем добыча оказывается на берегу.

Так случилось и сегодня. Пока я снимаю рыбу и насаживаю нового лягушонка, отец проходит немного дальше, где стоят следующие закидушки. Спустя короткое время оттуда слышен плеск воды, шумная возня, треск кустов и приглушенные ругательства, а еще через пару минут он показывается из темноты, с трудом удерживая в руках здоровенного налима. Рыба ужом извивается у него в руках, широко раскрывая большой, унизанный щеткой мелких зубов рот. Откуда он взялся в нашей речушке — непонятно. Нам приходилось слышать от местных старожилов, что в былые времена попадались очень солидные налимы, но относились мы к рассказам этим с изрядным недоверием, хорошо зная, как быстро растет рыба в рыбацких рассказах. Самим же нам обычно попадались не больше килограмма. В пойманном отцом, на первый взгляд, не меньше двух.

Сразу оговорюсь, за все последующие выходы таких крупных больше не попадалось, хотя обычные для этих мест "веретешки", когда позволяла погода, ловились очень неплохо.

Короток сезон осенней ловли налима. Не пройдет и месяца, как затянет хрустящим льдом бочажки на речках, а "великое племя рыболовов", истосковавшееся за межсезонье, устремится на перволедок. Но ловля налима на этом не заканчивается. После небольшого, недели полторы-две, перерыва начинается необычная подледная рыбалка. Нередко с наступлением сумерек, когда большинство рыболовов, взвалив на плечи буры и ящики, расходятся по домам, появляются на льду полиэтиленовые палатки с загадочно просвечивающими сквозь пленку огоньками. Это не подгулявший рыбак задремал над лункой, припозднившись. Торопятся на свои излюбленные места рыбаки-налимщики. Практически весь период "глухозимья" продолжается активная ловля налима ночью на поплавочную удочку из-подо льда. Замечено, что неяркий свет, падающий в лунку, только привлекает этого осторожного ночного хищника. Насадка используется та же, что и осенью: червь, живец, пучок мотыля. Снасть — обычная поплавочная удочка для подледной ловли, может быть, чуть усиленная. А уловы случаются на зависть тем, кто просидел над лункой весь световой день, особенно среди зимы, в период глухого бесклевья.

Ну и в заключение еще один аргумент в пользу налимьей рыбалки. На этот раз гастрономический. У одного из классиков говорится об отменном вкусе жареных в сметане карасей. Ни в коей мере не подвергая сомнениям это бесспорное утверждение, хочу лишь добавить, что поджаренный до румяной корочки налим, пожалуй, не уступит такому изысканному блюду, как карась в сметане, а уж о вкусе налимьей печенки и говорить не приходится. Одним словом, игра стоит свеч. Если вы еще не бывали на налимьей рыбалке — побывайте обязательно. Думаю, не пожалеете.

И кстати, для этого не потребуется ехать за тридевять земель. Налим обычный обитатель всех наших рек и речек, лишь бы не напоминали они сточные канавы. Воду он предпочитает чистую и прохладную. И если не пугает вас осенняя непогода, оторвитесь от телевизора, оденьтесь потеплее и счастливой вам рыбалки.

О. Назаров

"Российская Охотничья газета № 45 — 2006 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта:

"Калининградский рыболовный клуб"

 




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*