Квантовая теория клева

Квантовая теория клева

Квантовая теория клева

На одни и те же вещи разные люди смотрят разными глазами и называют их разными именами. Различие в восприятии и терминологии может быть обусловлено множеством причин, но далеко не в последнюю очередь оно определяется профессиональной принадлежностью. Я, как физик по мироощущению, образованию и пятнадцати годам работы по этой специальности, порою ловлю себя на том, что даже в разговоре на бытовые темы у меня вдруг проскакивают словечки, которые легче всего найти в книжках Ферми или Ландау. В общем и целом, это, наверное, неправильно — в обычной жизни лучше говорить на общепонятном языке. Однако здесь, на мой взгляд, возможны отдельные исключения — когда узкоспециальному термину трудно подобрать адекватный и понятный всем аналог, и потому я озаглавил данную статью именно так, а не иначе.

Почему квантовая?

теория клеваДвое приятелей-рыболовов ждут третьего на выходе из метро, высматривая его среди выходящих из подземного перехода людей. Один вдруг замечает: "А толпа-то — "квантуется", почти как клев щуки на Истре в прошлое воскресенье…" В переводе на нормальный язык это означает вот что. Люди из метро выходят сериями: подошел поезд — выходит с полсотни пассажиров, потом минуты три-четыре — почти никого. Что-то похожее было и на последней рыбалке: то пару часов ни у кого — ни тычка, потом вдруг одна поклевка, вторая, третья… В общей сложности на всех десятка полтора контактов за 5-7 минут; затем — как обрезает, но спустя еще какое-то время следует новый вал поклевок — столь же стремительный, но скоротечный… То, что поклевки хищной рыбы очень часто бывают неравномерно распределены по времени, с этим, наверное, согласятся все. Другое дело, что степень этой самой неравномерности бывает разной и о причинах иногда можно судить с уверенностью, но часто приходится лишь строить догадки. В любом случае тема эта заслуживает интереса, а "квантовая" теория клева — это специальный раздел нашей "рыболовной науки", в котором исследуется и анализируется это самое явление. Слово "квант" в абстрактном переводе означает некое компактное образование чего-либо во времени на фоне общей рассредоточенности. В роли этого "чего-либо" могут выступать и поклевки в ловле рыбы спиннингом. Для меня основой "квантовой" теории во многом послужил мой рыболовный дневник, который сейчас состоит уже из трех толстых тетрадей и содержит информацию о примерно двух тысячах выездов на рыбалку. В числе прочего я старался фиксировать в дневнике и моменты времени, на которые приходились поклевки, — буквально все, с точностью до минут, если их было немного, и основные временные пики, если поклевок за день было более десятка. Понятно, что анализировать весь этот огромный объем информации следует, не сваливая все в кучу, а разделив на несколько групп — по видовой принадлежности рыбы, характерным особенностям водоема, погодным явлениям и т. д. При таком подходе довольно часто удается проследить закономерности, в соответствии с которыми в какие-то моменты времени поклевок бывает гораздо больше, чем в среднем, и дать рекомендации, как лучше действовать, чтобы почаще попадать именно на такие моменты, а не наоборот.

Первопричин, или, если точнее, сопутствующих внешних проявлений тех факторов, которые вызывают резкую активизацию клева, очень много, и все они принципиально разные. Я попытался проанализировать хотя бы некоторые из них и далее хотел бы предложить этот анализ вашему вниманию.

Непредсказуемые аквариумные бассы

Начать я бы хотел с истории, которая, с одной стороны, резко отличается от того, о чем речь пойдет далее, с другой — в реальной рыболовной практике что-то подобное происходит очень часто. И наша "квантовая" теория может лишь констатировать развитие событий, но не объяснить его.

