Тихая ловля вприглядку

Тихая ловля вприглядку

Тихая ловля вприглядку

Озера, пруды и речки, после того как проходит период самого первого льда, быстро надоедают, хочется чего-то более масштабного и глобального. Посему решил идти на Волгу, на Чебоксарское водохранилище. Ехать далеко не хотелось — не понятно еще, найду ли надежный лед на волжских просторах, у города же есть пара больших заливов, в которых лед куда мощнее, чем на основном течении — "трубе", как называют его наши рыболовы.

ловля вприглядкуВыбрал Речной порт. Каждый год здесь разная ситуация с рыбой — то ее откровенно много, то очень мало. Хотелось верить в лучшее, но бездвижные силуэты рыбаков на льду печально говорили об отсутствии клева. Видимо, все как в прошлом году — ни окунь, ни сорожка не зашли в порт. Не ехать же обратно — делаю первую лунку. Еще в прошлом году здесь велась стройка, очень сильно поменялся рельеф дна и основная рыба — окунь и сорожка — покинули места прежнего обитания. Вот пару лет назад клев здесь был очень хороший, да и окушки порой попадались знатные.

Сейчас же клюет лишь откровенная "матросня" — окуньки с окурок. В печальную перспективу весь день ловить рыбу по принципу "поймал-отпустил" верить не хотелось. Делаю лунку за лункой, ищу бровки-коряжки, словом, все то, что могло заинтересовать более-менее приличную рыбу. Менял мормышки, пробовал блесны и балансиры — все оставалось по-прежнему, клиент один и тот же — крайне мелкий.

Остальные рыболовы ловили тех же "окурков" и по одному уходили со льда Речного порта — шли в искусственный залив за портом, где окуни клевали на пару-тройку сантиметров крупнее, да сорожка-лаврушка попадалась.

Свято верю в то, что своего окуня сегодня обнаружу, но лишь 10-граммовые окуньки периодически становились уловом. Эти негодяи клюют со дна, и в полводы, и под самим льдом. В одной лунке после трех "окурков" неожиданно попадается окушок граммов под двести. На радостях опускаю мормышку на тот же уровень, где произошла поклевка — и снова вытаскиваю… очередного "окурка". Недолгой была радость. Со злости отдаю его голодной вороне, а сам опускаюсь на колени, пытаясь всмотреться в темень лунки. Однако не так уж тут и темно — ясно вижу дно и полосатые спинки "окурков". Опускаю мормышку — к ней кидается эта резвая мелочь, увожу от них мормышку чуть повыше. Тут же вылетает тень посерьезнее — на глаз, ее обладатель весит не меньше трехсот граммов! Сердце замирает. Окунь плавно подходит к застывшей в толще воды мормышке и втягивает ее! Но с противоположной от крючка стороны! Делаю резкую подсечку, окунь получает "удар по губам" и обиженно уходит.

Крупный окунь явно здесь присутствует, вот только многочисленная мелкотня не дает ему дойти до мормышки — после нескольких поимок мелочи крупный окунь в этой лунке настораживается и к мормышке охладевает.

Опускаю мормышку снова. На крючке завлекательно болтается пара свежих мотылей. Мормышка еще только опускается — а к ней уже несутся тощие обладатели десятиграммового веса. Проваливаю сквозь них мормышку прямо на дно и тихо по нему ею постукиваю. Со стороны уже движется более-менее приличная спина. Наклоняется набок и уголком пасти поднимает приманку со дна! Эх-хе, иди сюда!

Окунишка граммов на сто — это тоже неплохо.

Мормышка снова уходит в лунку. "Дробить" начинаю от самого дна — мелкие матросики, собравшись в кольцо вокруг мормышки, с каким-то наивным любопытством поднимаются за ней все выше и выше. Их периодические поползновения схватить приманку пресекаю резким подъемом на четверть метра. И вот мормышка около самого льда, хочу опустить ее снова ко дну, как со стороны вылетает приличная тень и окунь граммов под двести становится уловом.

Сгорбленный, сижу на ящике и тенью от своей головы прикрываю лунку — так лучше видно, что в ней происходит — на кивок не смотрю, он находится в паре сантиметров от глаз. Всю ситуацию наблюдаю воочию, не по кивку, а как по телевизору, в лунке.

Недалеко бегает блеснильщик — но у него ничего не получается, равно как и у десятка других рыбаков. Лишь изредка они вытаскивают одного-двух некрупных окуня, а блеснильщик — и вовсе ничего не поймал.

Начинаю понимать суть такой ловли — крупный окунь несколько пассивен, в отличие от мелкого, и главная задача — как можно дольше продержаться без поклевки и, соответственно, вываживания мелкого окуня, которое портит всю конспирацию и настораживает умудренного жизненным опытом полосатого товарища.

На этой лунке клевать перестает — но и так она дала три приличных окуня, уже хорошо. Решаю пройтись по старым лункам и проверить, был ли там крупный окунь. Мормышку еще не опустил, просто вглядываюсь в лунку — вот песчаное дно, камушки, травинки. Никого не видать, но стоит опустить мормышку, как со сторон сбегаются окуни. И стар, и млад — граммов от десяти до, так подозреваю, полкилограмма, ну, граммов четыреста точно! Самые наглые — мелкие. Теперь знаю отвороты от них. Как только какой-нибудь малек пытается съесть мотыля на мормышке, опускаю ее резко на дно. Обычно это срабатывает на крупном окуне — он тут же наклоняется боком, опускается чуть ниже и подбирает мормышку со дна. Иногда втягивает резко воду, иногда просто поднимает со дна губами. На мормышку без насадки он так не реагирует, и если она упала на дно, теряет к ней интерес, а вот с мотылем — с удовольствием поднимает. Как сорожка или лещ какой-нибудь.

Вхожу в темп и начинаю ловить более-менее приличных — 100-200 граммов — окуней, одного за другим! Блеснильщик все облизывается, но, видимо, уверенность в блесну не дает ему перейти на мормышку. Советую отказаться от блесны и он отступает. Садится на лунку, играет мормышкой, не получается, меняет лунку, в очередной берет наконец окуня и, довольный, уходит домой. Говорит, этого хватит на ужин кошке.

Окуни клюют по-разному: кто-то поднимает со дна, кто-то всасывает мормышку, висящую довольно долго в толще воды, где-то посередине между льдом и дном, а кто-то предпочитает брать на игре. Берет не очень уверенно, но техника теперь на высоте. Главное, видеть, что происходит рядом с мормышкой. Поэтому глубины свыше 1,8 метра и участки с илистым дном, где ничего не видно, обхожу стороной.

Уже ближе к вечеру рыбаки перебрались с мелководий ближе к выходу из порта и нарвались-таки там на плотву и подъязка. Белая рыба в этот день была активнее прибрежных окуней, посему была проще на поимку. Но мы ведь не ищем легких вариантов?

С. Семенов

Фото автора

"Российская Охотничья газета № 50 — 2008 г."

Внимание!

В качестве исходного материала использована статья с сайта "Калининградский рыболовный клуб"




Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*