Дело было не на рыбалке, а на выставке ICAST. О некоторых новинках этого крупнейшего рыболовного шоу вы могли узнать из октябрьского номера журнала. Теперь давайте уделим внимание несколько необычному элементу экспозиции, который периодически собирал по несколько десятков посетителей. Чуть в стороне от основных стендов выставки располагался аквариум длиной порядка 15 м и глубиной метра два, в котором плавало с полсотни рыб. Не надо быть особо прозорливым, чтобы сразу догадаться: то были не вуалехвосты и даже не караси с карпами, а бассы — те рыбы, на ловле которых держится значительная часть американской рыболовной индустрии. И плавали они в стеклянной клетке не для красоты…

Рядом с аквариумом было вывешено расписание, и в отведенные часы кто-то из профессиональных охотников за бассом (Билли Дэне и др.) устраивал показательное тестирование приманок. Крючки с воблеров и блесен или снимали вообще, или заменяли "бутафорскими" — так что рыба не травмировалась. Показ длился 15-20 минут, и за это время шоу-мен успевал сделать около полусотни забросов, сопровождая свои действия комментариями, которые состояли в основном из сленговых словечек и выражений, поэтому что-то разобрать удавалось с трудом. Впрочем, происходящее в аквариуме было в основном понятно и безо всякого словесного сопровождения. Что самое удивительное — бассы клевали, и не только в первый день в первой серии испытаний, но в последующие дни выставки, когда их, казалось бы, совсем "забомбили". И все же самым примечательным оказалось другое. Главной целью организаторов было представление приманок, в основном воблеров-крэнков, но если не вдаваться в тонкости, то рыба клевала на все, однако очень неравномерно по времени.

Вот как это происходило. К заранее объявленному часу зрители собирались перед аквариумом, а шоу-мен занимал позицию на небольшом постаменте рядом с ним. После короткой вступительной речи, в которой говорилось о достоинствах представляемой приманки, рыболов переходил к делу. Один заброс, второй, третий… Ход приманки и реакция на нее бассов — все это было видно так же четко, как в рекламных роликах. Но я не помню случая, чтобы поклевка последовала на первой же или второй проводке, хотя всего просмотрел пять или шесть серий таких демонстраций. Ведь по общей логике и опыту, именно в самом начале следовало ожидать реакции рыбы на приманку.

Больше удивляло то, что человека со снастью в руках такой ход событий ничуть не смущал, он как будто был уверен в позитивном результате. И в самом деле, иногда с десятого заброса, иногда с двадцать пятого бассы вдруг начинали замечать воблер. Это выражалось по-разному: и в "злых" поклевках, когда приманка полностью исчезала в рыбьем рту, и в ненавязчивой игре в "догонялки", когда басе проходил за воблером какое-то расстояние, но так и не решался на финальную атаку.

С позиции той темы, которую мы сейчас рассматриваем, важно то, что все эти факты интереса хищника к приманке имели место на нескольких (трех-четырех-пяти) забросах подряд. Короткий период активизации рыбы заканчивался так же внезапно, как и начинался, затем опять шла длинная серия из пустых проводок. Но вот после нее, как правило, следовал новый цикл активности. И такое наблюдалось не раз и не два. Хотя одиночные поклевки тоже иногда случались, серийных — было раза в три больше…

Когда я попытался осмыслить увиденное, первое, что подумалось: аквариум — это все же не самый показательный полигон для испытаний, рыба там "не совсем настоящая", и делать какие-либо выводы на основе таких наблюдений, наверное, было бы не совсем правильно. Однако в сознании все же отложился "квантовый" характер распределения поклевок, объяснить который я так и не смог. Параллельно вспомнилось несколько очень похожих случаев из реальной рыбалки, имевших место ранее, а на необъяснимые серийные поклевки на последующих рыбалках я стал обращать более пристальное внимание.

Окуневые "выходы"

В ловле рыбы спиннингом слово "выход" как раз и означает короткий период внезапной активизации клева на фоне полного или почти полного отсутствия поклевок до и после. "Выходы" обычно ассоциируются с ловлей судака и щуки, но окунь ведет себя подобным образом даже чаще. Окуневых поклевок, как правило, бывает существенно больше, чем щучьих или судачьих, а больший объем статистики позволяет делать более обоснованные выводы. Для начала — пример с последнего чемпионата России. В первом туре до десятка участников ловили окуня на акватории длинного кишкообразного залива. День был далеко не самым лучшим по клеву, но в заливе, в отличие от многих других мест, окунь, пусть и откровенно мелкий, все же проявлял хоть какую-то активность, однако она неравномерно распределялась по времени, да и по пространству тоже.

Началось все с того, что впервые минут десять, после того как мы с моим партнером по команде Вадимом Гиндиным пришли на залив, вообще не было поклевок. Потом Вадим дал мне отмашку: у него клюет! Он поймал штук шесть окуней на десяти забросах. Я за то же время — всего одного, потому что находился далековато от эпицентра событий. Имел место кратковременный "локальный выход"…

Потом таких "локальных выходов", на которых кому-то удавалось ловить больше, кому-то — меньше, было еще до десятка. Главное, были и "глобальные выходы", при которых окунь активизировался не на компактном пятачке, а на большом пространстве, что можно было понять и по видимому издалека бою, и по тому, как почти одновременно начинали вытаскивать окуней одного за другим разные рыболовы, стоящие на довольно больших расстояниях друг от друга. Точнее, это получалось не у всех одинаково хорошо, поскольку даже в моменты почти что бешеного клева сказывались выбор приманки и правильная техника ее подачи.

В итоге получилось так, что около двух третей всей рыбы, которых мне удалось поймать в тот день, я взял во время "выходов", хотя по суммарной продолжительности они были очень небольшими. Кроме того, такой "квантовый" режим клева способствовал выбору специальной тактики. Пока не было признаков "глобального выхода", можно было, насколько это получалось, активно перемещаться, забрасывая оснастку в разные уголки акватории и рассчитывая на окуней-одиночек или на "локальный выход". Но стоило окуню "забулькать" где-то на удалении сразу в нескольких местах, как имело смысл не срываться в направлении ближайшего "котла", а, напротив, не тратя драгоценное время на перемещение, облавливать непосредственно прилегающую к лодке зону. По крайней мере, именно такой тактический вариант дал максимальный по улову результат…

Окуневые "выходы" характерны для самых разных водоемов. Все-таки акватория чемпионата России может кому-то показаться уж слишком богатой на окуня, поэтому приведу в некотором роде противоположный по выбору водоема пример.

В моем "приусадебном" Люблинском пруду, если когда-то и было много рыбы, то только во времена Сабанеева — это следует из контекста упоминаний пруда в книгах Леонида Павловича. Сейчас это заурядный столичный водоем, где поймать рыбу под силу далеко не каждому, да и подтравливают ее время от времени. Впрочем, года три-четыре назад окуня на пруду было по московским меркам много, и летними вечерами я его частенько ловил. При этом удалось подметить одну любопытную закономерность. Обычно основной клев приходился на один вечерний час (или, может, чуть больше), начало отсчета которого совпадало с моментом, когда солнце скрывалось за деревьями парка. Пока косые солнечные лучи еще падали на воду пруда, можно было рассчитывать максимум на отдельные поклевки. Но вот прибрежную полосу начинала стремительно поглощать тень, и почти сразу же окунь начинал бить и решительно атаковал воблер — поклевки шли на каждом третьем-четвертом забросе. Получалось так: минуть пять назад еще светило солнце, и окунь никак себя не проявлял, а теперь вдоль всего участка берега протяженностью в сотню метров раздавались плюхи, рассыпался малек и очень весело клевал окунь.

Однако длилось все это недолго. Проходило еще 5 минут — и всплески почти прекращались. Далее следовала пауза — когда минут двадцать, когда более получаса, и прибрежная полоса вдруг оживала. Снова поклевки — если не на каждом забросе, то через два на третий, и несколько пойманных почти подряд окуней. А потом опять все замирало.

Вариантов продолжения могло быть два: или примерно то же самое, но только вечером следующего дня, или еще где-то через полчаса окуни "собирались с силами", и уже в изрядно сгустившихся сумерках следовал третий "выход"… Если под первый "выход" еще можно было подвести какое-то обоснование, поскольку он был связан с довольно резкой сменой освещенности, то дать правдоподобное объяснение второму и третьему я так и не смог. Точнее, я не смог объяснить, почему клев носил ярко выраженный "квантовый" характер, а не был более или менее равномерно "размазан" по времени. Сама же по себе вечерняя активизация клева для окуня — в порядке вещей. Особенно она характерна для прудов и неглубоких участков озер и водохранилищ летом, когда стабильно стоит жаркая погода. При этом бывают случаи, в которых окунь, начав клевать с заходом солнца, останавливается только с наступлением почти кромешной темноты но нередко бывает и так как на Люблинском пруду, клев проявляется в виде одного или нескольких скоротечных "выходов".

Я бы мог привести еще несколько примеров "квантового" клева окуня, в чем-то схожих, в чем-то различных, но, наверное, лучше перейти к обобщениям, на основе которых можно было бы построить эффективную тактику ловли. Прежде всего, стоит понять, насколько для той акватории, на которой вы ловите, вообще характерен "квантовый" клев, и стоит ли именно на него делать ставку. Касательно вечернего выхода — понятно. Здесь надо хотя бы просто дождаться сумерек, чего многие в летнее время не делают, считая окуня чисто дневной рыбой. При дневных скоротечных "выходах" многое зависит от того, локальный это "выход" или "глобальный". "Глобальные" — наблюдаются сравнительно редко, но если что-то похожее на акватории уже было, значит, с очень высокой вероятностью это повторится, и к "выходу" надо быть готовым. И когда в следующий раз вода вдруг сразу в нескольких точках "забурлит", не стоит дергаться, пытаясь приблизиться к одной из этих точек, а нужно ловить в том месте, где вас застал очередной "квант" окуневого клева. Даже если в самой непосредственной близости от вас нет явных внешних признаков активности окуня, все равно вы свою рыбу должны поймать, поскольку вспышка активности охватывает практически всю стаю в пределах однотипного участка акватории.

С локальными "выходами" и проще, и сложнее одновременно. Проще потому, что случаются они существенно чаще, сложнее — так как здесь важно в нужное время оказаться вблизи нужной точки. В моей статье про "атипичную" ловлю окуня был дан рецепт того, как можно действовать в подобной ситуации — когда вы находитесь на обширном водном пространстве, а окуни проявляют себя очень скоротечным "боем" то тут, то там. Поплавок "сбирулино" на соответствующей дальнобойной снасти очень эффективно решает проблему. С ним радиус "поражения" составляет примерно 100 м и, что не менее существенно именно в охоте за окунем, мы имеем возможность провести приманку в верхнем слое воды в небыстром темпе.

Один из самых важных моментов: во время "выхода" нельзя экспериментировать с поиском оптимальной приманки. В те несколько минут, когда происходит окуневый жор, следует ловить на то, что в данном случае наиболее эффективно, и с выбором надо определяться до, а не в процессе. Тот относительно слабый клев, который бывает в промежутках между "выходами", служит неплохим индикатором предпочтений окуня по типам приманок. Обычно выбираем из следующего: воблер-минноу, мини-джиг, поппер, небольшой "Кастмастер", воблер-крэнк, "вертушка"… Я специально дал набор типов приманок в усредненном порядке предпочтения — от наиболее эффективных к наименее. Но это — в среднем, в каждой конкретной ситуации окунь может охотнее всего отзываться на одну из "менее рейтинговых" приманок, и вопрос ее выбора не стоит откладывать на самый последний момент, когда уже надо ловить, а не экспериментировать.

Нас много на каждом километре

В советские времена шел по ТВ сериал с таким названием, снятый в одной из дружественных нам в те времена стран. Я потому о нем вдруг вспомнил, что название фильма перекликается с одним интересным явлением, с которым мы иногда сталкиваемся на рыбалке. Разве что километры стоит на метры поменять.

В фильме "хорошие" люди воевали с "плохими", но "хороших" было гораздо меньше. И чтобы создать иллюзию массовости, на какие только ухищрения они не пускались! У противников и в самом деле создавалось впечатление, что им противостоит целая армия… С чем-то похожим мы иногда сталкиваемся на рыбалке. Один из самых показательных в этом смысле случаев произошел со мной несколько лет назад зимой на незамерзающей подмосковной речке. Тот день выдался откровенно неудачным. Имея в активе лишь одного пойманного "шнурка", я уже подходил к конечной точке маршрута, неподалеку от которой все и произошло.

В том месте на моем берегу лежали два дерева, ветки которых частично уходили в воду, а под противоположным — проходила канавка, центральная же часть русла речки была очень неглубокой — благодаря поляризационным очкам и прозрачности воды там хорошо просматривалось светлое песчаное дно. Начал я с того, что встал выше верхнего из поваленных деревьев и бросил джиг по диагонали под противоположный берег. Когда приманка была уже на мели, я заметил бросившуюся на нее из той самой канавки щуку. Тут же последовал контакт, но пустой, а щука по инерции метнулась под дерево, которое лежало буквально в нескольких метрах от меня. Я поправил твистер и забросил оснастку прямо под дерево. На втором шаге ступеньки мелькнул светлый щучий бок, и рука ощутила поклевку. На этот раз рыбу удалось подержать, но очень недолго — менее секунды. Она "свалилась", и я заметил уходящий вниз силуэт.

После того как рыба уже посидела на крючке, пусть даже самую малость, шансы спровоцировать ее на повторную поклевку становятся минимальными, но все же они остаются, поэтому я зашел за первое дерево, рассудив, что щука должна была остановиться метрах в десяти ниже — у второго, и забросил в направлении уходящих в воду веток. На первой проводке ничего не было, но вот на второй — щука себя обнаружила, сделав движение в сторону приманки и показав мне бок, но без контакта. Еще пара забросов — и нормальная поклевка, но, увы, опять "мимо кассы", и снова — смена дислокации. Было заметно, как щука ушла под противоположный берег. В довершение всего — еще одна поклевка (как раз из-под того берега) и в клочья разодранный твистер, но не более. Дальнейшая "осада" не возымела результата.

Зачем я столь детально расписал развитие событий на провальной, в общем-то, рыбалке? А вот зачем. Представьте все то же самое, но только или водичка помутнее, или поляризационные очки остались бы дома. При почти полном отсутствии клева в течение всего дня — четыре четких контакта минут за пять, пусть и в близких, но все же в разных точках. Это типичнейшая картина "выхода". И в голову не могло бы прийти, что все поклевки — проделки одной-единственной щуки. Я был бы уверен, что в этом месте на речке щуки собрались на "партийный форум". Надо полагать, что изрядное количество серийных поклевок, когда мы ловим в основном на джиг щуку или судака, укладываются в ту же схему: следует один контакт, второй, третий… А это всего лишь одна рыба кусает нашу приманку: удачно — для себя и неудачно — для нас. А мы ничуть не сомневаемся, что имеем дело с целой стаей.

Впрочем, для рыбы эта "игра в массовость" частенько заканчивается печально. Не далее как на предпоследней рыбалке удалось поймать щуку лишь с шестого захода. Происходило это на маленькой речке. Сначала были поклевки на "поролонку", дроп-шот, поппер и дважды — на воблер. Все — на виду и мимо. После смены воблера произошла шестая поклевка. Щука капитально села на оба тройника. Я потом проверил: а вдруг это клевали очень похожие, но разные щуки? Однако после поимки никаких признаков жизни на точке уже не было…

Под грохот поезда

Есть в "квантовой" теории клева один раздел, который стоит несколько особняком. В одной характерной ситуации "выходы" хищника можно спрогнозировать заранее. Если вы ловите на акватории в непосредственной близости от железной дороги, будь то мост или хотя бы насыпь с путями, протянувшаяся вдоль уреза воды, то очень часто всплески активности бывают четко привязаны к моментам прохождения тяжелых поездов. Нет поезда — нет или почти нет поклевок. Но вот идет товарняк — тут же мы видим всплески жереха или другой хищной рыбы, и главное — начинаются поклевки. А как только поезд удаляется, все замирает…

На такую закономерность я впервые обратил внимание лет двадцать назад, когда ловил на Клязьме, у моста в районе ст. Усад. Потом мы с друзьями очень неплохо "ловили на поезд" на Оке, под Серпуховом. Даже на Москве-реке, под метромостами, где уровень шума от проходящих поездов значительно ниже, можно временами проследить тот же эффект. Объяснение феномена, на мой взгляд, таково. Прохождение поезда сопровождается своего рода землетрясением (или, если ближе к теме, "водотрясением"), уровень возникающих при этом колебаний таков, что рецепторы боковой линии подавляются, и рыба не в состоянии адекватно контролировать происходящее вокруг. Этим-то и пользуются хищники по отношению к своим жертвам, пробираясь к ним незамеченными. Потому и основные пики активности хищной рыбы (чаще это жерех, судак и голавль) приходятся на те самые минуту-полторы, пока на мосту или насыпи грохочет тяжело груженый состав, разумеется, не под всяким мостом можно с успехом использовать это явление. Под одни — нас как потенциальных террористов просто не пустят, под другими — нет ничего такого, что привлекало бы хищную рыбу-все плоско и мелко. Но если вам случится оказаться в подобном месте, обратите хотя бы внимание, не начинает ли хищник бить по поверхности, когда проходит поезд, или попробуйте постучать джигом по дну лежащего ниже опоры приямка — даже если до поезда вы это делали без малейшего намека на успех. Всякое может быть.

"Щелчок тумблера"

Иногда с клевом происходят какие-то совершенно непостижимые вещи. Как вариант: ни у кого нигде не клюет, и вдруг, как будто кто-то там на небесах щелкает переключателем, одновременно у многих рыболовов следуют поклевки. Или наоборот: вот оно весело клевало, и внезапно все как отрезало…

Один из самых показательных случаев первого рода имел место на соревнованиях "Кубок чемпионов" на Горьковском водохранилище. Несмотря на оптимальное время (начало октября) и идеальную погоду (тихий облачный день), клев был отвратнейшим. Лодки с участниками разъехались по очень большой акватории — примерно 7×10 км, но, кроме окуня, никакая рыба не клевала нигде. А сделать нормальный результат в окуне (из-за ограничения по пяти "хвостам") не было никаких, шансов. Потому-то все очень старались поймать щуку.

теория клеваВ конце концов мне улыбнулась удача, и я сумел вытащить сначала одну щуку — существенно больше 4 кг, а буквально спустя пару минут — вторую, поменьше. После чего все вернулось к исходному состоянию — ни одной поклевки "зубастой" за оставшиеся три часа. На финише выяснилась одна очень любопытная вещь: были пойманы еще две щуки и не пойманы, но клевали — еще три. И все семь щучьих поклевок пришлись на интервал времени максимум минут десять, причем на очень обширной акватории с довольно разнородными условиями. А ведь никаких сколько-нибудь заметных погодных явлений во время этого "выхода" не было. Вот уж действительно — словно кто-то тумблер перекинул, сначала — в одну сторону, а вскоре — и в обратную… Следующий случай — в чем-то похож, в чем-то нет. Тот же "эффект тумблера", только не туда-сюда, а в одну сторону, и не в ту, в какую хотелось бы. …

Ноябрь 2003 г. На водохранилище Дипотамос проходят соревнования по ловле басса. Клев — не то чтобы бешеный, но вполне приличный. Правда, клюет откровенная мелочь, а правила — как в международной практике — все с тем же ограничением в пять "хвостов". Тем, кто регулярно участвует в соревнованиях по спиннингу, очень знакома такая постановка вопроса: что лучше — создать задел на мелкой рыбе, а потом — пойти за крупной, или, наоборот, сначала постараться поймать "крупняка", а под конец, если что, уйти от нуля на мелочевке? Я выбрал какую-то промежуточную тактику — чередовал ловлю нормального басса на глубине с ловлей недомерков на поппер вдоль берега. Другие участники — кто как. Последовательное сопоставление тактических схем было прервано никем не спрогнозированным явлением: в один момент басе просто перестал клевать, причем везде и любой — на отмели и в глубине, мелкий и тот, что покрупнее… В результате только одному из участников удалось, как принято говорить, "закрыться", то есть поймать положенные пять "хвостов". Я недобрал одну рыбу, другие — больше.

Правда, на этот раз тотальное прекращение клева имело сопутствующие природные проявления: если поначалу по небу бежали разрозненные облачка, то потом на озеро наползла большая туча и, как это нередко бывает в горной местности, остановилась. Басе, как мы успели заметить, вообще лучше берет при солнце, но вот чтобы одно-единственное облако полностью убило всякую его активность — такого не ожидал никто. Теперь сделаем некоторые обобщения. То проявление "эффекта тумблера", которого мы коснулись в первом примере, отличается абсолютной фатальной непредсказуемостью. Показательно, что информация о подобных случаях чаще поступает именно после соревнований — спортсмены просто обязаны "рыть землю", продолжая ловлю даже при полном отсутствии клева, и, в конце концов, нередко дожидаются "момента икс", когда следует "квантовый выход", и делают результат. В простой же любительской рыбалке полное бесклевье очень быстро сводит весь энтузиазм к нулю, большинство рыболовов предпочитают не упорствовать, сворачивают снасти и отправляются по домам. Потом, правда, следует звонок приятеля, который не поддался упадническим настроениям, остался на водоеме до конца и наловил за считанные минуты полрюкзака рыбы.

Вывод отсюда таков. Не важно, участвуете ли вы в соревнованиях или ловите только удовольствия ради. Если уж запланировали ловить от звонка до звонка, то постарайтесь этот план исполнить. "Выход" может и состояться, и нет, но даже если он не состоится, вы почти ничего не потеряете, а вот если все будет, но без вас, поверьте, долго потом спокойно спать не будете… Что же до "эффекта тумблера", связанного с погодными явлениями, то он все же чаще оказывается не таким, как было на соревнованиях по ловле басса, то есть со знаком минус, а строго наоборот. Когда я был десятилетним пацаном, помню, кто-то из взрослых рыболовов, глядя на приближающееся грозовое облако, произнес слово "пятиминутка. И в самом деле, за несколько минут до сильного ливня клев окуня и щуки из вялого превратился в бешеный.

Позже я не раз попадал в аналогичную ситуацию. Особенно впечатлил случай, когда с левого берега на Горьковское водохранилище стремительно надвигалась сплошная чернота со всполохами молний, а мы ловили посреди водоема. За полдня удалось поймать всего по паре "хвостиков", а тут — поклевки пошли одна за другой! Борьба рыбацкого азарта и чувства самосохранения завершилась разумным компромиссом: снялись с якорей в последний момент и успели дойти до бухты за полминуты до того, как задул шквалистый ветер и на водоеме вздыбились метровые волны…

Когда "выход" — это буквально

Трудно сказать, как именно слово "выход" вошло в рыболовный обиход именно в том значении, в каком мы его употребляем, но бывают ситуации, когда у хищника это происходит буквально: он стаей выходит на ту точку, где мы его ловим. Такое бывает, например, при ловле судака во время его преднерестового хода. Если события развиваются по классике жанра, то картина выглядит так.

Несколько спиннингистов ловят на участке берега протяженностью 30-40 м. До некоторого времени ничего интересного не происходит — разве что отмечаются редкие разрозненные контакты. Но вдруг (сначала — у крайнего, потом последовательно почти у всех) начинаются "злые" поклевки! Длится "выход" очень недолго, и последний контакт обычно бывает у того, кто располагается последним в направлении уходящей стаи. После чего все ждут ее следующего подхода. Очень четкую картину "буквального выхода" мне удалось подсмотреть на реке Арно в Италии. Сначала я просто ловил голавлей, располагаясь в одном из немногих прогалов между береговыми деревьями. Клев носил ярко выраженный "квантовый" характер: вначале три-четыре контакта, затем пауза в 10-12 минут, потом снова то же самое. Поднявшись на расположенный сзади бугор, я понял, почему! все происходит именно так. На участке реки в том месте вода из-за находящейся выше по течению полузапруды циркулировала по большому кругу. Стая голавлей (а в ней, насколько я мог видеть, было не менее двух десятков рыб) также перемещалась по этому кругу, только в противоположном направлении и периодически выходила в тот сектор, куда я забрасывал свою блесну…

Схожая картина (только без непосредственного визуального контакта с рыбой) вообще часто наблюдается там, где имеет место циркуляция воды по протяженной замкнутой траектории, что особенно характерно для нижнего бьефа гидросооружений. Так, на Оке под Белоомутской плотиной прежде можно было весь день стоять на точке, время от времени вылавливая подходящих судаков, причем чаще сериями, а не поодиночке. Правда, года два назад дно в том месте было перерыто земснарядом, и с периодичностью выходов стало похуже… Наконец, в одном из классических вариантов ловли спиннингом — стоя взабродку на перекате, расчет ведь тоже делается на то, что хищник физически выйдет на точку. Здесь отсутствие поклевок в начале ловли ни о чем не говорит. Ведь когда на однородном участке реки имеется компактный перекат, хищная рыба (жерех, судак, окунь, голавль) на нем не живет, но регулярно наведывается сюда подкормиться. И если в известном в спиннинговых кругах слогане "темп и позиционирование" вам ближе по духу вторая его часть, то, заняв точку на перекате и никуда с нее не сходя, вы имеете все шансы к концу дня быть с очень приличным уловом.

К. Кузьмин

"Рыбачьте с нами № 12 — 2004 г."




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*